ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Небо в алмазах
Сердце бури
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Квази
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Мама для наследника
Содержание  
A
A

Возле них затормозила красная спортивная иномарка, за рулем сидела новая знакомая Ильи Жанна.

– Как хорошо, что я вас догнала, – говорила она, не выходя из машины, сквозь опущенное стекло. – У меня плохие новости. Вашего друга в отделении нет.

– Как нет? Ведь его при мне задержали.

Жанна, вздохнув, пожала очаровательными плечами.

– Есть два варианта: либо его сразу передали в руки бандитов, либо… – Она замолчала.

– Что "либо"? Что вы имеете в виду?!

– Либо его уже нет в живых. Но до отделения он не доехал – это верные сведения.

– Как нет в живых?! – не понял Илья, наклоняясь ближе к окошку.

– Послушайте, милая девушка! – встрял в разговор Свинцов. – Откуда вам это известно?

– Мне много чего известно, Степан Иванович,-сказала из машины Жанна, бросив взгляд на Свинцова. – Мы, конечно, попробуем найти какие-нибудь следы вашего друга, – продолжала она, глядя на Илью. – Если что-нибудь станет известно, мы сообщим. Позвоните завтра по этому же телефону, если меня не будет, я оставлю для вас сообщение. Будем надеяться на лучшее.

Жанна махнула рукой в знак прощания. Машина умчалась.

Илья стоял на тротуаре, глядя вслед машине, стараясь осознать сказанное.

– Откуда она знает, как меня зовут? – спросил Свинцов. – Ты сказал?

– Нет, – в задумчивости проговорил Илья. – Они много чего знают… Послушайте, Степан Иванович, дайте мне адреса китайских квартир,-нащупав в кармане газовый пистолет и сразу ощутив силу в руках, Илья расправил плечи.

– Ты, Илья Николаевич, погоди, – беря его под руку, заговорил Свинцов. – Поедем сначала ко мне в голубятню. Там обмозгуем, что делать. О! Наш троллейбус.

Пока ехали в троллейбусе, Свинцов шептал расстроенному Илье:

– Пойми, Илья Николаевич, что если Сергей попал в лапы Китайца или Малюты – сейчас это все равно,-то вытащить его оттуда будет очень сложно. У них парни натренированные. Вспомни, как тебя Сергей выручал. Что мы с тобой против их кулаков и их пистолетов? Самих только без толку угробят.

Свинцов постоянно как шпион озирался по сторонам и если замечал невдалеке подозрительное лицо, тут же уводил Илью в другую часть троллейбуса. Так они и ехали, пробираясь в толкучке то в один конец вагона, то в другой. И если смотреть со стороны, вели себя очень подозрительно.

Вышли они на остановку раньше нужной. Свинцов, все время боявшийся слежки, по хитро придуманному графику менял место высадки, то выходя на остановку раньше, то – на остановку позже. А иногда, совсем уж усложнив свою хитрость, на нужной остановке.

– Ну что же делать? – спросил озадаченный Илья. – Его ведь выручать нужно.

– Сейчас я точно все узнаю в отделении,-пугливо оглядываясь, говорил Свинцов. – Тогда решим. Прямо в отделение попробую позвонить.

Они свернули на нужную улицу. Впереди торопливо, шаркая по асфальту, шла сгорбленная старуха с клюкой.

– Есть у меня несколько ребят надежных из ополчения моего, – говорил Свинцов, когда они подходили к подворотне. – Может, они помогут.

– Я никогда себе не прощу, если Сергей из-за меня погиб, – задумчиво проговорил Илья.

Они свернули во двор. Впереди маячила знакомая спина старухи в платке. Хотя шли они быстро, но никак не могли догнать быстроногую старуху. Бабка имела еще кучу сил и энергии, коли ходила так скоро, нося с собой клюку, вероятно, для того чтобы занимать лучшие места в транспорте.

Перешли в другой двор, потом – в третий. Свинцов беспрестанно озирался по сторонам, вглядываясь в окна, в лица прохожих… И снова, уже в последнем дворе, где за гаражами была потайная лестница, увидел Илья сутулую старушечью спину, но она тут же пропала неизвестно куда.

– Так, пошли, – постояв у щели между гаражами и осмотревшись хорошенько, скомандовал Свинцов. Он пропустил вперед Илью, потом вошел сам.

Илья уже взялся за нижнюю перекладину пожарной лестницы, но, взглянув вверх, так и ахнул – шустрая старуха, преодолевая последние ступени пожарной лестницы, выбиралась на крышу.

Илья указал на нее Свинцову.

– Что это она там забыла? Опять, что ли, голубей красть! – проговорил Свинцов задумчиво. – Ну, карга, погоди у меня!

Он отстранил Илью и взялся за перекладину.

– Будьте осторожнее, – посоветовал Илья.

– Голубей воровать полезла, карга. Она здесь давно промышляет, – сквозь зубы процедил Свинцов. – Ну, проклятая! Теперь не отвертится!

Он, ворча, полез по лестнице. Чуть поотстав, Илья последовал за ним.

Когда Илья выбрался на крышу, то увидел следующую картину: возле голубятни стояла низкорослая скрюченная бабка в платке, в очках и, воинственно подняв над головой инвалидную палку, грозила ею наступающему Свинцову.

Бывший следователь, широко расставив руки, надвигался на нее, восклицая и бранясь.

– Не уйдешь, карга! – кричал он.-Будешь у меня голубей таскать! Лови ее, Илюха!! Сбоку заходи! – Он бросил на Илью взгляд через плечо. – Не уйдешь, проклятая!

Но бабка оказалась не из робкого десятка. Приподняв юбку, она, как испуганная крыса, проворно перебежала ближе к краю крыши и вдруг подпрыгнула неестественно высоко, взвизгнула по-каратистски и махнула в воздухе ногами, произведя какой-то замысловатый сверхъестественный прыжок… И тут же, коснувшись крыши ногами, подпрыгнула снова…

Так как бабуся была в длинной юбке, было совсем незаметно, как она сгибает ноги – она просто делалась меньше и вдруг неожиданно взлетала, как под действием скрытой под юбкой пружины. Одновременно она взмахивала палкой, оказавшейся в ее руках не инвалидной клюкой, а страшным, разящим, сокрушительным оружием.

Изумленный Свинцов так и замер с распростертыми объятиями, в которые собирался поймать вертлявую старуху.

Бабка-ниндзя, ни на секунду не прекращая свои головокружительные акробатические трюки, приближалась к остолбеневшим людям и вдруг прошлась колесом…

– Это же Сергей! – воскликнул Илья, узнав друга.

Сергей в виде бабки нанес последний удар палкой воображаемому противнику и, рассмеявшись, снял очки.

– Как вам моя маскировочка? – спросил он, подходя и пожимая обоим руки.

– Ну слава Богу! Ты жив! – обрадовался Илья, обнимая друга.

– А что же ты думал, я им так и дал себя убить?

Сергей снял с головы платок.

Свинцов, наконец понявший, в чем дело, расхохотался.

– Я-то думал, это старуха залезла голубей воровать. Лазает тут одна. Все ее поймать не могу. Ну, пойдемте в комнату, чего мы на крыше-то.

Илье было удивительно, как виртуозно Сергей сумел перевоплотиться в старуху. Кроме того, он изменил внешность, сбрив усы, и сейчас в дамском наряде, без платка, выглядел намного моложе своих "старушечьих" лет.

Илья, еще не в полной мере осознавший спасение своего друга, только похлопывал Сергея по плечу и все время твердил одну фразу:

– Ну ты даешь. Ну ты даешь…

Свинцов налил чаю.

– Ну рассказывай, как тебе от китайцев уйти удалось? – спросил Илья.

– От китайцев? – удивился Сергей.

– А куда же тебя Алиев Гришка переправил? – полюбопытствовал Свинцов, держа в руке заварочный чайник.

– А я у китайцев не был. Там все получилось по-другому. – Сергей сделал несколько глотков чая. – Когда мы с тобой расстались, я прошел во двор: машина, смотрю, на том же месте стоит; оглядел ее со всех сторон – вроде ничего не тронуто. Заглянул под бампер – вижу, какие-то проводочки торчат. Ну, думаю, подсунули минку, что характерно, чтобы я на своей машинке не просто поездил, а еще и полетал. Полез под машину разбираться. В Афгане я с минами дело имел, немножко разбираюсь. А тут, откуда ни возьмись, два омоновца экипированных и машина с Алиевым въезжает. Видно, они меня пасли: знали, что приду. Один автомат на меня направил, говорит: "Веди себя хорошо, иначе пристрелю". Ну, я вижу – пристрелит, решил быть послушным. Надели мне наручники. Тут Алиев из машины выходит и начинает перечислять, в чем я обвиняюсь: в многочисленных убийствах, взрывах, групповых изнасилованиях с извращением, поджогах, даваниях взяток должностным лицам, в нецензурных высказываниях в общественных местах и подготовке государственного переворота…

40
{"b":"1919","o":1}