ЛитМир - Электронная Библиотека

Сборникочерков и рассказов, основная тема которых - нравственный выбор. Между любовьюи ненавистью, между памятью и забвением, между добром и злом, между жизнью сБогом и - без Него... Герои рассказов Н. Е. Сухининой - люди, встреченные ею вовремя многочисленных творческих командировок в самых разных уголках России.

Наталья Сухинина

 

КУДА ПРОПАЛИ СНЕГИРИ?

 

 

Вместопредисловия

 

Впредисловии профессора Михаила Михайловича Дуна­ева к недавно вышедшемусборнику рассказов и очерков На­талии Евгеньевны Сухининой «Где живутсчастливые?» (Троицкий собор, г.Яхрома, 2006 г.) читаем: «Сухинина учит Православию. Не догматике, разумеется, и не цер­ковным канонам - для того естьспециальные книги. Она учит православному постижению жизни на простых жи­тейскихпримерах. А это-то читателю просто необходи­мо...». Это лаконичное - чёткое икраткое - выражение сути содержания сборника в полной мере может быть от­несенои к данной книге. Да сие и понятно, ибо один и тот же автор, подобные сюжетныеи стилистические особен­ности.

СвятоеПравославие - не просто доктрина (хотя и ей отводится место), которую можнобыло бы легко свести к определённым понятиям и ограничить системой. Пра­вославие- это духовная жизнь, духовный путь, жизнь по заповедям Божиим, поклонение БогуДухом и Истиной; познаётся оно в подвиге — на опыте, как и вкус пищи поз­наётсявкушением, а не исследованиями её. Как бы мы ни старались красиво и мудропостроить схему Правосла­вия - врачевать мир, преображать его, наполнять доброми отрадой, будет не схема, а образ верным.

Непреходящаяценность свидетельств Наталии Ев­геньевны в том, что она с глубокой верой вПромысл Божий и бережным отношением к человеку подмечает то, что для многих неявляется чем-то значительным, да и просто не замечаемым в их постоянной житейскойсуете, в приземлённости, она проникновенно, художест­венно, необыкновеннотепло, как-то по-родному описывает то, что видела, о чём слышала, с чем сопри­коснулась.Рассказы Наталии Сухининой - это не отвлечённые трактаты, высушивающие мысльили пре­тендующие на некую учёность, а раскрытие того, что нас окружает,волнует, беспокоит, что рядом с нами, а может быть — и в нас самих.

Передмысленным взором читателя встают многие и разнообразные судьбы людей с ихгорестями и радостями, с их бедами и счастьем, с их покоем и терзающим душустраданием... Но автор вовсе не стремится найти во что бы то ни стало виновныхили возложить на них и без того тяжёлую ношу, а наоборот - он исполнен самогодоброго желания помочь им встать, терпеливо разделить с ними бремя и указать нато, что единственно верный и спаси­тельный путь - в Святом Православии, там,где даются силы для борьбы и победы над тщеславием, гордостью, са­мопревозношением;там, где есть постоянная Небесная Помощь, где Сама Божия Матерь...- Она хранит«от от­чаянья материнские сердца, всегда посылая им надежду»; Она простираетСвой Небесный Омофор над святыми обителями, благословляет наши города и веси«синевой чистого неба...» (См.: «Спасительница утопающих» и др.). - И невольновспоминается здесь призыв, обращен­ный ко всем нам, великого русского Пастырясвятого пра­ведного Иоанна Кронштадтского (+1908): «Славь Рос­сия, славь каждыйверный сын Церкви Небесную Заступни­цу свою, Матерь Божию, за матерниенепрерывные милос­ти Её к России и к тебе. Только Её ходатайством Россия доселецела, могущественна, славна. Можно сказать сме­ло, что если бы Россия всегдастрого держалась благочес­тия, если бы русские все были крепко преданы вересвоей и Церкви Православной, её величие и благоденствие возрас­тали бы из годав год, и мира её не было бы предела... Чего нам бояться бы тогда, имея ТакуюЗаступницу, Которой любовь и могущество не имеют предела?!»

Воспроизведениежитий Святых, как, впрочем, и другие описания, подаются настолько живо,жизненно, что не­вольно перестаёшь замечать окружающую тебя обстанов­ку,забываешь сегодняшний день и переносишься в чарую­щий мир рассказчика. - Вместес преподобным Герасимом Иорданским живёшь в знойной пустыне, прикасаешься кране тихонько стонущего льва и более того, вместе с «царём зверей» не идёшь, абежишь на могилочку Препо­добного… («Любовью зверя укротив»). С преподобнойМарией (назвавшейся Марином) исполняешься желанием послушно выполнять самыетяжёлые работы и усердно молиться «в сем лукавом и лицемерном веке» («Марин поимени Мария»). В общении с преподобным Симеоном Верхотурским уходишь «подальшеот мирских треволнений, подальше, подальше...» («Симеоном его зовите»). Или сматерью-подвижницей разделяешь тяжёлую ношу детс­кой беды («Две жизни ЕвгенииРевковой»). Потрясающ своей жизненной правдой и вывод к этому рассказу: «Ду­матьо себе, конечно же, надо, но при условии, если больше не о ком думать».

Глубоконазидательно повествование о жертвенном подвиге дорогой всем нам святой Обителипреподобного Сергия Радонежского в Смутное время - и не только. Словно набатомзвучат мужественные слова смиренней­шего архимандрита Дионисия: «Братия!.. .Всёотдать на­до, а уж сами как-нибудь...Чтобы избавить Русь от зах­ватчиков,надлежит народу нашему собраться вместе. По отдельности не победить. А победитьнадо...» - И поле­тели из монастыря воззвания во все уголки родной земли...(«Сергиев послушник»).

Рассказчицатак же ведёт речь и о людях обыкновен­ных - таких, с которыми мы встречаемсячасто, которые нас окружают, на которых подчас похожи и мы сами, и од­новременнопроисходящее в их жизни выступает как что-то необычное, понуждающееостановиться в нашем зем­ном беге и глубоко-глубоко задуматься: зачем ты явилсяв этот мир, для чего ты живёшь в нём, несёшь ли тепло и свет, не станет ли тебегорько в конце своего земного пу­ти за неисполненное высокое призваниехристианина, да и просто человека,} А что ждёт тебя потом - за порогом этогопути?! (См.: «Детская душа детского доктора», «Обуза », «Ты будешь братом моейжене », «Купе на дво­их», «Брошка с мадонной», «Три красных розы в тонкомхрустале», «Десять дней в счёт отпуска», «Из молитв сотканная»...).

Авторухочется выразить благодарность за раскрытие Заповедей Божиих, причём - методомсамым доступным, наглядным, ярким и потому действенным! Хотя здесь и малорадости, больше горечи, но ведь большинство ле­карств не сладкие! - «Все мывиноваты друг перед дру­гом». И эта виновность просматривается не в каких-товеликих делах (мы их не творим), а, как правило, в мело­чах, из которых и складываетсянаша жизнь. - «Мы про­зреваем, мы хотим пойти за Христом и идём туда, где все­говероятнее встреча с Ним. В храм. И вот первое, что мы видим - искажённое лицохрамовой уборщицы, подтираю­щей пол. Ей наплевать, что вы прозреваете. Онатолько пол помыла, а вы ей опять грязищу. «И чуть ли не тряпкой в лицо:намазалась, платок-то надвинь, завлекать в ресто­ране будешь, ишь,вырядилась!.. » Или в бок во время служ­бы: «Как стоишь?..» - Нужно лиговорить, к чему приво­дит такая «миссия ». - Суть Заповедей можно вместе с ав­торомсвести к одному: «Идти, освободившись от греха. И - не оглядываться. Неоглядываться. Иначе - беда...» (См.: «Не послушествуй на друга своего», «Непрелюды сотвори», «Не пожелай жены искренняго твоего»).

РассужденияНаталии Евгеньевны о гневе приближают­ся к наставлениям святых Отцов Церкви. -«Самое глав­ное, чего не переносит гнев - молчание...Сожми губы имолчи...Трудно бывает смолчать... Неопровержимые аргу­менты зудят на кончикеязыка, кажется, произнеси я их, и они повергнут в смущение моего такого жеразгорячённо­го и красного от гнева оппонента. Обман! У оппонента своинеопровержимые аргументы» («Милые бранятся -только ли тешатся?»).

Всёвеличие материнского жертвенного сердца показано в рассказе «Чем глубжескорбь...». - Его можно было бы назвать и иначе: «Жизнь ради детей». - Прочитавэтот рассказ, мысленно поклонишься Елене и Людмиле и возбла­годаришь Господа,что есть такие люди.

1
{"b":"192256","o":1}