ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Понятно. А когда ты женишься на мадемуазель Гирон, ты не раздумаешь насчет Зэна?

Саймон сжал кулаки. Об этом он старался не задумываться, но он знал, что ответ может быть только один.

— Нет, сэр. Не раздумаю.

Генерал вздернул бровь.

— Боюсь, что твоей женушке это вряд ли придется по вкусу.

— Может быть. Но ей придется понять, что мой долг перед страной превыше всего. Я заметил, что и от собственной жены вы ожидаете того же.

Легкая улыбка заиграла на губах генерала.

— Серьезно, заметил? Жаль, что ты мне раньше не сказал. Звучит приятно. Хотя в принципе моя жена, конечно, согласна с тем, что долг превыше всего, но на деле она уверена, что это все не так уж важно. — Он отхлебнул портвейна. — Тебе придется узнать много нового о женщинах, если ты думаешь, что они всерьез принимают ту часть брачного договора, которая касается «повиновения». Женщины чаще всего поступают так, как им вздумается, а нам остается лишь надеяться, что это их «вздумается» совпадет с нашими интересами.

— Признаюсь, что в случае с Камиллой я уже с этим столкнулся. Но в этом случае я буду тверд. На это можете рассчитывать. — И тем не менее Саймон со страхом ждал дня, когда придется ей все рассказать. Да, он боялся этого.

— В таком случае позволь, я дам тебе небольшой совет относительно женщин. Мы с тобой — люди действия. Мы привыкли завоевывать мир шпагой. Но женщину шпагой не завоюешь. Единственное пригодное оружие — это уговоры и обещания. Не думаю, что тебе удастся заставить мадемуазель Гирон сделать то, что ты захочешь, женщину с таким характером трудно принудить к чему-нибудь.

— С Камиллой я справлюсь, — сказал Саймон сквозь зубы. — Об этом не беспокойтесь.

Генерал смотрел на дно своего стакана.

— А ты ее любишь, майор Вудвард?

— Что?

— Я спросил, любишь ли ты ее, — генерал поднял глаза и посмотрел прямо на Саймона. — Знаешь, женщины придают этому большое значение.

Саймон скрипнул зубами. Он не любил, когда ему задавали такие вопросы, особенно если сам не знал на них ответа. Любит ли он ее? А что он знал о любви? И как он мог полюбить племянницу своего заклятого врага, чей отец разорял корабли ради наживы, а дядя убил его старшего брата Джошуа?

Однако он ее хотел. Боже правый, как он хотел ее! Сила этого желания его просто пугала.

— По правде говоря, я пока не знаю, как отношусь к Камилле.

— Ах, вот как, — генерал снова отпил глоток портвейна. — Но, очевидно, у тебя не возникает физического отвращения, а? Понимаешь, о чем я говорю?

«Ну давай, скажи это, ты, старый негодяй! — думал Саймон. — Ты думаешь, что я жду не дождусь брачной ночи, не так ли? Ты чертовски прав! А если разобраться, почему мне и не ждать ее?»

Но сказал он другое:

— Да, генерал. Она очень красивая женщина. Генерал посмотрел на него долгим подозрительным взглядом. Затем лицо его прояснилось.

— Ну что ж, тогда желаю вам обоим счастья. Думаю, она будет тебе хорошей женой, хоть она и племянница Зэна.

— Спасибо, сэр. Я тоже так думаю.

К своему удивлению, он обнаружил, что сказал это от чистого сердца. Хотя Камилла порой сводила его с ума своей слепой преданностью кузине и постоянными попытками разрушить его планы, он обнаружил, что с нетерпением ждет того дня, когда она станет его женой.

Он не мог этого объяснить, но подумал: «Как приятно, когда кто-то ждет твоего возвращения в конце долгого-долгого дня. Как приятно…»

11

Унция кровных уз весит намного больше, чем фунт дружбы.

Креольская поговорка

Камилла блуждала в дебрях блаженного сна: ей снилось, что Саймон осыпает ее поцелуями, и тут ее сильно потрясли за плечо.

— Проснись, Кэмми, — донесся до ее сознания встревоженный голос. — Ты должна мне все рассказать! Что произошло? Ты действительно помолвлена с майором Вудвардом?

Камилла с трудом открыла глаза. Над ней склонилась Дезире, освещенная сиянием раннего утра. Камилла со стоном отвернулась и снова закрыла глаза.

— Я сплю. Не мешай.

Когда она наконец после долгих разбирательств с дядей Августом добралась до постели, было уже далеко за полночь, а заснуть ей удалось отнюдь не сразу. Она лежала без сна и думала о Саймоне, об их помолвке, обо всем…

Ох, Пресвятая Дева Мария, теперь она уже не заснет вновь, а рассказывать Дезире обо всей этой путанице очень не хочется: она пока и сама до конца не понимала, что произошло и как к этому относиться.

Она почувствовала, что Дезире снова склонилась над ней. Ни с чем не сравнимый аромат свежеиспеченных булочек разбудил ее окончательно. Она открыла глаза: перед лицом на подушке стояла тарелка с оладьями.

— Маман встала спозаранку, чтобы нажарить оладий, — прошептала Дезире. И добавила заговорщически: — Я тебе еще и кофе принесла.

Камилла тронула обсыпанный сахаром румяный бочок. Оладьи были горячие, только с огня. Дезире знала, что это ее любимое лакомство.

Осторожно, стараясь не перевернуть тарелку, она села в постели и уставилась на кузину.

— По-моему, это взятка.

Глаза у Дезире светились нескрываемым любопытством. Она протянула Камилле чашку дымящегося кофе.

— Я просто хочу знать, что случилось, и все. Я не подозревала, что вы с майором такие друзья. Ты в него влюблена?

Камилла взяла оладышек и откусила хрустящий край. Но даже вкусный завтрак не улучшил ее настроения.

— Нет. Мы…

— Папа сказал, что майор тебя опозорил. — Дезире поставила кофе на столик у кровати. — Он сказал, что ты пошла в дом генерала Уилкинсона, чтобы тайно встретиться с майором Вудвардом. Значит, ты должна его хоть немного любить, правда?

По тону Дезире было понятно: она обижена скрытностью Камиллы.

— Я действительно встречалась с ним тайно, но только потому, что… — Камилла вдруг оборвала себя на полуслове. Если она сейчас скажет, почему встречалась с майором, Дезире расстроится окончательно. И к тому же ее не удастся застать врасплох, когда она неожиданно увидит солдат на балу.

Какое ужасное, ужасное положение! Она ни с кем не может поделиться. Как ни поверни, все выходит плохо. Она прикусила губу, чтобы подавить неожиданные слезы, навернувшиеся на глаза, но одна из них не удержалась и скатилась по щеке.

— Ох, Кэмми! — Дезире села на кровать и протянула к Камилле руки. — Мне ты можешь рассказать, почему тебе пришлось встречаться с ним тайно? Что могло заставить тебя общаться с… — Она замолчала и с тревогой спросила: — Это ведь не имеет ко мне отношения, нет? Ты как-то обмолвилась, что поговоришь с майором о моем… положении, но я ведь тебе не велела.

— Нет, дело совсем не в этом, — поспешила Камилла успокоить кузину. Но Дезире продолжала смотреть подозрительно, и было понятно, что она не слишком-то поверила. Как же объяснить всю эту заваруху? Камилла едва ли могла рассказать ей о первом споре у магазина дяди Жака.

И вдруг ее словно озарило. Она могла открыть Дезире малую толику правды.

— Понимаешь, не так давно я пошла повидаться с дядей Жаком и случайно подслушала, как они с майором договариваются о ввозе контрабанды в Новый Орлеан. Майор меня поймал… и заставил обещать, что я никому не проболтаюсь. — И вдруг она вспомнила, что он не велел ей говорить об этом даже Дезире. Но как ей еще удалось бы вывернуться? — В общем, он устроил нашу вчерашнюю встречу, чтобы убедиться, что я держу обещание.

Это ведь очень маленькая ложь, правда? Наверняка ее можно за это простить.

— Так майор — преступник? — на лице Дезире был написан ужас. — Ох, ну что за подлец! Ни за что бы не подумала. А кажется таким…

— Да. Отъявленный негодяй.

— Тогда как же ты можешь выходить за него замуж? — воскликнула Дезире. — Он хочет, чтобы ты хранила тайну, и для этого принуждает выйти за него замуж?

— Ну это не совсем так, — возразила Камилла. Господи, она совсем запуталась! Она не рассчитывала, что ее маленькая ложь может быть так понята, и совсем не хотела выставлять Саймона бесчувственным преступником. — Он не такой плохой, как может казаться. Мы действительно женимся потому, что он меня скомпрометировал.

35
{"b":"19262","o":1}