ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но сделать было уже ничего нельзя, да и Г. Д. бы нам не дал.

– Эй, вы, отойдите-ка назад! – приказал он, оглядываясь по сторонам. – Черт тебя дери, Ламонт!… Вот теперь у нас действительно серьезные проблемы, черномазый.

И Г. Д. был совершенно прав. Сразу трое посторонних – я, Элисон и Ха – видели, что сделал его телохранитель. Это мы были проблемой.

Г. Д. тем временем повернулся к Элисон:

– Ты!… Знаешь, где живет Рейни? Элисон затрясла головой: – Нет.

– Ты? – спросил он меня.

– Знаю, – ответил я. – Но я сомневаюсь, что Джей сейчас там. Мы только что ему звонили, и никто не брал трубку.

– Ты знаешь, где живет Джей? – удивилась Элисон. – Знаешь его домашний телефон?

Г. Д. посмотрел на нее и на Ха.

– Значит, так, – сказал он. – Теперь вам придется рассказать мне, что нужно сделать, чтобы этот парень пришел сюда и принес мои деньги. И еще вам придется объяснить мне, в чем тут дело, потому что иначе у нас появится еще более серьезная проблема. Сечете?

При этих его словах в Кубинском зале сразу стало душно и жарко, словно перед грозой; казалось, в воздухе повисло что-то недоброе. Четыре вооруженных человека могли без особых проблем расстрелять троих безоружных. В Нью-Йорке время от времени случаются такие вещи. Обычно люди читают об этом в разделе городских новостей за утренним кофе – читают, качают головами и… переходят к таблицам биржевых котировок. Люди Г. Д. могли подогнать к грузовым люкам в переулке машину и незаметно погрузить в кузов все, что угодно, и никто никогда не узнал бы, какая судьба постигла нас четверых, включая Поппи.

– Я хочу знать ответы на свои вопросы! – прогремел Г. Д., видя, что мы молчим. – Я хочу знать, что случилось с моим дядей, и хочу получить деньги за его смерть! Мы живем в гребаной стране, в которой все колледжи или университеты, все банки и железные дороги построены на костях черных рабов – и на их деньги! Мартин Лютер Кинг сделал дело только наполовину. Джесси Джексон в конце концов продался. От Кларенса Томаса [41] тоже особого толку нету.

Белые продолжают грабить черное население Америки. Кто, по-вашему, владеет компаниями, которые строят тюрьмы? Кто владеет долбаной Национальной футбольной лигой? Не я и не мой покойный дядя, сечете? А теперь я хочу знать, ПОЧЕМУ он умер и ПОЧЕМУ с ним случился этот странный сердечный приступ, понятно?!

Я сидел в кабинке, потрясенный до глубины души. Ха рядом со мной покорно склонил голову.

– Босс, – проговорил наконец Гейб, и его тон прозвучал почти примирительно, – мне кажется, Ламонт застрелил единственного человека, который мог вам ответить.

Вместо ответа Г. Д. приказал своим людям прибраться. Гейб и Дэнни нашли несколько мусорных мешков и расстелили их на полу в нескольких футах от Поппи. Что бы ни было у него в кишечнике, оно начало понемногу просачиваться наружу, и мы почувствовали неприятный запах. Громилы взяли Поппи за ноги и под мышки и одним движением перебросили на мешки, но часть крови все-таки затекла в щели между плитками. Гейб, порывшись за стойкой бара, нашел моток шпагата, с помощью которого Дэнни превратил Поппи в аккуратный сверток. Оттащив тело за стойку, они отыскали в кладовке швабру и, намочив под краном, тщательно протерли пол.

– Возьмите чистящую жидкость, – сказал им Г. Д. продолжая целиться в меня из пистолета. – Чтобы ни одной капельки не осталось! И стену тоже вымойте как следует!

Через четверть часа, когда работа была закончена, Кубинский зал выглядел как обычно, словно ничего страшного здесь не произошло. Пол буквально сиял чистотой. Опустив веки, Ха следил за уборкой, но его лицо по-прежнему ничего не выражало.

– Ну и что мы будем теперь делать?

– Думать – вот что делать. – Г. Д. заправил в брюки выбившуюся рубашку. – Эй, ты, придурок, – обратился он ко мне, – как вызвать сюда этого парня – твоего босса?

– Честное слово, не знаю.

Гейб шагнул вперед и приставил револьвер к голове Элисон.

– Ну-ка, мисс, поговорите с нами. Расскажите, как нам найти вашего дружка.

– Он мне не дружок.

– Мне наплевать, как именно вы называете своего кобеля, – я хочу, чтобы вы сказали, как его найти.

– Но я не знаю, ничего не знаю!…

Гейб поморщился:

– Из ничего, мисс, горшка не вылепишь. Ну же, подумайте как следует!…

– Но я правда не знаю. Он сам приходил ко мне по вечерам, и…

– Звучит довольно романтично, – вставил Гейб.

– Это и было романтично, – негромко сказала Элисон, обращаясь больше к себе, чем к нему.

– Жаль, что теперь все может кончиться, мисс, – продолжал паясничать Гейб. – Но продолжайте – нам так интересно слушать историю вашей возвышенной любви. Это просто-таки освежает после всей той грязи…

Элисон резко вскинула голову и, сердито сверкнув глазами, посмотрела на него с вызовом:

– Да, он приходил в мой дом, но… он приходил не ко мне. Теперь я это понимаю. Джей приходил, чтобы увидеть… – Элисон бросила на меня яростный взгляд. – Есть одна девчонка, которая живет прямо напротив…

– Молчи! – крикнул я.

– Прямо напротив меня. Она возвращается из школы домой что-то около двух часов пополудни и идет по Восемьдесят шестой улице. Эта девчонка – его дочь. Чтобы следить за ней, Джею и понадобилась моя квартира. Он приходил ко мне только по вечерам, потому что утром девчонка всегда была на занятиях. Если вы сумеете схватить ее, вы поймаете и Джея Рейни, – сказала Элисон с каким-то злобным удовлетворением. – Она одевается в синюю с белым школьную форму и, наверное, носит что-то типа рюкзачка. На вид ей лет четырнадцать – пятнадцать, у нее темные волосы и смазливое личико. Очень смазливое.

– Это не так, – поспешно сказал я. – Девчонка занимается баскетболом и обычно проводит вторую половину дня на тренировке.

Гейб посмотрел на Г. Д.:

– Босс?…

– Видите! – с горечью сказала Элисон, показывая на меня пальцем. – Раз он знает такие вещи, значит, он в курсе и сможет ее опознать.

– Что скажешь, белый пижон? Я покачал головой:

– Девчонка не имеет к этому никакого отношения. Ведь она еще совсем ребенок.

– Нет.

– Я покажу вам, где живет Рейни. – предложил я.

– Мы знаем, где он живет, – ответил Гейб.

– Знаете?!

– Конечно. В Бруклине, на Семнадцатой улице. Мы следили за тобой, ну и решили посмотреть. Взломали дверь и немного порылись в его барахле. Жутковатые у него приборы, тебе не кажется?…

Я лихорадочно пытался изобрести какой-то способ избавить Салли Коулз от грозившей ей опасности.

– А вы нашли коробку с деньгами? – спросил я. При этих словах Г. Д. подозрительно прищурился и повернулся к Гейбу:

– Он задал тебе вопрос, приятель. Ответь ему.

– Нет, нет, никаких денег мы не видели.

– Джей держал дома деньги, большие деньги, – сказал я. – Вы ведь побывали внутри, неужели вы их не нашли?

– Ну-ка, парень, объясни мне, о чем толкует этот адвокат? – Продолжая пристально рассматривать Гейба. Г. Д. слегка приподнял пистолет.

– Я помогал Джею Рейни заключить сделку на продажу земли, – быстро добавил я. – Часть суммы – двести шестьдесят с чем-то тысяч – покупатель внес наличными. Джей сложил их в картонную коробку из-под сельтерской и отвез домой. Я это знаю; несколько дней назад я был у него дома и видел эту коробку – полную. Твои парни только что признались, что побывали в квартире моего клиента. Если они не сказали тебе, что нашли деньги, значит…

– Ты врешь, Уайет, и я с удовольствием отстрелю тебе яйца, чтобы доказать это, – сказал Гейб.

Я видел, что Г. Д. склонен верить своему человеку, и все же мне удалось заронить в его душу искру сомнения. Что ж, на что-то моя ложь да сгодилась, потому что я, конечно, лгал. Если к квартире Джея обоих громил действительно привел я, следовательно, они побывали внутри уже после меня, а я своими глазами видел, что в коробке ничего нет.

– А вы были в офисном здании на Рид-стрит – в том, где моя тетка говорила с Рейни? – спросил Г. Д.

вернуться

41

Кинг, Мартин Лютер; Джексон, Джесси; Томас, Кларенс – борцы за гражданские права негров в США.

102
{"b":"193","o":1}