ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Под сенью кактуса в цвету
Опасное увлечение
Жена по почтовому каталогу
Там, где цветет полынь
Безумнее всяких фанфиков
Мы – чемпионы! (сборник)
Падчерица Фортуны
Криштиану Роналду
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
A
A

Знакомый голос заставил меня обернуться. Человек, с которым я только что разговаривал, смотрел на меня с иронией.

— Я так и думал, что вы вернетесь ко мне за помощью, — произнес он.

— Значит, вы так и не уходили с того места, где мы расстались?

Он снова отвесил церемонный поклон. — Это был мой долг — подождать вас. Мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы сохранить спокойствие. Действительно, в моем положении было бы лучше всего расспросить человека, как найти дорогу. И я решаюсь на это. Но вместо того чтобы показать мне направление, он начинает рассуждать, тот ли отель я выбрал.

— Не могу поверить, чтобы человек вашего склада мог заказать такой низкопробный отель, — начал он выговаривать мне. — Вы считаете это допустимым?

Прежде чем я успел послать его к дьяволу, он вежливо улыбнулся:

— Разве мы путешествуем не для того, чтобы получать удовольствие? И добавил доверительным шепотом: — Вы, конечно, уже поняли, что я тоже не здешний. Я махнул рукой, показывая, что этот факт мне абсолютно безразличен.

Он воскликнул:

— Кстати, я разве не представился?

Запустив в карманчик жилета два пальца, он достал визитную карточку и протянул ее мне. Я с деланным интересом вгляделся в длинную фамилию, которую невозможно было прочесть; успел только заметить, что над ней изображен дворянский герб. Я пробормотал в ответ свою плебейскую фамилию. Не слушая меня, он пустился в новый длинный монолог, завершив его предлинной фразой:

— … и вы, конечно же, знакомы с моими произведениями.

Я воскликнул:

— Впервые слышу!

Он не высказал разочарования и произнес странную фразу:

— Однако нет других исследователей амазонок, кроме меня!

И погрузился в какие-то свои размышления, предоставив мне наконец возможность пуститься наутек.

Я обежал площадь, не узнавая ничего, и остановился в полном недоумении. Где вода, где берег? Мне не вырваться своими силами из этого дьявольского лабиринта!

Возвращаюсь, побежденный, к освещенному островку — единственному месту, где можно бросить якорь. Странный человек снова начинает свои рассуждения, как будто не заметив моего отсутствия:

— Согласитесь, что нельзя общаться с людьми, не делая между ними никаких различий. Роду человеческому грозит вырождение. И наш долг — не допустить этого. Но, кстати, вам будет спокойнее в частном доме…

— Я был бы вам очень признателен, если бы вы подсказали, как пройти кратчайшим путем к мосту Академии, — грустно попросил я.

— Следуйте за мной, — коротко отозвался он.

Неужели этот человек наконец-то услышал меня? Но он остановился у фонтана, украшенного высокими фризами с изображением вздыбленных коней.

— Изучите хорошенько эти фигуры! — воскликнул барон. — И вы сразу поймете связь между ними и моими героинями.

Я опустил чемодан на скользкую брусчатку мостовой и погладил мраморный зев фонтана, который, кажется, дышал под моими пальцами.

— Эти лошадки позволяли оседлать себя только тому, кто их любил, — продолжал рассказчик. — А любить друг друга могут только существа, созданные одинаковыми.

Я устало ответил, уловив его мысль:

— Пол перестает быть злом, если не подчиняется законам вида? Он вдруг посмотрел на меня как на старого знакомого.

— Вы упрямо используете слова, чтобы скрыть свои мысли, — воскликнул он. — Это секрет любого самоубийцы. Амазонкам помогло выжить то, что они не разговаривали.

Несомненно, делаю ошибку, притворяясь, что принимаю его игру:

— Так вот откуда идет их дурная слава?

— То, что им никогда не могли простить, — это их стремление к однополому существованию.

— Как же они продолжали свой род?

— Иллюзия необходимости противоположного пола еще не делает любовь возможной, но лишь скрывает ее истинные возможности.

— Природа, однако, распорядилась по-своему…

— Природа чаще обрекает нас на несчастья, чем на радости.

— Но мы не можем выбрать себе другие условия для жизни.

— Можно просто не подчиняться условиям.

— Убежать в фантастику?

— Мудрость амазонок заключается в том, что они отбросили сказку о мире, разделенном на мужчин и женщин.

— Отказ от признания полового плюрализма не может изменить реальность бытия.

— Они всегда знали, что существует только один пол.

— В каком мифическом пространстве?

— В том, где мифы становятся реальностью.

— Единственная реальность, о которой можно говорить с уверенностью — это смерть.

— Смерть понятна только там, где существует любовь, которая является антитезой смерти, — это отмена всех различий. — А амазонки вели войны из любви к жизни или из любви к смерти?

— Они сражались только за свободу любить.

— И какими мерками они измеряли эту свободу?

— Самой красотой их обнаженных торсов!

— То есть вы хотите сказать, что они были лесбиянками?

— Они были сами себе хозяйками.

— Такое искусство может иметь различный смысл.

— Смысл, который в этом заложен, еще никем не понят.

— Ну конечно, иначе амазонки не дожили бы до наших дней.

Он не реагирует на сарказм, просто замечает:

— В противном случае зачем я был бы здесь?

Я стараюсь казаться объективным:

— И каким образом они воспроизводятся?

— Кооптированием.

Мое молчание, по-видимому, заставляет моего странного собеседника думать, что я размышляю над этим открытием. Поэтому он уточняет:

— Вербуются среди женщин, способных быть мужчинами, и среди мужчин, способных быть женщинами.

Должно быть, я на какое-то мгновение закрыл глаза, потому что, осмотревшись, вдруг никого не увидел рядом с собой. Жду какое-то мгновение, зову. Никто не отвечает. С некоторым сожалением поднимаю свой чемодан и снова пускаюсь в путь с новым болезненным усилием, в попытке вырваться из лабиринта, в который я позволил себя завлечь.

Удаляюсь от фонтана, пока не натыкаюсь на стену. Обойдя ее, нахожу проход. В конце прохода вижу обычные венецианские стены. Но канал, идущий вдоль этих стен, имеет узкую неогороженную мостовую, и приходится ступать по воде. Чем дальше, тем вода становится выше. Может, это начало одного из очередных наводнений, которые так часто случаются в Венеции? Может, начинается период, когда расположение луны и солнца поднимает уровень моря? Знаю только, что в этом направлении идти больше нельзя. Но только делаю несколько шагов в другую сторону, как снова коварная вода настигает меня. Теряя голову, опрометью бегу с этого места. Туман превратился в жидкий лед, который морозит губы и жжет глаза. Руки и ноги становятся ватными. Кажется, я чувствую за спиной журчание настигающей меня темной и густой массы. Больше нет моих сил.

Я громко кричу, уже не соображая, какие слова срываются с моих губ. Чувствую, как они, словно смеясь надо мной, отскакивают от черной поверхности ледяной воды. — Фонтан! Где Фонтан амазонок? От звуков этой безнадежной молитвы прихожу в себя и вдруг начинаю смеяться: очевидно, слова барона настолько утомили меня, что голова пошла кругом. Теперь мне лучше. Если бы не тяжесть этого бесполезного чемодана, я чувствовал бы себя еще более готовым преодолеть последний этап. Но поскольку я считаю его бесполезным, зачем таскать лишний груз? Просто из привычки? Или в самом деле мне так уж дорого содержимое чемодана?

Делаю над собой усилие — может даже большее, чем нужно, — и оставляю свой груз возле стены. Ухожу, стараясь не прислушиваться к долго преследующим меня воплям сожаления.

Почти сразу же снова оказываюсь у знакомого фонтана. Или это другой, просто похожий на прежний? Их так много на больших и малых площадях Венеции. Наверное, я проделал больший путь, чем мне показалось.

Внимательно рассматриваю барельефы на парапете фонтана. Узнаю неспешный аллюр, мягкость взгляда, нежные изгибы молодых лошадок, грациозность которых так расхваливал мне ученый. И правда, они прекрасны. Становлюсь на колени, чтобы получше рассмотреть их очертания и снова погладить их шелковистые спины. Не всякая обнаженная девица в этой каменной плоти способна вызвать столько человеческих чувств. С каким наслаждением я сел бы без седла на эти чувственные спины, обнял руками их грациозные, пронизанные теплыми венами шеи, окунул лицо в пахнущие луговыми травами гривы!

3
{"b":"1925","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тобол. Мало избранных
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Как выжить среди м*даков. Лучшие практики
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Темная ложь
Метро 2033: Спастись от себя
Стеклянная магия
Как курица лапой
Лифт настроения. Научитесь управлять своими чувствами и эмоциями