ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он не понял, была ли в ее словах горечь, или она просто констатировала факт.

— Вообще-то я подумал, что после всего, во что это обошлось тебе, это — самое меньшее, что я могу тебе сделать. Я имею в виду, что, если бы не она, мы бы не были сейчас помолвлены, и просто совестно после всего пустить это дело на самотек и опустить руки. Ты согласна?

— Наверное, ты прав. — Может быть, действительно стоит довести дело до конца и узнать все-таки правду.

«Наверное? Может быть, стоит?» — Нет, ее что-то явно волновало, и это не имело, скорее всего, ни малейшего отношения к ее кузине. Он мысленно вернулся к событиям нынешнего утра и попытался понять, в чем же дело?

— Послушай, ты же не веришь в то, что сказал Зэн? О том, что я женюсь на тебе из-за какой-то сумасшедшей идеи теснее связаться с ним?

— Нет, — она зашагала быстрее, и ему тоже пришлось прибавить шагу.

— Что же тебя так беспокоит? Она резко остановилась.

— Просто… — она нервно теребила концы платка и смотрела мимо него вдоль пустынной улицы. — Ох, Саймон, — сказала она тихо и взволнованно. — Ну зачем тебе связываться вообще с нонком Жаком? Это так опасно. И если тебя раскусит генерал, неприятностей не оберешься.

Он не мог поверить своим ушам. Так вот что ее беспокоило? Она за него переживала? И она не хотела, чтобы он имел дело с ее дядей? Он с трудом подавил улыбку. Черт подери, если бы она только знала!

Что ж, может быть, впоследствии, когда она узнает, что он обманывал и Зэна, и ее, это смягчит удар. Ох, боже правый. Ей это не понравится. Ох, как не понравится.

— Не волнуйся за меня, Принцесса, — пробормотал он. — Никто не интересуется мелкими каперами и их темными делишками. Я просто делаю то, от чего не отказался бы ни один офицер, — он едва не решился сказать ей правду. Но даже если она и не одобряет дядиного бизнеса, она ни за что не захочет, чтобы его арестовали. Ничто тогда не остановит ее, она побежит предупредить Зэна. Нет, он не мог рисковать. — Послушай, это ведь ненадолго. А потом мы попросту забудем обо всем.

Взгляд ее стал умоляющим.

— Мы можем забыть об этом прямо сейчас, — она схватила его за руку. — Почему бы не начать все сначала? Не нужно тебе связываться с нонком Жаком. Мне не важно, сколько у тебя денег, а у меня есть приличное наследство.

— Я не хочу твоих денег, — сказал он. Все ее наследство — результат пиратских набегов. Может, это было глупое упрямство с его стороны, но он не желал даже дотрагиваться до этих денег. — Можешь потратить их на что хочешь, но я сам должен позаботиться о своей жене.

— Но ты же предаешь свою страну ради жалкой горсти серебра и пары глотков виски! — воскликнула она, пожалуй, слишком громко.

Он оглянулся. Улица была пуста, но зачем зря рисковать. Поймав ее за руку, он увлек ее по направлению к полутемной аллее, где их никто не увидит и не услышит. Потом он притянул ее за плечи ближе к себе и заставил смотреть в лицо.

— Наша свадьба и мои дела с Зэном друг с другом не связаны, — так я ему и сказал. И тебя это не касается, поэтому держись от этих дел подальше!

— Нет, касается! А что, если у нас будут дети? Что с ними станет, если их отца посадят в тюрьму или казнят?

Дети. Он открыл рот. У него было такое чувство, будто из него мгновенно вышел весь воздух. Боже правый, она уже думает о детях! Он совершенно не думал о том, что будет после свадьбы. Но дети — это часть семейной жизни, и немалая часть.

Образ сына, который скачет рядом с ним на лошади, учится стрелять и охотиться, поразил его воображение… Черт подери! Он никогда не думал о детях. Но ему всегда хотелось когда-нибудь обзавестись детьми.

Из нее получится превосходная мать. Он представил, как она держит дитя у груди, баюкает, качает.

Вдруг он увидел, что по щекам ее бегут слезы, и сердце его как будто сжал железный кулак.

— Ох, Принцесса, — забормотал он, обнимая ее. — Клянусь, я не допущу, чтобы с тобой или с нашими детьми что-то случилось.

— А вдруг ты ничего не сможешь поделать? — зашептала она горячо. — Вдруг генерал узнает, и …

— Ш-ш, ш-ш, — прижал он палец к ее губам. — Доверься мне, я справлюсь. Только доверяй мне, и больше ничего.

Она хлюпнула носом.

— Я доверяю, но…

И тогда он ее поцеловал. Только этим и можно было отвлечь ее от рыданий. Сначала он подумал, что она отвергнет его поцелуй и будет дальше упрашивать его. Он покрепче обнял ее за талию и свободной рукой поймал ее голову, чтобы она не смогла отвернуться, и Камилла, кажется, сдалась.

И тут он забыл, где они находятся и куда шли. Как будто повторилось все, что произошло вчера вечером в том саду… он ее целует, она отвечает поцелуем, открывает свой нежный маленький рот, чтобы впустить его язык, хотя он бы предпочел войти в нее несколько по-другому.

Одна только мысль об этом так его возбудила, что он застонал и прижался к ее мягкому телу, ища облегчения сковавшему его напряжению. Он не знал, почему она так на него действует, почему с нею он чувствует себя безусым мальчишкой на первом свидании с женщиной, но он не жаловался. Рот ее был сладким и теплым, как разогретая патока, и от нее пахло лепестками розы, высохшими на солнце, и льняной тканью. Он не мог насытиться ею. И вряд ли когда-нибудь ему это удастся.

Руки его, кажется, зажили собственной жизнью, безудержно лаская. Но остановить себя он был не в силах. Он жаждал избавить ее от малейшего сомнения в его истинной страсти. Отодвинув лиф платья, он нащупал возбужденный сосок и поглаживал его, пока она сама не прижалась к нему крепко-крепко, будто повторяя линии его тела.

«Как будет чудесно делать с ней детей», — думал он, прокладывая поцелуями путь от выгнутой шеи к ее груди. Он не выдержит ожидания первой брачной ночи, если не попробует на вкус еще неизвестных закоулков ее восхитительного тела.

Но это все, что удалось ему на этот раз. Потому что стоило его губам сомкнуться на ее соске, она, кажется, очнулась.

— Нет, — зашептала она, отталкивая его.

Он смотрел на нее, желание билось в каждой его жилке.

— Почему нет? Мы помолвлены. Мы скоро поженимся.

Она кивнула и поправила одежду.

— И пока мы не поженимся, я хочу сохранить честь. — Он нахмурился, и голос ее стал умоляющим. — Я не хочу оказаться в положении Дезире — беременная и без мужа. Разве ты не понимаешь?

— Необязательно заходить так далеко. Я хочу дотрагиваться до тебя, Камилла, хочу…

— Нет. — Хотя ему и показалось, что его слова разожгли в ней желание, но подбородок ее был упрямо вздернут. — Не здесь. Не сейчас. После свадьбы для этого будет достаточно времени.

Он стал спорить, и снова сжал ее в объятиях, и целовал до тех пор, пока она снова не перестала воспринимать окружающий мир. Но одного взгляда, брошенного на грязную аллею, где они стояли, оказалось достаточно, чтобы он передумал.

Конечно, она права. Теперь не место и, не время для этого. Придется ему попридержать своего скакуна, пока не настанет его час. Он мог справиться с собой, но радоваться отсрочке он никак не мог. Этого она от него не дождется.

13

Я танцую под ту музыку, которую играют.

Испанская поговорка

День свадьбы Камиллы выдался ясный и солнечный, один из тех редких зимних дней, когда Новый Орлеан не охвачен ни пронзительным холодом, ни сырым туманом. Утро было прохладное, хрустящее и прозрачное, как льдинка. Но Камилла не замечала этой прелести.

Она давным-давно была на ногах, вышивала почти готовое свадебное платье.

— Интересно, дал бы нам дядя Август всего четыре дня на подготовку, если бы ему самому пришлось шить это платье? — проговорила она.

Дезире сидела рядом, в одной руке держа тоненькую иглу, в другой — крошечные жемчужины.

— Представь себе папа, пришивающего жемчуг на платье, — она приладила жемчужину на кайму рукава. — У него такие огромные ручищи, что ему понадобилось бы шило.

41
{"b":"19262","o":1}