ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Камилла налила вина в бокалы и подала один своему деверю.

— Вы, должно быть, хотите пить, — сказала она, совсем позабыв, что они собирались на ужин к Фонтейнам. — Вы проделали немалый путь. Что привело вас так неожиданно в Новый Орлеан?

— Замечательная новость, вот что, — Нейл сделал глоток и обернулся к шедшему сзади брату. — Ни за что не поверишь, Саймон. Помнишь Пэдди О'Хара, ближайшего друга отца?

— Помню. — Саймон пояснил Камилле: — О'Хара был одним из торговцев мехом, и, даже после того, как отец перестал путешествовать в поисках товара, он продолжал поддерживать с ним дружеские отношения.

Нейл улыбнулся брату:

— Ну так вот. О'Хара вдруг приезжает совершенно без предупреждения и говорит, что привез мне деньги, которые задолжал отцу. Ну, думаю, должно быть, это небольшая сумма, несколько долларов… — Он помолчал для пущего эффекта, волнение было написано на его лице. — Но это оказалось больше, чем несколько долларов. Это оказалось тридцать тысяч долларов.

— Сколько? — в один голос воскликнули Саймон и Камилла.

Несколько мгновений Саймон таращился на брата, не в силах вымолвить ни слова. Наконец переспросил:

— Какого дьявола?..

— Оказалось, — продолжал Нейл, — что отец и несколько его друзей сложились и наняли корабль, чтобы он доставил из Индии шелк и серебро. Это было рискованное предприятие, потому что путь лежал мимо мыса Надежда, а это опасно, но капитан им попался опытный, и они надеялись, что дело закончится хорошо, — Нейл усмехнулся. — И оно действительно закончилось чертовски хорошо. После продажи товара и выплаты гонорара капитану они получили огромную прибыль. О'Хара привез нам долю отца. Представляешь, тридцать тысяч долларов?!

Саймон все еще не мог прийти в себя. Камилла сказала:

— Как это замечательно для вас обоих! — Она села на кушетку и одарила Саймона сияющей улыбкой. Раз судьба преподнесла ее мужу такой подарок, он теперь может делать все, что хочет. Может даже уволиться из армии, как он и планировал до женитьбы. — Разве это не прекрасно, Саймон?

Саймон, все еще не веря в такую удачу, потряс головой.

— Никак не возьму в толк. Это не дурацкая шуточка, а, братишка? Ты серьезно?

— Серьезней не бывает. Большую часть твоей половины я положил в банк в Ричмонде, в ожидании дальнейших указаний. — Нейл достал из внутреннего кармана шелковый кошелек и улыбнулся. — Но сколько-то из этих денег я привез тебе. — С этими словами он бросил кошелек Саймону.

Саймон поймал, и Камилла поняла, что кошелек был не из легких. Саймон открыл его и вытащил на свет горсть золотых монет.

— Невероятно! И отец ни словом не обмолвился об этом! Ни одним словом!

— Ну, ты же знаешь, каким он был. — Нейл сел на кушетку рядом с Камиллой. — Он никогда не говорил о том, что задумал, пока не увидит результата.

— В основном все его задумки ничем не кончались, — пояснил Саймон Камилле.

Нейл улыбнулся.

— Может быть, Госпожа Удача решила осчастливить его, хотя и поздновато.

Камилла начала понемногу осознавать, что может принести такая неожиданная удача не только Саймону, но и ей. Они могли теперь строить большие планы на будущее для себя и своих детей.

Их детей, подумала она с неожиданным удивлением. А что, если их первенец уже растет внутри ее? Что, если нынче он заронил в нее семя их будущего ребенка?

Она покраснела от этой мысли. Надеясь, что никто этого не заметил, она сказала Нейлу:

Ты действительно очень хороший брат. Приехал в такую даль, чтобы привезти новость и деньги, а ведь мог просто послать письмо.

Улыбка Нейла погасла на его губах.

— Вообще-то, я не только ради этого прибыл в Новый Орлеан. У меня тут осталось одно маленькое незаконченное дельце…

— Ах, вот как, — проговорила Камилла. Какое незаконченное дельце мог он иметь в Новом Орлеане? Ведь он приехал сюда впервые. — И какое же это дельце?

Вдруг Саймон забеспокоился:

— Перестань, Камилла, может, Нейл не хочет говорить об этом, — он послал Нейлу бледную улыбку. — Креолы намного менее скрытны со своими родственниками, чем мы, американцы.

И прежде чем Камилла начала оправдываться, что не считает свой вопрос дерзким ни для креолов, ни для американцев, Нейл заговорил:

— Да нет, я вовсе не против сказать вам двоим. К тому же твоя чудесная жена-креолка может дать мне совет, как быть дальше. Дело у меня деликатное, так просто не подступишься.

Теперь выражение лица Саймона стало и вовсе странным. Камилла могла поклясться, что в этом выражении присутствовало чувство вины. Но в чем же, господи, дело?!

— Не знаю, как вообще я могу что-то советовать, тем более если дело касается бизнеса, но я попробую, — сказала Камилла, обращаясь к новому родственнику.

С благодарной улыбкой Нейл взял ее за руку.

— Видишь ли, дорогая моя сестрица, я должен сказать кое-что такое, чего даже Саймон не знает. Дело в том, что я безумно влюблен.

Камилла все еще не была уверена, что сможет что-либо здесь посоветовать, но она обрадовалась, что Нейл избрал именно ее для своих признаний.

— Это прекрасно, — сказала она с улыбкой. Саймон тихо застонал, и она взглянула на него с удивлением. Почему он не радуется за своего брата?

— Она креолка, совсем как ты, — продолжал Нейл.

— Неужели! — воскликнула Камилла. — Вот уж не думала, что в Виргинии живет много креолов.

— Почему в Виргинии? — спросил Нейл с такой улыбкой, будто она сказала что-то ужасно забавное, и уточнил: — Конечно, она живет здесь.

Камилла уставилась на него во все глаза.

— Но как же ты с ней познакомился? Она что, приезжала в Виргинию?

— Нет, нет. Я встретил ее здесь в мой прошлый приезд. Пораженная, Камилла задала совсем уж глупый вопрос:

— Значит, ты уже бывал в Новом Орлеане?

— Да, конечно. Я был здесь пару месяцев назад, привез Саймону весть о смерти отца. И жил в его доме примерно три недели. Разве он не говорил?

Саймон пробормотал проклятие, и тут Камиллу осенило. Боже мой, два месяца назад Нейл был в Новом Орлеане. За это время он встретил креольскую девушку, в которую влюбился. Ох, нет, быть того не может! Саймон наверняка сказал бы ей что-нибудь по этому поводу. Он не стал бы ее обманывать. Ведь это так важно.

Но, взглянув на Саймона, она поняла, что не права. Чувство вины легко читалось в его глазах. Ей потребовались все силы, чтобы продолжать улыбаться Нейлу, пряча свою боль. Ей казалось, что кто-то вырезал сердце у нее из груди кухонным ножом.

Каким-то образом ей удалось произнести:

— Нет, мой муж не упомянул об этом.

Нейл не замечал царящего в комнате напряжения.

— В общем, на балу я встретил девушку, которая просто похитила мое сердце, так… — теперь он выглядел виноватым, — что я захотел жениться на ней. Но она мне отказала. Она сказала, что я недостаточно богат, чтобы содержать ее, — теперь в голосе его слышалась горечь. — Тогда я уехал. Я не мог находиться так близко к ней и без нее.

Нейл и Дезире! Наверняка! Она все еще не верила, но это многое проясняет. Вот почему Дезире так интересовалась семьей Саймона. «Ох, какая же я глупая, — подумала о себе Камилла. — Почему было не спросить, бывал ли здесь его брат. Но, разумеется, он не признался бы ей».

Слава богу, что Нейл вернулся. Хотя… для этого ли он вернулся?

— Но если она тебе отказала, зачем же ты здесь?

— Потому что… ну, у меня же теперь есть деньги. Хотя не думаю, что для нее это так много значит. По-моему, это было важнее для ее семьи, чем для нее самой, особенно для ее отца. Она предупреждала меня, что отец не позволит ей выйти замуж за бедного. Она так сказала и призналась потом, что не любит меня.

Он заговорил доверительно:

— Знаете, сначала, когда я это услышал, мною овладел гнев, и я поверил. Но потом, чем больше я думал… Ох, я знаю, это глупо звучит, но я все меньше верил, что она сказала правду. Может, расстояние затуманило мне голову, но я могу поклясться, что она любит меня так же, как я ее. Сегодня она обещает поговорить с отцом, а назавтра разбивает мне сердце. Это совсем не похоже на мою милую Дезире.

64
{"b":"19262","o":1}