ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее неприятие каперской жизни только усилилось, когда она увидела, насколько изменился после той бойни дядя Жак. Если раньше он был простодушным, очаровательным мошенником, то теперь превратился в мрачного убийцу. Она слышала жуткие истории о том, как, взяв в плен английских пиратов, он беспощадно убивал их одного за другим. И даже разгромил американский военный корабль, попытавшийся встать у него на пути, когда в бескрайних водах Атлантики он искал убийц, погубивших его семью.

Совершив свою страшную месть, он немного поутих и вновь обрел черты прежнего милого дяди-мошенника, которого она так любила в детстве. Жак вернулся в Новый Орлеан, и между ними вновь зародилась хрупкая дружба. Но стоило завести речь об англичанах, в глазах его загорался пугающий огонь, при виде которого у нее холодели пальцы. Ее глубоко ранила мысль, что когда-нибудь и он закончит жизнь, как ее родители.

Майор Вудвард вздохнул.

— Черт подери! Карамба и черт подери! Дочь Зэна! Только этого мне и не хватало, — он потряс головой. — С трудом верится, хотя, признаюсь, многое проясняет.

— Что, например? — она подняла на него глаза.

— Ну, например, то, почему вы так храбро вели себя на балу. И также то, почему до сих пор не замужем. — Голос его стал жестче. — И заодно и то, почему прибегли к шантажу, чтобы добиться моей помощи.

— Но ведь вы поможете мне, правда? — Она беспрестанно теребила платок, пытаясь скрыть свою неуверенность. — В обмен на мое молчание, договорились?

Он отодвинулся от нее и поглядел в сторону магазина Зэна.

— Я еще не решил. Но, поверьте, мадемуазель, лучше бы вы держались от всего этого подальше.

— От чего подальше? От безвыходного положения моей кузины?

— И от этого в том числе. — Он немного помолчал. — А более всего от моих дел с Жаком Зэном. — В его голосе проскользнуло нетерпение, но она не собиралась отступать.

— Если желаете последнего, то вы должны помочь мне с первым. Я не могу отказаться от поисков солдата, укравшего невинность Дезире. И если мне придется заставлять вас помочь, то способ я найду, можете не сомневаться.

— Серьезно? — спросил он насмешливо. — Сдается мне, что ваши угрозы — не больше чем пустой звук. Вряд ли вы горите желанием сдать дядюшку властям. Ну что, прав я?

Она не учла, что в этой маленькой битве он сможет использовать против нее такой ход. Ну что ж, мало ли других хитростей в копилке настоящей женщины.

— Вы правы. Я никогда не подвергну дядю Жака такой опасности. Но я абсолютно уверена, что вашим планам мне удастся помешать в любом случае. Подозреваю, что ваш вклад в дядин промысел довольно незначителен. Представляете его реакцию, если я пожалуюсь, что вы оскорбили меня на балу? Он сразу порвет с вами все дела, это в лучшем случае.

— Как я… что? — Он резко шагнул к ней, совершенно взбешенный. — Я не оскорблял вас!

Она пожала плечами.

— А дядя Август, кажется, считает, что оскорбили. И, уверяю вас, если я пророню пару слезинок и кинусь дяде на шею…

— Он прекрасно поймет, что вы пытаетесь навязать ему свою волю! — вскричал Вудвард. Но взгляд говорил, что его уверенность не так велика, как майор хочет показать.

— Возможно. Но тогда у меня в запасе есть история о том, как вы отказались помочь мне найти обидчика моей кузины.

Теперь он был мрачнее тучи. Таким она даже дядю Августа никогда не видела в худшие его минуты.

— Ну уж этого вы точно не сделаете. Не станете рисковать: вдруг дядя Жак протреплется вашему заносчивому Фонтейну о ваших с Дезире проказах.

— Почему же, отнюдь. Сделаю. Желаете испытать меня? Давайте вернемся в магазин и послушаем, что он скажет?

Вудварду оставалось бесцельно метать громы и молнии. Разумеется, Камилла блефовала. Ни за что не стала бы она совать нос в дела дяди Жака, а даже если бы и попыталась, он, скорее всего, счел бы это девичьими глупостями, не стоящими внимания. Особенно когда на чаше весов деловое соглашение, которое сулит хороший куш. Но майор Вудвард не мог знать этого наверняка.

И когда он наконец заговорил, Камилла поняла, что выиграла это сражение.

— Ни одна женщина не злила меня больше, чем вы.

— Но вы мне поможете, да?

— А разве у меня есть выбор? — процедил он сквозь сжатые зубы.

Она покачала головой, боясь проронить хоть слово: вдруг он услышит облегчение в ее голосе и поймет все ее уловки.

— Значит, вы будете молчать о том, что слышали? — спросил он сердито. Когда она кивнула, соглашаясь, он добавил: — Чтобы ни одна живая душа об этом не знала, мадемуазель Гирон. Даже ваша любимая кузина. Договорились?

Она еще энергичнее закивала.

— Ну что ж, я помогу вам, — неохотно произнес он. — Хотя подозреваю, что мне еще придется сильно пожалеть об этом.

4

От военной угрозы много солдат не погибнет.

Креольская поговорка

Глядя на мадемуазель Гирон, Саймон проклинал себя на чем свет стоит. Что за чертово невезение! Просто поверить невозможно. Связался с племянницей Зэна, это надо же!

Одного движения ее мизинчика было бы достаточно, чтобы сорвать все его планы насчет матерого пирата.

Признайся он в настоящих мотивах, толкнувших его на это соглашение, она непременно предупредила бы негодяя. Но если он хочет, чтобы все прошло как по маслу, значит, придется помогать этой чертовой девице. Она ясно дала понять, что такова цена ее молчания.

Он скрипнул зубами. Только бы удержаться и не задушить ее. Чертова французская ведьмочка! А ведь он уже почти ощутил вкус крови Зэна на своих губах, и тут появилась она и начала мутить воду.

И надо же было ей оказаться не кем иным, как племянницей пирата! Зачем только она напомнила ему, что Зэн тоже потерял близких в этой бойне…

Карамба и черт подери, это ровным счетом ничего не значит. Зэн — ничем не лучше тех пиратов, одиннадцать лет назад напавших на их лагерь. Достаточно вспомнить, что он открыл огонь по кораблю американского военного флота — без единой капли жалости. Может, он и не стрелял сам, но разве это важно? Джошуа, человек необычайной храбрости и благородства, едва вступивший в жизнь, был убит ни за что.

Он сжал кулаки. Значит, Камилла Гирон — племянница Зэна. Прекрасно! Это ничего не меняет. Ничегошеньки, черт подери!

Какой-то прохожий замедлил шаги и посмотрел на мадемуазель Гирон. Хотя лицо ее наполовину скрывал низко надвинутый капюшон, ей не поздоровится, если ее узнают. Саймон даже не отдавал себе отчета, почему это вдруг его так волнует. Он уставился злым взглядом в глаза незнакомца, и тот немедленно ретировался.

Когда он исчез за поворотом, Саймон взял Камиллу за руку.

— Пойдемте со мной, — сказал он, направляясь к городским воротам.

— Куда?

— Нам все-таки нужно поговорить в уединенном месте. Здесь вас, того гляди, узнают.

Руку она отняла, но покорно последовала за ним.

— Мне показалось, что мы уже все обговорили, — тихо произнесла она.

— Если бы, — усмехнулся Саймон. Но, наткнувшись на ее острый взгляд, добавил: — Не можете же вы просто переложить всю ответственность на мои плечи и забыть. Необходимо договориться о плане действий: как мы будем передавать друг другу сообщения, и что мне делать с любовником вашей кузины, когда я выясню его личность, и так далее.

— Вы расскажете ему о положении Дезире, и после этого он на ней женится. По-моему, все достаточно просто.

Он чуть не расхохотался от эдакой наивности.

— Безусловно, если только ваша кузина не выдумала всю эту историю… или не заблуждается относительно благородных качеств этого молодого человека. Предположим, он отнюдь не горит желанием на ней жениться, что тогда? Предположим, расскажу я ему о ее интересном положеньице, а он в ответ только рассмеется.

По растерянному выражению ее лица он понял, что такая возможность даже не приходила ей в голову.

— Тогда вы заставите его жениться! — уверенно сказала она. — Это ваша прямая обязанность.

13
{"b":"19262","o":1}