ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эти жуткие мысли копошились в торчащей из песка голове Ильи. Но, на его счастье, заболтавшиеся воспитательницы опомнились и позвали детей на обед. Никто из них не обратил внимания на выросшую среди куличей голову.

Илья остался один. Стоять на цыпочках было очень неудобно, и он ужасно устал, замерз, хотел есть, пить… хотелось всего, но прежде того – выбраться из этого дурацкого места.

Он зацепился руками за край крышки и попробовал сдвинуть ее в сторону. Сдвинуть ее удалось, но так неудачно, что свободного пространства осталось совсем немного, и теперь нечего было и мечтать втянуть голову обратно. Он снова взялся за работу.

Илья тужился, кряхтел, постанывал, но ему и на сантиметр не удалось сдвинуть проклятую крышку; должно быть, она уперлась во что-то, а поднять ее с большой массой песка сил у Ильи недоставало.

Илью охватило отчаяние, он осознал всю безнадежность своего положения и вдруг увидел Глюку, все в том же цветастом платьице, с рыжими волосами, завязанными "фонтанчиком", с неизменным красно-черным мячиком. Она вприпрыжку скакала мимо песочницы и стукала мячиком о землю:

– Я знаю пять имен мальчиков: Саша – раз, Миша – два, Илья – три…

– Глюка! – негромко позвал Илья.-Глюченька, иди сюда!!

Но Глюка не услышала и скрылась за кустом, зато услышала огромная лохматая псина. Откуда ни возьмись она со всех ног мчалась к песочнице, не сводя налитых кровью глаз с головы Ильи.

"Ну, все – сейчас укусит, – цепенея от ужаса, подумал Илья. – В лучшем случае, обгадит…"

Но псина пронеслась мимо. Кто-то засвистел в кустах, и Илья вздохнул с облегчением, увидев, что собака убегает. Потом пришел большой рыжий кот с бандитской мордой и черным пятном на спине. Он подозрительно посмотрел на голову и деловито стал копать перед лицом Ильи ямку.

– Брысь! Пошел, поганец!.. Брысь! – зашипел Илья.

Но кот, чувствуя свое превосходство и никак не реагируя на шипение Ильи, присел над вырытой ямкой. Илья хотел плюнуть в животное, но побоялся мести с его стороны.

Мерзко завоняло кошатиной. Кот закопал ямку и, презрительно взглянув напоследок на голову и тряхнув лапой, удалился. Илье бы, наверное, позавидовали многие натуралисты, ведь он в непосредственной близи видел кошачью природу. Но Илья себе не завидовал. Он сделал еще одну безуспешную попытку отодвинуть крышку и тут увидел двоих пугливых мужчин затрапезного вида. Один из них был крохотный мужичок, одетый по моде шестидесятых, второй – помоложе, но тоже одетый немодно. Они уселись на скамейку под детским грибочком и, достав бутылочку водки, разлили в два стакана.

– Ну, то-се, – начал тост старичок-шестидесятник, – будем.

Молодой кивнул.

– Эй, мужики! – позвал Илья. – Эй!

Мужики выпили, поморщились от гадости вредного напитка.

– Кричал будто кто, – заметил старичок, посмотрев на своего товарища.

– Мужики, эй! – снова позвал Илья.-Вытащите меня!

– Да, кричал вроде, – согласился молодой как-то вяло.

Хотя и сидели они совсем близко от песочницы, в которой маялся Илья, но его не видели.

– Эй! Здесь я, в песочнице! – крикнул Илья, выглядывая из-за кулича, и закачал для привлечения внимания головой.

– Никак человек там закопан, то-се, – заметил старичок-шестидесятник.

– А, пущай закопан, нам-то что, – пробурчал молодой, наливая по второй.

– Пойдем взглянем, что ли.

Они встали, подошли к песочнице и остановились в двух шагах, глядя на голову Ильи.

– Помогите вылезти, а! – взмолился Илья.

– Ты зачем убил моих людей, Саид, то-се? – шутливо спросил крохотный мужичок.

– Детишки, что-ли, закопали? – предположил вялый, шурша курткой при каждом движении.

– Помогите, мужики, открыть…

– Ну чего? Поможем, то-се, человеку или как?

– Да не знаю. Зачем нам приключения на свою голову, а? – спросил молодой. – Пошли лучше в другой садик. Может, его за дело в песочницу закопали.

Он почесал живот и повернулся уходить. Илья вдруг понял, что они сейчас уйдут и оставят его умирать здесь от голода и жажды.

– Эй, ребята, да вы что. Я ж сантехник. Здесь же люк, вон. Мне крышку просто не сдвинуть. Помогите, а!

– Ну, то-се, сантехнику-то надо помочь. Я ж сам сантехником был, – заступился крохотный человек. – Сантехники люди хорошие.

– А если мафия зарыла? И нас тогда с тобой закопают, будут из песочницы три головы торчать.

– Какая мафия? У тебя что, не все дома?! – вспылил Илья.

– А ты не хами, а то пну, – пригрозил молодой.

– Да нет, то-се, он же говорит – сантехник. А сантехники люди хорошие.

Молодой вздохнул тяжело.

– Ну, смотри, Петрович. Под твою ответственность.

Они стали руками отгребать песок с крышки. Минут через пять или семь им удалось отодвинуть ее, открыв Илье путь к свободе. Они за руки подняли его из люка.

– Грязный ты, то-се, – сказал старичок, морща нос. – Выпей с нами, сантехник.

– Ох! – вздохнул Илья, почувствовав под ногами твердую землю. – Спасли вы меня, мужики.

– Ты, сантехник, выпей с нами, – предложил старичок. – А то у Пети горе – от Пети жена ушла, оттого он такой сурдитый.

Нахмуренный Петя ничего на это не ответил, а взял стакан. Свой стакан старичок протянул Илье.

– Ну, будьте! – сказал старичок тост.

Илья выпил, потом выпил старичок. Потом хмурый Петя ругал какую-то Зинку, старичок Степа с Ильей ему в этом помогали. Потом выпили еще. На ослабшего от диеты и переживаний Илью водка подействовала.

Проснулся Илья от хлопанья крыльев. Открыл глаза и поднял больную голову. Рядом с ним квадрат чердачного окна высветил щебенку, по которой урча ходил замызганный голубь и искал съестное. Илья лежал на деревянном настиле, спина затекла. Он кряхтя сел, держась за голову.

– Ну что фантазер, то-се, протрезвился? – Старичок с Петей сидели тут же на настиле, покуривая.

– Как я здесь?.. – попытался выяснить Илья, ему вспоминалась только "первая".

– А, эт мы тебя зазомбировали, – пошутил Степа. – Ты и не помнишь ни фига, а говоришь: психотропное оружие. То-се. Вот – психотропное оружие. Скольким людям водка жизни сгубила!

"Что это я вчера нарассказывал?" – с ужасом подумал Илья, вслух же сказал:

– Я, как выпью, всякие истории придумываю.

– Да, уж вчера мы послушали, – хмуро сказал Петя. – Я ведь ей, паскуде, и цветы дарил.

– Кому цветы?.. – спросил Илья, не понимая.

– Кому-кому, Зинке, конечно. – И Петя опять вздохнул.

"При чем здесь Зинка? Какая еще Зинка? – тер лоб Илья. – Нужно будет еще Зинку вспоминать…"

– Ты на, покури, то-се, – легче станет.

Старичок протянул папиросу. Илья закурил. Приятно закружилась голова, на душе стало легче. Он старался вспомнить Зинку, но не мог.

– А как я вчера-то?.. – спросил он, виновато посмотрев на собутыльников.

– Нормально, – сказал Степа.-Ежели тебе, Илья, жить негде, оставайся у нас. Тут Московский вокзал недалеко, я там попрошайничаю, на жизнь хватает. Хочешь, тебя завтра возьму? У тебя вид жалкий, то-се, тебе много давать будут. Ты вчера про Алиева – следователя из двенадцатого отделения – спрашивал, так его посадили за связи с мафией.

Илья встал и подошел к треснутому зеркальцу, прикрепленному к деревянной переборке. Впервые за много дней Илья видел свое отражение и находил мало общего с тем человеком, которого помнил. Короткие волосы с поседевшими висками, клочковатая борода и загнанные глаза на похудевшем лице.

Китаец, узнав о его побеге из дурдома, наверняка объявил всеобщий розыск, а Илью, ко всему прочему, угораздило вынести из-под земли тайну древнего народа. И, конечно, они не успокоятся, пока не найдут его. Теперь еще Егор Петрович устроит на него большую охоту. Как это все так неудачно сложилось? И почему все это на него одного?! Искать его, конечно, станут у Сергея в первую очередь. И Илья решил остаться у бомжей.

Прошло около недели. Бомжи оказались ребята нежадные. Петя скучал по Зинке, старичок Степа ходил попрошайничать на вокзал. Однажды с ним попросился Илья. Он сидел на асфальте с поджатой ногой (будто инвалид) целый час, но ему никто ничего не дал, а только украли кепку, которую напрокат дал ему Степа; после этого Илья больше попрошайничать не ходил. Он постирал пижаму, побрился. Блеск безумного ужаса в его глазах от спокойной чердачной жизни поугас, или, быть может, он свыкся со своим отражением. Несколько раз, позаимствовав у бомжей одежду, Илья пробовал дозвониться до Сергея по телефону, но постоянно был занят номер. Глядя на тоскующего Петю, Илья вспоминал Жанну и тоже тосковал. Вскоре он решил рискнуть и, оставив гостеприимных бомжей, тайно пробраться к Сергею.

89
{"b":"1919","o":1}