ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка из тихого омута
В открытом море
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Найди точку опоры, переверни свой мир
Generation «П»
Культ предков. Сила нашей крови
Иномирье. Otherworld
Вдохновляй своей речью. 23 правила сторителлинга от лучших спикеров TED Talks
Приоритетное направление
A
A

— Сколько эрудиции и выносливости в такое позднее время! К сожалению, мой собственный опыт не дает оснований для такого оптимизма. Я побывал в нескольких лабораториях, с которыми ты связываешь столь радужные надежды, но, увы, пока видел там только профессоров, столь же ревниво и собственнически относящихся к своим ретортам, как и к своим женам, и ассистентов, предпочитающих болтовню с приятелями решению нестандартных уравнений, которые ты кладешь в основу своих рассуждений. Да и сам я, — придется еще раз тебя разочаровать, хоть мне и стыдно тебе в этом признаться, — пока ты и Мидж не показали мне этого, я никогда не занимался любовью с двумя женщинами одновременно.

— Но ты, конечно, не сомневался в своих способностях?

— Я более сентиментален, чем ты думаешь. Я боялся, что внимание, которое я уделяю одной из любовниц, обидит другую. Если, конечно, она будет рядом.

— Это очень мило, но глупо. Удовольствие, которое ты доставляешь Мидж, — это и мое удовольствие. Особенно когда я наблюдаю.

— Ты не такая, как большинство людей.

— Но из того, что ты рассказал о твоих женах, они не кажутся ни ревнивыми, ни эгоистичными. Или их терпимость ограничена, как это принято в обществе, условием, что ты можешь делать все, что заблагорассудится, но так, чтобы они об этом не знали? Но мне трудно совместить это с тем удовольствием, которое испытывают Майка и Джулия, демонстрируя свое тело. Ты видишь, к чему я прихожу?

— Пока нет. Тем более, что они не похожи друг на друга ни в чем, в том числе и в этом. В Майке, конечно, не было и тени ревности. Но Джулия поначалу ревновала.

— Но это не мешало тебе спать с кем попало?

— Конечно. Но от нее я это скрывал.

— И тебе удалось совершенно изменить ее взгляды?

— Это сделала Майка, а не я. В тот день, когда Джулия научилась у нее, как любить женщину, она узнала, что и я тоже могу захотеть других женщин. Точнее говоря, она поняла, что я могу продолжать любить Майку.

— Логично. Но… нелогично!

— Нормально.

— То, что нормально, всегда ограниченно. Скажи, Джулия тоже почувствовала вкус к любви с Майкой? Или вообще к разнообразию?

— Как ни странно. Майка не сказала ей ни слова ни о своих принципах и практике, ни о своих княжествах и державах.

— А ты тоже ничего не рассказывал Джулии?

— Нет. Она думает, что Майка просто манекенщица, без всяких дополнений.

— Как они познакомились?

— Я это устроил. Фактически мне пришлось чуть ли не на аркане тащить Джулию, она едва не плакала, так ей не хотелось идти. А через час она уже улыбалась и вовсю целовалась с Майкой.

— Значит, ты научил Джулию любить женщин! Выходит, ты только прикидываешься плохим учителем?

— Боюсь, ты меня неправильно поняла. Я сказал, что Джулия научилась любить женщин, а на самом деле она научилась любить одну Майку.

— И никого больше?

— Никого.

— Значит, то, что она занималась любовью с Майкой, не вызвало у нее потребности забавляться с другими женщинами, как и то, что она спала с тобой, не заставило ее развить успех с другими мужчинами?

— Наверное, так оно и есть.

— Тогда беру свой комплимент назад. Ты все-таки никудышный учитель. А Майка тоже в инструкторы не годится.

— Сейчас ты еще больше удивишься. Прежде чем познакомить ее с Майкой, я несколько раз пытался уложить Джулию в постель с нашими общими приятелями — мужчинами, которых мы с ней хорошо знали. Но она не захотела. После того как она удачно дебютировала с Майкой, я пробовал уговорить ее заниматься любовью с женщинами, которые, на мой взгляд, должны были ей понравиться. И снова полное фиаско.

— Это рок, — иронически произнесла Вана, — трагическая загадка.

Она помолчала немного и спросила:

— А ты пробовал с кем-нибудь из них завести детей?

Гвидо явно шокировал этот прямой вопрос.

— Делать детей! Тебе не кажется, что на нашей планете и без меня хватает людей, которые только об этом и думают? Может быть, и у тебя та же навязчивая идея?

— Я не спрашиваю ни о себе, ни о роде человеческом, — настаивала Ванесса. — Меня интересуешь ты и твои жены.

— Что нового я могу тебе рассказать? Ни они, ни я не хотели обзаводиться детьми. Но это слишком длинная история…

Вана надолго замолчала. Гвидо показалось даже, что она уснула. И действительно, когда она снова заговорила, голос ее звучал сонно.

— Ты надеешься, что Джулия сейчас ждет тебя, как Пенелопа?

— Ничего похожего я не думаю, — Гвидо пожал плечами.

— А что же на самом деле?

— Мы с Джулией женаты уже два года. Так что ей пришло время искать замену.

— Что это за странный двухгодичный цикл? — рассмеялась Ванесса. — Почему именно два года, а не три, десять или один?

— Я не теоретизирую, — буркнул Гвидо. — Просто констатирую факты.

— Ты почувствовал, что надоел Джулии?

— Нет.

— Может быть, ты сам устал от нее?

— Нет, не то. Гораздо умнее разойтись, не дожидаясь, пока кому-нибудь из двоих станет скучно.

— Значит, ты хочешь развестись, чтобы проверить, сможешь ли ты после возвращения спать с Джулией с таким же удовольствием, как и с Майкой?

— Именно так.

— Ты будешь по-прежнему придерживаться той же системы: продолжать встречаться с каждой из них отдельно — или воспользуешься опытом, который приобрел со мной и Мидж, и станешь понемножку скрашивать однообразие повседневности? Если Джулия перестанет за тебя цепляться, она будет уже не такой наивной. Может оказаться, что ставки в игре, которую ведет Майка, чересчур высоки для дочери финансиста. Но я уверена, она не откажется увеличить количество игроков до трех.

— Я могу поверить в такое только из уважения к тебе.

— А когда новый меценат предложит тебе очередное пожертвование, ты тут же еще раз женишься?

— Пока что я совершенно не настроен заводить еще одну жену.

— Но ты можешь участвовать в решении вопроса о том, кто станет твоим преемником? Или тебе уже неважно, кто займет твое место в постели Джулии? Тогда неправда, что ты сам подбирал парней, которые постоянно увивались вокруг Джулии. И все же ты, наверное, уже знаешь своего преемника. Во всяком случае, знаешь, кто мог сменить тебя в тот день, когда ты сел на самолет и прилетел ко мне.

— Нет, я его не знаю. Когда я уезжал из Милана, мы с Джулией договорились, что не будем переписываться.

— Когда ты собирался уехать, у нее был кто-нибудь на примете?

— Нет, наверняка не было. К счастью, ей нравятся многие, так что она могла бы оказаться перед трудным выбором.

— Почему ты говоришь «могла бы»?

— Потому что ей не придется решать самой — так же, как и в первый раз, когда ее предложили мне. Мой босс по-прежнему на своем месте.

— И он назначит Джулии нового мужа? Или, может быть, уже назначил? Я думаю, девушку из такой хорошей семьи не отдадут какому-нибудь старому грубияну. При свободной любви такого не бывает.

— В столе у моего босса, — ответил Гвидо, — лежит бланк заявления на развод с моей подписью. Нужные сведения он впишет Сам.

— А Джулия участвует в решении этого вопроса?

— Она уже согласилась.

— Вот уж не ожидала, что в вашей передовой стране сохраняется система, которую и в Египте не часто увидишь.

— То, о чем я тебе рассказал, не характерно для всей страны. Эта система основана на тайном эротическом договоре, который заключили между собой Майка, Джулия и другие женщины и несколько мужчин. Всем им нравится, что их жизнью управляют.

— Неужели им действительно нравится, что их «желают», назначают им цену и передают из рук в руки, как имущество? Иными словами, они довольны, что превратились в товар? Дорогостоящий, конечно, но все-таки товар.

— Помнишь наш первый разговор, Вана? Когда ты назвала меня психологом-дилетантом? Похоже, что сейчас ты сама перешла на тот же жаргон. Избитые фразы вроде «женщина превращается в товар» служили пищей для ума старикам, которые до сих пор не могут выйти из состояния оцепенения. Люди нашего поколения должны мыслить более оригинально. Мы должны быть готовы принять утверждение, что синапсы в чьем-то мозгу так настроены, чтобы человек получал удовольствие, когда его или ее продают. При таких же обстоятельствах другие люди склонны возмущаться и протестовать в силу иной регулировки синапсов.

16
{"b":"1923","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Без надежды на искупление
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Голос вождя
Тайна Голубиной книги
Царство мертвых
Счастливая жена. Как вернуть в брак близость, страсть и гармонию
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений