ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сладкое зло
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Ночные легенды (сборник)
Удиви меня
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Дар шаха
Ночь… Запятая… Ночь… (сборник)
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Фантомная память
Содержание  
A
A

Сняв очки, он протянул их Илье:

– Положи в карман.

И вышел из комнаты. В прихожей что-то звякнуло и загрохотало… Илья, пряча очки в карман куртки, поторопился выйти вслед за товарищем.

Комната соседа была в конце коридора. Илья переступил через лежавшее на полу ведро и почти уже догнал со всех лап мчащегося по коридору таракана, но, спасая свою никчемную жизнь, вредное насекомое юркнуло под рваный зимний сапог. Илья с отвращением посмотрел на стоптанные ботинки под вешалкой и вошел в комнату.

Жилище было совсем непотребного вида. Из мебели имелись только заставленный пустыми бутылками и грязными кастрюлями стол, две табуретки и кровать с голым матрасом – вот и вся обстановка. Пол был земляной.

В углу, возле окна, по стойке "смирно" стоял бородатый верзила, против него – Сергей.

– Я же тебя предупреждал, что характерно. Я ведь предупреждал… – вразумительно и отчетливо говорил Сергей смирному верзиле.

– Я не виноват. Я инструкции выполнял, я ни при чем… – бубнил верзила, смердя на всю комнату перегаром и с пьяных глаз еще не вполне понимая, чего от него хотят, но отчетливо понимая, что его сейчас будут бить.

– Где же ты выполнял? – свирепо рычал Сергей, ткнув его кулаком в живот. – Говори, ты обыск у соседа делал? Говори, ты?!

– Нет, нет, не я. Точно, не я, – быстро-быстро заговорил верзила, держась за живот, но от услужливости не смея согнуться. – Я туда и не заходил даже. Мне сказали не заходить – я и не заходил…

– Кто?! Кто сказал?!

– Кто? Парни здоровые. Дали мне в лицо, вон синяк. – Верзила повернулся и показал синяк под глазом.

– Когда они приходили?

– Вчера вечером. Ворвались, меня побили, а потом Петровича побили. Ругались все на него… и увезли.

– Куда? – уже спокойно, без давления, спросил Сергей, вздохнув и отступая на шаг.

– Я не знаю. Точно, не знаю. Мне в комнате велели сидеть, сказали: если высунусь – убьют.

– Малюта, сволочь, – бросил Сергей, повернувшись к Илье. – Значит, вчера? – снова повернулся он к соседу.

– Да-да, вчера днем.

– Ты же говорил – вечером.

– Да, вечером, – услужливо закивал верзила. – Точно, вечером.

– У него, наверное, часов нет, – заступился Илья.

– Часов у меня нету, – подтвердил сосед. – Но теперь я вспомнил, что вечером, точно, вечером.

– Сколько их было?

– Четверо, точно, четверо.

– А такой солидный с круглой рожей, в очках был?

– Китаец? Был. Китаец, конечно, был.

– А почему ты знаешь, что это Китаец? – поднял брови Сергей.

– Его все называли "китайцем" или "хозяином".

– Значит, вышли они на легендолога. Выследили, что характерно.

Сергей отошел от верзилы.

– Теперь его запытают, – грустно сказал Илья. – Он старенький… и сердце больное.

– Теперь не знаешь, куда за ним ехать. Где искать?

– Может быть, мне у Петровича в комнате прибраться? – послышалось от окна.

– Не надо, – бросил Сергей, – у себя приберись, пол помой. Приду – проверю.

– Хорошо, хорошо… – кивая, соглашался с каждым его словом готовый услужить верзила.

Сергей с Ильей направились к выходу, сосед бросился за ними провожать.

Знакомый таракан, снова выползший для прогулки на середину коридора, сиганул из-под ног переступившего через ведро Ильи и снова спасся под стоптанным сапогом. Но почему-то как ужаленный выскочил оттуда, пробежал пятьсот тараканьих шагов, поднял глаза вверх… и ахнул! Но поздно увидел занесенную над ним потертую подошву ботинка шедшего последним верзилы…

Глава 8

КУДА ВОРОН КОСТЕЙ НЕ ЗАНОСИЛ

– Эй! Куда, старая, прешь?! Держи старуху! Эй! – закричал рабочий в желтой куртке, с другой стороны ямы махнув Сергею и Илье рукой в рукавице.

– Провалишься, дура старая! – крикнул второй рабочий в такой же куртке, стоявший рядом.

Сергей подошел к краю ямы.

– Держи ее, парень! В очках, а не видит ни хрена! – кричал неугомонный рабочий, обращаясь к Илье.-Машина вчера сюда ахнулась!

– А чего, сынок, ахнулась-то? – заинтересовался Сергей.

– Чего-чего, хрен его знает чего. Воды подземные размыли или трубу прорвало… Почва-то – говно зыбучее. Там же болото. – Рабочий топнул ногой в асфальт. – Ты чего, не знала, старая, на болоте же город выстроен. А мы мучайся – закапывай!..

– Да! Нагадил нам Петр, – согласился второй рабочий. – В прошлом году на Восьмой линии грузовик под почву ушел, – вспомнил он. – Трубу горячей воды пробило, грунт вымыло, и он туда весь ушел. Вот такой кусок кузова только торчал. Сам видел.

– Эта машина-то, сынки? – спросил Сергей, указав на мятую, с выбитыми стеклами иномарку.

– Эта. Хорошо, что в ней еще никого не было!

– Да как же не было-то? – встрял в разговор неизвестно как оказавшийся рядом мужчина-пенсионер. – Я вам, женщина, все расскажу. Я все своими глазами видел. Дело тут странное…

– Ну-ну, ты вчера уже рассказывал! – иронично прокричал рабочий с другой стороны ямы. – Ты у нас по общему заболеванию!

И оба рабочих загоготали.

– Давайте отойдем, – предложил пенсионер.

Они отошли к пострадавшей машине.

– Все так было, – начал пенсионер, глядя на Сергея испуганными глазами. – Вчера в восемь часов вечера подъехала машина. Вот эта самая. Я тут живу, напротив, у меня окно комнаты во двор выходит. На машину я сразу внимание обратил – у нас в таких дорогих машинах никто не ездит. Видно, "новые русские". И машину свою они в самый раз на этом месте, где яма, оставили, и все вошли в парадную.

– А сколько их было-то? – спросил Сергей.

– Четверо, четыре человека. Не было их полчаса. Потом, смотрю, выходят уже впятером и ведут под руки нашего соседа Егора Петровича. Он тоже инвалид, как я, только у меня общая группа, а у него по опорно-двигательной системе. Так вот, Егор Петрович какой-то расстроенный и без палки. Не понравились они мне сразу. И вот садятся они в машину, мотор включают, и вдруг асфальт под машиной ломается; и она прямо с людьми падает под землю. Видно, там размыто было, а когда вес еще одного лишнего человека добавился, асфальт и подломился. Ну тут народ стал собираться. Я тоже вышел. Я хоть и инвалид, но тоже вышел. У меня общая группа инвалидности… А машина в яму в аккурат вошла, словно для нее выкопали. И так получилось, что дверцы-то изнутри не открыть – земля сжимает, а сверху на ветровое стекло земли да обломков асфальта навалилось. Только и видно сверху крышу блестящую. Я говорю: люди там – спасать нужно. Но пока за краном бегали, пока подцепляли, часа, наверное, три прошло. Да, в одиннадцать вечера подцепили. Уже Зинка, стерва, с работы вернулась. Так вот, подцепили машину краном, а вытянули-то не сразу, с третьего только захода. Вытянули ее, поставили. Стекла-то в ней все разбиты. Двигатель пыхтит, работает. Я гляжу, а внутри никого нет – ни единого человека. Но я-то ведь собственными глазами видел, как туда пять человек садились. А все говорят, что я придумал. Только я один и видел-то. Да, инвалид я, но по общему заболеванию! А они говорят!.. Но общее – ведь это совсем не то!.. – Инвалид распалялся все больше и больше. – Ну вы меня, женщина, понимаете?! Это молодежь все! – Он недоброжелательно взглянул на стоявшего тут же Илью. – А у меня общее…

– Да, общее у него! – крикнул рабочий с другой стороны ямы и заржал.

– У меня у самой общее, – прошамкал Сергей. – До свидания, мужчина.

Сергей посеменил прочь из двора.

– Общее!! – совсем расходившись, как проклятия выкрикивал вслед инвалид. – У меня общее!..

Выйдя со двора, Сергей с Ильей шли некоторое время молча.

Илья не вполне понимал, что произошло и как к этому следует относиться.

– Вот и все, – вздохнув, сказал Сергей, резиновым набалдашником палки при каждом шаге мягко стукая в асфальт. – Теперь можно поменять юбку на брюки, отращивать усы и даже бороду. Все кончено, Илья.-Сергей широко, не по-старушечьи улыбнулся. – Теперь нет никаких бандитов, никакого самозванца Малюты, ни его головорезов! Теперь мы свободны.

42
{"b":"1919","o":1}