ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сандэр. Ночной Охотник
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Взлеты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире
Мастера секса. Жизнь и эпоха Уильяма Мастерса и Вирджинии Джонсон – пары, которая учила Америку любить
Моцарт в джунглях
Список ненависти
Разрушенный дворец
Три царицы под окном
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
A
A

— Вана, ты позавчера так и не ответила на мой вопрос, — сказал Гвидо, — когда я спросил, была ли ты замужем.

— Что за нелепая идея! — расхохоталась она. — Неужели я выгляжу, как замужняя женщина?

— Я тоже часто так говорил. Даже приколол над кроватью листок с надписью: «Я никогда не женюсь». А в результате женился дважды.

— Это меня не удивляет.

— Но удивляет меня. Правда, я держал слово, пока мне не стукнуло тридцать. И к тому же оба раза не я женился, а они меня женили.

— Неужели у тебя такая слабая защита? А впрочем, ты любишь, чтобы тобой командовали.

Она снова начала ласкать Гвидо. Он позволил ей это, но предупредил, что сегодня больше не будет заниматься любовью.

— Значит, Мидж тебя загоняла? — поддразнила его Ванесса. — Я вижу, ты не приспособлен к девичьему простодушию.

— Твоя ученица дикарка, — вздохнул Гвидо. — Но я был бы счастлив, если бы сам мог вернуться к такой дикости. Наверное, это помогло бы мне понять цивилизацию.

— Я иногда задумываюсь, для кого из вас это кончится плохо — ты ее выпотрошишь или она ощиплет твоего петушка? В жизни не видела, чтобы с лошадью обращались так, как с тобой, когда она скакала на тебе!

— Но ведь мы приходим ко взаимно удовлетворяющим результатам. А сейчас, как заметил однажды древний поэт, для меня даже в воспоминании об этих страшных муках таится очарование. Непохоже, чтобы у Мидж остались тяжелые впечатления…

— У меня тоже, хотя в ее возрасте я не была так хороша в этом деле.

— Если бы ты могла делать такого рода сравнения, то не была бы сейчас здесь со мной.

— Как же мало ты меня знаешь! Конечно, я могла сравнивать и делаю это. Представляю, что я отдаюсь, как юная девушка; это еще одна причина, чтобы ты чувствовал меня, когда я «внутри» тела Мидж. Это вызывает у меня еще более сильный оргазм, чем когда ты входишь в мое настоящее тело. И я хотела бы входить в тела твоих женщин, всех женщин, с которыми ты занимаешься и занимался любовью. Которыми ты пользовался, думая о других. Которые отдавались другим, думая о тебе. Которым ты изменил, но не забыл их. И раз уж ты рассказал мне об их существовании, то я хотела бы быть в телах тех женщин, на которых ты женился. Каждый раз, когда ты с ними занимался любовью. И быть тобой, когда они совокуплялись с тобой. Рассказывай мне о них, любовь моя, а я буду тебя нежно ласкать.

— Моя первая жена, — сказал Гвидо, — досталась мне по наследству.

— От безнравственного дядюшки или от проигравшегося картежника?

— От одного американского друга, с которым я познакомился в Калтече. — Где?

— В американском университете.

— А что ты там делал? — удивленно спросила Ванесса.

— Об этом я расскажу тебе позже. Друга, о котором я говорю, звали Аллан Леви, он был моим ровесником. Профессор молекулярной биологии, гений в своей области. Однажды, лет пять назад, мне позвонил из Лос-Анджелеса какой-то незнакомый юрист. Он сообщил, что Аллан умер от опухоли мозга, оставив мне свои книги, «ягуар», двух породистых доберман-пинчеров и свою жену — полувенгерку, полуфранко-канадку.

Ванесса восхищенно всплеснула руками.

— Чудесно! Только тебе могло так повезти!

— Вначале я думал иначе. Во-первых, я был огорчен известием о смерти друга. С тех пор как я за год до этого уехал из Калтеча, мы с ним регулярно переписывались. Но ни разу он не упомянул ни о своей болезни, ни о женитьбе.

— У него что, вообще не было женщин, когда ты жил в Штатах?

— Никаких случайных связей. По-моему, он увлекался мальчиками.

— Особенно тобой. Иначе зачем бы он стал делать тебе эти посмертные подарки?

— Мы были друзьями, а не любовниками.

— Это одно и то же, — настаивала Ванесса.

— Не совсем. Это доказывает то, что едва я уехал из Калтеча, как он женился.

— Это, несомненно, было реакцией на твой отъезд — ему не хватало тебя.

— Не фантазируй, не имея фактов.

— Ладно, тогда дай другое объяснение.

— Любовь с первого взгляда — редкое явление, но известно, что она существует.

— А ты знал женщину, на которой он женился?

— Никогда ее не видел и никогда не слышал, чтобы Аллан о ней говорил. Он встретил ее уже после моего отъезда.

— Но он ничего тебе о ней не сообщил. Не сказал и о том, что умирает. Однако он уже знал об этом, когда женился. Женился из-за любви к тебе, что и требовалось доказать.

— Как ты догадываешься, этот крючкотвор сразу сообщил мне, что пункт, по которому Аллан завещает мне свою жену, не имеет юридической силы и недействителен. Что не аннулирует остальной части завещания. Так что я могу вступить во владение машиной, собаками и книгами, когда захочу. Конечно, после того, как уплачу налог на наследство.

— Что ты и сделал.

— Я объяснил этому презренному щелкоперу, куда ему идти вместе с его формальностями и обязанностями. Так я потерял несколько тысяч интересных книг, мощную спортивную машину и пару горячих и верных животных.

— Но не женщину.

— Через два дня меня разбудили в шесть утра. Кто-то стучал в мою дверь. Это была она.

— В Милане?

— Она вылетела в Милан первым же рейсом и теперь стояла у моей двери с двумя огромными, как гробы, чемоданами. Она была высокой и стройной, в меховой многоцветной пелерине. А ее длинные ноги, казалось, были везде-вокруг ее щек и висков, на плечах и ниже спины, почти от самой талии. Она смотрела на меня зелеными глазами, какие бывают у пантеры, когда глядишь прямо на нее.

— Она не может быть некрасивой, потому ты вдруг заговорил поэтично, как мои предки, которые придумали богов-животных.

— Я никогда в жизни не видел такой красивой женщины. Я стоял так, глядя нанес, в расстегнутой пижаме, почти лишившись дара речи. Прежде всего потому, что понятия не имел, кто она такая.

— Разве она не представилась?

— Представилась, но только через пару минут. Она сказала: «Я — твое наследство».

— На каком языке?

— На французском. Я сразу и не понял.

— А ты тогда не знал французского?

— Зимой, в такой ранний час, французский не слишком понятен. Особенно когда с тобой говорит заметно улучшенный вариант Мерилин Монро.

— Тем не менее ты ее сразу оприходовал.

— Даже не проснувшись как следует.

— И женился на ней.

— Как только были оформлены ее документы.

— Значит, тебе все же пришлось платить налог на наследство.

— Нет. Это уладили юристы.

— И долго продолжалась эта идиллия?

— Продолжается до сих пор. Я все еще без ума от Майки, а она от меня.

— Но из того, что ты говорил раньше, я поняла, что вы расстались…

— Не перебивай. И запомни главное: мы целых два года не только делили друг с другом совершенную физическую и духовную любовь, но Майка ни разу даже не глянула на другого мужчину, а мужики за ней буквально увивались. Они, как воры-медвежатники, пытались подобрать к ней ключи, но безуспешно… Она оставалась абсолютно твердой и неуступчивой. Раскрывалась только навстречу, мне и тут уж, поверь, была совершенна.

— Давай объявим мораторий на превосходную степень! Ты, конечно, все равно ей изменял?

— Да, но с ее согласия и благословения. Так что вроде не было причины, почему это блаженство не могло длиться вечно. Я любил самую красивую женщину в мире, и она любила меня — только меня, и поэтому она предлагала мне самых прелестных своих подружек.

— Пока… Мы не съездили в Барселону.

— В мой родной город! Посетить музей Гауди? И моя мама украла у тебя Майку. Так? Повезло же маленькой Майке!

— Хватит болтать ерунду! И у Майки, и у меня не такой плохой вкус, чтобы идти смотреть подобную гадость. Так что у нас не было возможности встретиться с твоей замечательной мамочкой. Но в Барселоне, пытаясь стряхнуть с себя испанскую сонливость, мы посмотрели фильм, который пропустили в Милане. Я не ждал от фильма слишком многого, но его поставили и сняли мои друзья. Фильм назывался «Мадам Клод».

— Я его видела. И тоже в Барселоне. Может быть, в тот день мы были в кино вместе? Нет, я бы заметила твою жену.

14
{"b":"1923","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Полночное солнце
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Звезда Напасть
Зло
За закрытой дверью
Пророчество Паладина. Негодяйка