ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Афера
После
Отвергнутый наследник
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Двенадцать
Нефритовый город
Королевская кровь. Огненный путь
Секретарь демона, или Брак заключается в аду
Мои дорогие девочки
A
A

— Вана, ты позавчера так и не ответила на мой вопрос, — сказал Гвидо, — когда я спросил, была ли ты замужем.

— Что за нелепая идея! — расхохоталась она. — Неужели я выгляжу, как замужняя женщина?

— Я тоже часто так говорил. Даже приколол над кроватью листок с надписью: «Я никогда не женюсь». А в результате женился дважды.

— Это меня не удивляет.

— Но удивляет меня. Правда, я держал слово, пока мне не стукнуло тридцать. И к тому же оба раза не я женился, а они меня женили.

— Неужели у тебя такая слабая защита? А впрочем, ты любишь, чтобы тобой командовали.

Она снова начала ласкать Гвидо. Он позволил ей это, но предупредил, что сегодня больше не будет заниматься любовью.

— Значит, Мидж тебя загоняла? — поддразнила его Ванесса. — Я вижу, ты не приспособлен к девичьему простодушию.

— Твоя ученица дикарка, — вздохнул Гвидо. — Но я был бы счастлив, если бы сам мог вернуться к такой дикости. Наверное, это помогло бы мне понять цивилизацию.

— Я иногда задумываюсь, для кого из вас это кончится плохо — ты ее выпотрошишь или она ощиплет твоего петушка? В жизни не видела, чтобы с лошадью обращались так, как с тобой, когда она скакала на тебе!

— Но ведь мы приходим ко взаимно удовлетворяющим результатам. А сейчас, как заметил однажды древний поэт, для меня даже в воспоминании об этих страшных муках таится очарование. Непохоже, чтобы у Мидж остались тяжелые впечатления…

— У меня тоже, хотя в ее возрасте я не была так хороша в этом деле.

— Если бы ты могла делать такого рода сравнения, то не была бы сейчас здесь со мной.

— Как же мало ты меня знаешь! Конечно, я могла сравнивать и делаю это. Представляю, что я отдаюсь, как юная девушка; это еще одна причина, чтобы ты чувствовал меня, когда я «внутри» тела Мидж. Это вызывает у меня еще более сильный оргазм, чем когда ты входишь в мое настоящее тело. И я хотела бы входить в тела твоих женщин, всех женщин, с которыми ты занимаешься и занимался любовью. Которыми ты пользовался, думая о других. Которые отдавались другим, думая о тебе. Которым ты изменил, но не забыл их. И раз уж ты рассказал мне об их существовании, то я хотела бы быть в телах тех женщин, на которых ты женился. Каждый раз, когда ты с ними занимался любовью. И быть тобой, когда они совокуплялись с тобой. Рассказывай мне о них, любовь моя, а я буду тебя нежно ласкать.

— Моя первая жена, — сказал Гвидо, — досталась мне по наследству.

— От безнравственного дядюшки или от проигравшегося картежника?

— От одного американского друга, с которым я познакомился в Калтече. — Где?

— В американском университете.

— А что ты там делал? — удивленно спросила Ванесса.

— Об этом я расскажу тебе позже. Друга, о котором я говорю, звали Аллан Леви, он был моим ровесником. Профессор молекулярной биологии, гений в своей области. Однажды, лет пять назад, мне позвонил из Лос-Анджелеса какой-то незнакомый юрист. Он сообщил, что Аллан умер от опухоли мозга, оставив мне свои книги, «ягуар», двух породистых доберман-пинчеров и свою жену — полувенгерку, полуфранко-канадку.

Ванесса восхищенно всплеснула руками.

— Чудесно! Только тебе могло так повезти!

— Вначале я думал иначе. Во-первых, я был огорчен известием о смерти друга. С тех пор как я за год до этого уехал из Калтеча, мы с ним регулярно переписывались. Но ни разу он не упомянул ни о своей болезни, ни о женитьбе.

— У него что, вообще не было женщин, когда ты жил в Штатах?

— Никаких случайных связей. По-моему, он увлекался мальчиками.

— Особенно тобой. Иначе зачем бы он стал делать тебе эти посмертные подарки?

— Мы были друзьями, а не любовниками.

— Это одно и то же, — настаивала Ванесса.

— Не совсем. Это доказывает то, что едва я уехал из Калтеча, как он женился.

— Это, несомненно, было реакцией на твой отъезд — ему не хватало тебя.

— Не фантазируй, не имея фактов.

— Ладно, тогда дай другое объяснение.

— Любовь с первого взгляда — редкое явление, но известно, что она существует.

— А ты знал женщину, на которой он женился?

— Никогда ее не видел и никогда не слышал, чтобы Аллан о ней говорил. Он встретил ее уже после моего отъезда.

— Но он ничего тебе о ней не сообщил. Не сказал и о том, что умирает. Однако он уже знал об этом, когда женился. Женился из-за любви к тебе, что и требовалось доказать.

— Как ты догадываешься, этот крючкотвор сразу сообщил мне, что пункт, по которому Аллан завещает мне свою жену, не имеет юридической силы и недействителен. Что не аннулирует остальной части завещания. Так что я могу вступить во владение машиной, собаками и книгами, когда захочу. Конечно, после того, как уплачу налог на наследство.

— Что ты и сделал.

— Я объяснил этому презренному щелкоперу, куда ему идти вместе с его формальностями и обязанностями. Так я потерял несколько тысяч интересных книг, мощную спортивную машину и пару горячих и верных животных.

— Но не женщину.

— Через два дня меня разбудили в шесть утра. Кто-то стучал в мою дверь. Это была она.

— В Милане?

— Она вылетела в Милан первым же рейсом и теперь стояла у моей двери с двумя огромными, как гробы, чемоданами. Она была высокой и стройной, в меховой многоцветной пелерине. А ее длинные ноги, казалось, были везде-вокруг ее щек и висков, на плечах и ниже спины, почти от самой талии. Она смотрела на меня зелеными глазами, какие бывают у пантеры, когда глядишь прямо на нее.

— Она не может быть некрасивой, потому ты вдруг заговорил поэтично, как мои предки, которые придумали богов-животных.

— Я никогда в жизни не видел такой красивой женщины. Я стоял так, глядя нанес, в расстегнутой пижаме, почти лишившись дара речи. Прежде всего потому, что понятия не имел, кто она такая.

— Разве она не представилась?

— Представилась, но только через пару минут. Она сказала: «Я — твое наследство».

— На каком языке?

— На французском. Я сразу и не понял.

— А ты тогда не знал французского?

— Зимой, в такой ранний час, французский не слишком понятен. Особенно когда с тобой говорит заметно улучшенный вариант Мерилин Монро.

— Тем не менее ты ее сразу оприходовал.

— Даже не проснувшись как следует.

— И женился на ней.

— Как только были оформлены ее документы.

— Значит, тебе все же пришлось платить налог на наследство.

— Нет. Это уладили юристы.

— И долго продолжалась эта идиллия?

— Продолжается до сих пор. Я все еще без ума от Майки, а она от меня.

— Но из того, что ты говорил раньше, я поняла, что вы расстались…

— Не перебивай. И запомни главное: мы целых два года не только делили друг с другом совершенную физическую и духовную любовь, но Майка ни разу даже не глянула на другого мужчину, а мужики за ней буквально увивались. Они, как воры-медвежатники, пытались подобрать к ней ключи, но безуспешно… Она оставалась абсолютно твердой и неуступчивой. Раскрывалась только навстречу, мне и тут уж, поверь, была совершенна.

— Давай объявим мораторий на превосходную степень! Ты, конечно, все равно ей изменял?

— Да, но с ее согласия и благословения. Так что вроде не было причины, почему это блаженство не могло длиться вечно. Я любил самую красивую женщину в мире, и она любила меня — только меня, и поэтому она предлагала мне самых прелестных своих подружек.

— Пока… Мы не съездили в Барселону.

— В мой родной город! Посетить музей Гауди? И моя мама украла у тебя Майку. Так? Повезло же маленькой Майке!

— Хватит болтать ерунду! И у Майки, и у меня не такой плохой вкус, чтобы идти смотреть подобную гадость. Так что у нас не было возможности встретиться с твоей замечательной мамочкой. Но в Барселоне, пытаясь стряхнуть с себя испанскую сонливость, мы посмотрели фильм, который пропустили в Милане. Я не ждал от фильма слишком многого, но его поставили и сняли мои друзья. Фильм назывался «Мадам Клод».

— Я его видела. И тоже в Барселоне. Может быть, в тот день мы были в кино вместе? Нет, я бы заметила твою жену.

14
{"b":"1923","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Украшение китайской бабушки
Убийство в стиле «Хайли лайки»
Нож. Лирика
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Праздник нечаянной любви
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан
Мег. Первобытные воды
Подсознание может все!