ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это значит… – проговорил он в задумчивости, – что…

Сергей замолчал, глядя на фанерный ящик. Илья сел в кресло.

– Слушай, – встрепенулся Илья. – А руки-то от одного тела или от разных? Мы же не посмотрели.

Сергей молча поднялся, подошел к ящику и протянул к нему руку, но не донес, а так и замер.

В дверь позвонили.

Илья вздрогнул и посмотрел на Сергея.

– Кого это принесло? – пробурчал он.

Сергей подошел к стенке, снял нунчаку, сунул за пояс два ножа и направился в прихожую. Илья последовал за ним.

– Кто там? – как можно более дружелюбно спросил Сергей из-за угла кухни.

Но ему не ответили. Сергей еще раз спросил, но с тем же результатом. Он на цыпочках подошел к двери и посмотрел в глазок.

Сергей довольно долго смотрел на лестницу. Илья, которого распирало любопытство, тоже подошел к двери.

– Похоже, там никого нет, – шепотом сказал Сергей.

– Кто же тогда звонил? – тоже шепотом спросил Илья.

– А черт его знает! Да плевать! – махнул Сергей рукой. – Отойди за угол.

Илья послушался. Сергей открыл дверь, отошел к стене и несколько секунд спустя выглянул на лестницу… Илья подождал еще немного и вышел на лестницу вслед за другом. Сергей стоял перед фанерным ящиком и глядел на его дно. Когда Илья подошел, он захлопнул крышку.

– Помоги-ка в комнату занести.

Илья догадался, что в нем. Взяв за ручки, они вместе занесли ящик в комнату и поставили рядом с первым.

Сергей сел на диван, достал сигарету и, закурив, пустил три кольца подряд. Илья стоял, разглядывая два абсолютно одинаковых ящика.

– А что там внутри, а? – спросил он у задумавшегося Сергея. Но тот не ответил.

Илья продолжал глядеть на эти ящики с человеческими останками, и в его душу медленно начал заползать холодный ужас. А может быть, эти ящики… Их как раз два. Сейчас придут люди, удавят их тихонечко или пристрелят, погрузят в эти одинаковые ящички и вынесут. Может быть, Китаец так все и просчитал… Господи! Ведь не зря же за ними следят. Илья даже представил свое скрюченное, уже неживое тело, запихнутое в ящик… и людей в одинаковых черных кожаных куртках, темных очках, в каких они приходили тогда на квартиру Малюты. Особенно страшило Илью это однообразие одежды, в которой не было индивидуально-человеческого, но нечто организованное свыше – неотвратимое, поглотившее человеческую сущность личности, подчинившее ее. И если с индивидуумом можно бороться, то страшно, жутко и бессмысленно бороться с одинаковостью: у нее нет слабых сторон. На смену одному безликому в кожаной куртке встанет другой такой же, за ним третий… Всех не перебьете! И они неодолимы, пока не имеют своей индивидуальности. Пока подчинены они одной индивидуальности – Китайцу.

– Слушай, а может быть… – начал Илья, не отрывая глаз от ящиков.

– Ладно, – перебил Сергей. – Будем разбираться.

Он встал, сходил в кухню выбросить сигарету, потом вернулся и, засучив рукава рубашки, распахнул оба ящика.

– Та-ак, что тут у нас. – Сергей склонился над их содержимым, разглядывая конечности.

Илья присмотрелся. Во втором ящике тоже лежали руки и ноги… Сергей не сразу полез в ящик, оттягивая этот момент, для такого дела ему тоже требовался настрой.

– Да-а, тут фиг чего поймешь… – вздохнул он и стал доставать отсеченные члены из ящика и раскладывать на полу, стараясь подобрать парами.

Сначала Илье это было крайне неприятно, но потом он, заинтересовавшись, тоже стал помогать Сергею.

– Нет, похоже, эта нога к этой больше подходит, – говорил Илья, перенося конечность к другой ноге.

– Ну как же? Ты погляди, что характерно, брючина так же обтрепана, как у той, – возражал Сергей. – По-моему, к той ноге…

– А каблук у обоих ботинок сношен в одну сторону! – не соглашался Илья, для доказательства поворачивая ногу вверх каблуком. – Видишь? Вот видишь?!.

Дело сильно осложнялось тем, что ботинки, брюки и носки у китайцев были одинаковыми, и приходилось сильно поломать голову, прежде чем найти подходящую пару. С руками оказалось еще сложнее: они почти ничем не отличались друг от друга, ну кроме, конечно, правых и левых.

Примерно через полчаса друзья остановились и удовлетворенно оглядели результаты своего труда. На полу аккуратно (как они росли из туловища) были разложены ноги и руки китайцев. За неимением туловищ оставили вместо них пустые места. Всего оказался один полный набор конечностей. У другого не хватало правой ноги, и одна левая нога оказалась лишней.

– Эх, если б тело хоть одно, – мечтательно вздохнул Илья.

И тут, словно бы его услышали исполнители заказов, в дверь раздался звонок.

– Ну вот, наверное и тела принесли, – сказал Сергей.

Проделав ту же комбинацию из-за угла кухни, Сергей посмотрел в глазок, потом вышел на лестницу. У двери стоял еще один ящик. Занесли его в комнату – в нем оказалось обезглавленное туловище, рука и недостающая ко второму набору нога. Стали прикладывать тело то к одному, то к другому набору конечностей. Илья даже вспотел.

Потом принесли еще ящик с недостающими частями, потом еще один… Должно быть, Китаец издевался над ними, задавая головоломки. Возможно, для любителей разгадывания кроссвордов расшифровка этой шарады доставила бы удовольствие, но Илья кроссворды не любил и хотел только одного, чтобы поскорее собрать китайцев комплектами. У них с Сергеем порой выходили между собой споры: что – от кого. Последним принесли ящик с головами. С ними оказалось особенно сложно, поэтому приложили их как попало.

С китайской головоломкой управились только к вечеру. Все три китайца были собраны, но осталась одна лишняя рука. Кому ее приписать, так и не решили и положили третьей к одному из воинов.

Илья устал от собирания китайских "конструкторов" физически и интеллектуально. Он, ссутулившись, сидел на диване, опустив натруженные руки, и без мысли глядел на разложенные на полу останки.

Сергей написал на бумажке Илье, что ему нужно пойти позвонить. Кто бы знал, как Илье не хотелось оставаться наедине с мертвыми китайцами, но он переборол себя (надо же было кому-нибудь производить шум в квартире…). Хотя, возможно, все это было бессмысленно. Казалось, что Китаец видит сквозь стены.

Через полчаса Сергей вернулся.

– Нужно сложить останки братьев в ящики,-сказал он, вздохнув.

Сложили комплектами, чтобы потом не путаться, лишнюю руку тоже положили в один из ящиков (не оставлять же ее на память). Без разложенных на полу тел дышать сразу стало легче.

Поздно вечером в дверь раздался звонок.

Сергей, как обычно, спросил из-за угла – на этот раз ему ответили на китайском; Сергей ответил на том же языке и, открыв дверь, впустил двух рослых китайцев в одинаковых костюмах, они перекинулись парой непонятных для Ильи фраз и, взяв ящик, вынесли его из квартиры, потом вернулись за вторым и третьим.

– Куда это они их? – спросил Илья.

Ему было немного обидно: он разбирался тут, потел, а эти пришли на готовенькое. И уносят…

– Так нужно, – сказал Сергей.

Потом он вышел во двор и минут пятнадцать разговаривал с коренастым китайцем, приехавшим в фургоне за телами. Илья увидел фургон в окно комнаты.

– От покойников избавились, теперь давай спать ложиться – сегодня тяжелый день выдался. Завтра нужно пораньше встать, – вернувшись, сказал Сергей.

Но спать он не собирался, а вместо этого написал Илье на клочке бумаги, чтобы он взял с собой необходимые вещи. Собрав все что нужно в сумку, они пошумели, как требовалось, а потом тайно вышли на лестницу, поднялись на чердак, но переодеваться в старух не стали. Выйдя на улицу, завернули за угол и, зайдя в полутемную подворотню, остановились.

Сергей выглядел очень встревоженным. Он поминутно озирался по сторонам, и это, несмотря на то, что Илья привык ко многому, тревожило его.

– Значит, так, – вполголоса заговорил Сергей, поигрывая молнией на куртке Ильи. – Дело с Китайцем приняло угрожающий оборот. Что будет дальше, предугадать невозможно. Понимаешь? Мне завтра нужно лететь в Китай, я должен отвезти на родину прах погибших братьев. Ты теперь подвергаешься большой опасности. Я вернусь сейчас один…

60
{"b":"1919","o":1}