ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не хочу… разбивать ей сердце, — проговорил он едва слышно, и шпага выскользнула из его пальцев.

Зэн поймал Саймона как раз в тот момент, когда колени его подогнулись.

— Бог ты мой! — воскликнул пират. — Надеюсь, еще не слишком поздно.

И Саймон отдал свою жизнь в руки врага.

24

Попытайся найти причину любви ты не найдешь причины.

Французская поговорка

Камилла напряженно выпрямилась на стуле, вслушиваясь в далекую канонаду.

— Это что еще такое? — воскликнула тетя. Дети уже лежали в кроватях, а дядя Август мирно посапывал на кушетке. Камилле удалось не дать тете Юджине уснуть, советуясь с ней по поводу ведения хозяйства.

— Саймон и его солдаты… упражняются в стрельбе, — вяло ответила Камилла.

— Посреди ночи? — Тетя встала со стула. — Ерунда! Это похоже на бой.

«Это и есть бой, — подумала Камилла. — И мой муж находится в самой гуще». Но этого она не сказала. Все, что ей оставалось, — это гадать, останется ли в живых Саймон, или… или…

Пресвятая Дева Мария, она не в силах больше сидеть тут. Если с ним что-то случится, она узнает об этом только несколько часов спустя, а это невыносимо. И к тому же она могла помочь раненым.

— Мне нужно идти, — сказала она, — домой. Тетя Юджина положила руку ей на плечо.

— Разве ты домой собираешься? Я же вижу: помчишься сейчас прямо туда, на поле боя?

— Поле боя как раз находится в моем доме, тетя. Сегодня ночью армия задумала операцию по аресту пиратов, которые собираются в моем доме.

— Пиратов? То есть людей твоего дяди?

— Да, да! — бросила Камилла и быстро пошла к двери.

— Разумнее тебе оставаться здесь, разве не так?

— Я не могу. Просто не могу! Саймон может быть ранен. И другим я смогу быть полезна, если понадобится медицинская помощь.

— Разве в армии нет врачей?

— Есть, но ты сама знаешь, как мало смыслят врачи-американцы. Они скорее помогут умереть, чем вылечат.

— Хорошо. Раз так, то и я иду с тобой, — твердо заявила тетя Юджина.

— Что? — не поняла Камилла.

— Я вырастила восемь детей, — сказала тетя, снимая с вешалки жакет. — И всех лечила, включая мужа. Я тоже могу пригодиться.

«Вообще-то не такая уж плохая мысль», — подумала Камилла.

— Хорошо, только скорее.

— Я только проверю перед уходом, как там Дезире. Вдруг ей хуже…

— Подожди! — вскричала Камилла, но тетя уже убежала вверх по ступеням.

Камилла затаила дыхание, услышав, как та входит в комнату кузины. Теперь тетя наверняка захочет взять карету и догонять Нейла и Дезире, хотя сейчас это уже бессмысленно.

Дверь наверху хлопнула, и тетя Юджина сбежала вниз с письмом в руках.

— Боже, какой ужас! Дезире убежала с каким-то Нейлом! Она… — И тут до нее дошло. — Нейл Вудвард! Тот самый, о котором вы говорили за ужином. Брат Саймона, — взгляд у нее стал подозрительным. — Так ты знала? Так это ее я видела бегущей через двор, а вовсе не тебя!

Камилла кивнула.

— Дезире любит Нейла, — слова срывались с ее языка сами собой. — Они встретились еще в прошлый его приезд в Новый Орлеан. Он просил ее руки, но она отказала ему, потому что боялась дяди Августа. Теперь Нейл вернулся за ней. — Она глядела на тетю умоляющими глазами. — Нейл ее любит. Очень, очень сильно.

Тетя поджала губы и упрямо сказала:

— Ну и что. Необходимо соблюдать правила. Дети не могут выбирать себе пару. Это должны делать их родители. Так было и так будет. Мы не то что эти американцы, которые позволяют неразумным детям решать столь важные вопросы!

— А может быть, зря! Если бы мы позволяли детям решать столь важные вопросы, может быть, такие, как месье Мишель, не женились бы на молоденьких девочках, чтобы удовлетворять свои низменные потребности. А молоденькие девушки не умирали бы, в муках рожая наследников безжалостным мужьям.

Тетя Юджина побледнела при упоминании Октавии Мишель. Глядя на открытую дверь гостиной, где посапывал на кушетке дядя Август, она шепнула:

— Ты уверена, что Нейл Вудвард любит Дезире? Уверена, что он о ней может как следует позаботиться?

— Более чем уверена, — Камилла обняла тетю за плечи. — Просто дай им шанс, и они докажут, как это разумно — жениться по любви.

Тетя снова взглянула на мужа, потом на Камиллу, и лицо ее просветлело.

— Что ж, хорошо. Тогда мы, наверное, должны дать им еще несколько часов, прежде чем поднимем тревогу. Пойдем, дорогая. Тебе пора домой.

Камилла вздохнула с облегчением. Теперь Дезире и Нейл могут сыграть свадьбу без помех. И когда дядя Август все узнает, тетя сумеет его успокоить.

Снова донесся орудийный залп, и Камилла поспешила к двери. Она представляла, как Саймон лежит в крови. Это было такое страшное зрелище, что она почти бежала. Она никогда не простит себе, если его убьют.

Когда они прошли мимо кухни, тетя остановилась.

— Погоди, нужно взять мою коробку. — Она быстро вернулась с набором лекарственных трав. Креолки заслуженно гордятся тем, что могут вылечить любую или почти любую болезнь своими силами, и тетя не была исключением благодаря небесам.

Еще несколько минут у них ушло на то, чтобы разбудить старика, который служил у них кучером, и запрячь лошадей: тетя настояла на том, чтобы ехать в карете, потому что она могла понадобиться им для раненых. Когда они наконец отъехали, Камилла уже с ума сходила от волнения. Звуки сражения утихли, но это ничего не значило. А вдруг бой кончился победой дяди Жака и его людей? А вдруг ее муж валяется в какой-нибудь канаве и истекает кровью?

Карета мчалась с запредельной скоростью. «Интересно, — думала Камилла, — что же такое тетя могла сказать кучеру, добиваясь такой сумасшедшей скорости?»

— Не волнуйся за майора Вудварда, — говорила ей тетя. — Он, слава богу, опытный воин и сумеет постоять за себя.

— Я знаю.

Она знала, но это была война особого рода. Саймон ослеплен жаждой мести. И к тому же она не могла забыть пролитого вина.

Камилла высунулась из окна кареты. Светила луна, но ночью все равно много не увидишь. Ей казалось, она слышит звуки сражения. Оказывается, не они одни их слышали: многие вышли на улицу и спрашивали друг друга, в чем дело.

Похоже, что они добираются до окраины, где она жила, целую вечность. Когда наконец въехали в ворота, она с такой силой сжала кулаки, что ногти впились ей в ладонь. Тысячи молитв пробормотала она, просто с ума сходя от беспокойства.

Она спрыгнула у крыльца и поняла, что бой кончился: солдаты сажали связанных пиратов в кареты, выстроившиеся вдоль дорожки. Другие помогали раненым. Ее замутило от запаха крови и пороха. Слишком уж было это похоже на день, когда погибли ее родители. В тот день она потеряла все. Что, если и сегодня ее ждет потеря?

Она оглядывалась в поисках Саймона или дяди Жака, но их не было видно. В панике побежала она на задний двор, выходящий к заливу, но и там не было тех, кого она искала в тусклом свете факелов. Заслышав знакомый голос, она подбежала к капитану Хоскинсу, выкрикивающему команды.

— Где мой муж?

Он поглядел на нее и смущенно сказал:

— Не знаю, миссис Вудвард. Когда его видели в последний раз, он преследовал Зэна, они направлялись в лес, — он указал на лесную чащу, прилегающую к их участку. Остальные солдаты стягивались к дому совсем с другой стороны, и сердце у нее упало. Саймон погнался за дядей Жаком, один-одинешенек…

Она схватила факел и решительно пошла к лесу. Оглянувшись, увидела, что тетя подошла к капитану, вероятно, спросить, не нуждается ли он в ее помощи. Она успокоилась: тете найдется дело. Идти в длинном платье по траве было довольно трудно. Впрочем, не все ли равно. Если Саймон лежит где-то беспомощный, она во что бы то ни стало должна найти его.

Она выкрикивала его имя, продираясь через кусты и цепляясь юбками за ветви и корни. Когда она позвала в третий раз, ее окликнули:

73
{"b":"19262","o":1}