ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я думал, что вопрос решен, но однажды мне позвонил Дэвид Коулз.

– Я долго разыскивал вас через бывших владельцев «Вуду партнерз» и через человека по имени Марсено, – сказал он. – Мне нужно задать вам несколько вопросов.

– Слушаю вас, – сказал я вежливо.

– Разумеется, я бы предпочел задать свои вопросы мистеру Рейни, но мне никак не удается его найти, и я решил…

– Мистер Рейни умер, – сказал я.

– Умер?!

– Да, – подтвердил я. – Умер. Но я попытаюсь ответить на ваши вопросы вместо него.

Через час я уже понимался по лестнице в офис «Ре-троТекса», гадая, что Дэвид Коулз знал, о чем догадывался, что ему от меня нужно и что мне ему ответить. Дэвид ждал меня у входа. Не говоря ни слова, он отпер дверь, пропустил меня внутрь, потом снова ее запер и взмахнул рукой, приглашая меня в свой кабинет. Когда я вошел, за его рабочим столом сидела Салли.

– Это он? – спросил Коулз. – Он там тоже был?

Салли повернулась ко мне. На мгновение она показалась мне намного старше, и я увидел перед собой женщину, какой она когда-нибудь станет.

– Да. – Она кивнула отцу. – Я думаю, он меня спас.

Коулз сделал мне знак сесть, что я и сделал, – впрочем, не без некоторой опаски. Меня томили нехорошие предчувствия.

– Как вы понимаете, – сказал Коулз, – я хочу, чтобы вы мне все объяснили. Я должен знать, почему мою дочь схватили, когда она возвращалась из школы, и отвезли на полсотни кварталов к югу. – Он перевел дух. – Салли была напугана. Ей потребовалось три недели, чтобы только рассказать нам, что произошло. Мы с женой были потрясены. Не знаю, почему мы не позвонили в полицию сразу, но я думаю, что и сейчас это еще не поздно сделать. И тогда, Уайет, вы ответите по закону!

– Но, папочка, – вставила Салли, – ведь это длилось совсем недолго. И потом, они же привезли меня прямо к тебе!

– Все равно это было похищение.

– Но мистер Уайет не виноват, папа!

– Почему-то я не очень в это верю.

– Джей Рейни находился в очень сложном положении, – начал я. – Ему угрожали…

– Но при чем здесь моя дочь? – перебил Коулз.

– Он был… – Я подумал, что мне следует быть очень осторожным. – Его положение было довольно шатким и…

– И чего, черт побери, он надеялся достичь, когда похитил мою дочь?! – рявкнул Коулз.

Вот здесь, приятель, тебе лучше бы остановиться, подумал я.

– Мне трудно говорить о том, что Джей думал и на что надеялся, – сказал я. – Для этого я знал его недостаточно близко.

– Салли, – Коулз повернулся к дочери. – выйди, пожалуйста, на минутку, мне с мистером Уайетом нужно поговорить наедине. Если хочешь его о чем-то его спросить или что-то сказать – лучше сделай это сейчас.

– О'кей, папа… – Салли встала и повернулась ко мне. – Я только хотела спросить… насколько опасно это было? Ну, находиться в той машине и прочее?… Мне действительно что-то угрожало, или…

– Да. – Я кивнул. – Угрожало. Но я не знаю – что.

– А почему вы сами оказались там?

– Почему?… – Я немного подумал. – Это произошло вопреки моему желанию, Салли.

– И все-таки почему вы были в той машине?

– Я пытался помочь Джею Рейни – вытащить его из той сложной ситуации, в которой он оказался.

– И вам это удалось?

Я ответил не сразу, ожидая, пока нужные слова сами придут ко мне.

– Я, собственно, хотела узнать, что было дальше, – уточнила Салли.

– Дальше?… Джей умер, – сказал я.

Твой отец умер, подумал я. Умер, и теперь ты никогда его не увидишь.

– Тот… большой человек? А отчего он умер?

– Мистер Рейни был болен. Проблемы с легкими.

– Его… убили?

– Нет. Я же сказал – он был серьезно болен.

– Он был хорошим человеком?

– С ним случилось большое несчастье, – сказал я. – Это было давно. Но он не был плохим, нет…

– И он не хотел причинить мне вред? Прежде чем ответить, я бросил взгляд на Коулза:

– Нет. Он ни в коем случае не хотел причинить вред тебе, Салли.

Похоже, мои слова подействовали. Что-то – какая-то туго натянутая струнка внутри нее ослабла.

– Вы хотите сказать, что все это было чем-то вроде… ошибки, большой ошибки?

Я кивнул:

– Да, чем-то вроде очень большой ошибки, Салли.

Она слегка пожала плечами.

– Ну тогда… ладно. – Салли посмотрела на отца. – Я пойду проверю свою электронную почту, хорошо, папа?

– Конечно, дорогая, конечно.

– Л ты еще долго?… – спросила она.

– Нет, а что?

– Я подумала, что по дороге домой мы могли бы заехать в спортивный магазин.

– Хорошо, лапа, я понял.

Салли вышла. Коулз закрыл дверь и повернулся ко мне, не в силах сдержать свой гнев.

– Ну, Уайет, какая часть вашей истории – вранье? Девяносто девять процентов? Сто?!

– Чего вы, в конце концов, от меня хотите, Коулз?… – спокойно спросил я.

– Я хочу знать, почему этот Рейни преследовал мою дочь.

– Этого я вам не скажу.

– Что-о?! – Коулз сжал кулаки, и я сразу вспомнил Уилсона Доуна-старшего и то, как однажды он меня почти уничтожил. – Вы что, не понимаете, что я могу обратиться в полицию, и тогда…

– Понимаю. И тогда мне придется рассказать им все. К сожалению.

– К сожалению для кого? Для вас, Уайет?…

Тут я снова вспомнил о своем долге перед Уилсоном Доуном-старшим и его женой, у которых я отнял единственного ребенка; о долге перед своим собственным сыном, которого я предал, когда расстался с ним без борьбы; перед Джеем Рейни, который – не будем забывать об этом! – ни разу не открылся перед дочерью, хотя молчание, несомненно, причиняло ему острую боль. Я вспомнил о своем долге и перед самим Коулзом, и – самое главное – о долге перед Салли. Да, я чувствовал себя обязанным и перед ней просто потому, что она все еще была ребенком, а я был взрослым. И мой долг перед всеми этими людьми и перед самим собой заключался в том, чтобы никогда больше не становиться дикой и неуправляемой силой, которая разлучает родителей и детей. Никогда и ни за что.

– К сожалению для кого, Уайет?… – повторил Коулз, сердито сверкая глазами. – Кому может повредить правда?

Я посмотрел на него, заглянул в него – туда, откуда брало начало его робкое стремление знать истину. Коулз недолго выдерживал мой взгляд. Несколько раз моргнув, он отвел глаза.

– Ну? – глухо спросил он.

– Эта правда может повредить тем, кто очень вас любит, – сказал я наконец. – Тем, кому очень нужен заботливый и любящий отец.

Этого оказалось достаточно. Коулз ничего больше не сказал, хотя я не уверен, что он меня понял. Но я к этому и не стремился. Для меня было достаточно, что он понял главное – что есть вещи, которых ему лучше не знать.

Немного ссутулившись, Дэвид Коулз вздохнул:

– Вы хотите, чтобы я вам верил…

– Я хочу, чтобы вы верили себе, верили тому, что знаете.

Он немного подумал, потом кивнул – скорее своим мыслям, чем мне.

– Ну хорошо… Мне кажется, с Салли все в порядке. Во всяком случае, ей очень помогло, что она смогла задать вам свои вопросы.

– С вашей стороны было очень разумно предложить ей это, – сказал я.

Дэвид Коулз пробурчал что-то неразборчивое.

– Как бы там ни было, я решил разорвать договор аренды, – сказал он. – Мы вернемся в Лондон.

– Как вам будет угодно.

– Вы являетесь официальным душеприказчиком Рейни?

– Пожалуй, да, – кивнул я. – Поскольку никого другого все равно нет…

– Я хотел бы знать, станете вы настаивать на продлении договора или штрафных санкциях?

– Можете быть спокойны, ни на чем таком я настаивать не буду.

– Вы оставите мне ваши координаты на случай, если у меня возникнут какие-то вопросы?

– Разумеется.

– Я хотел бы еще спросить…

– Спрашивайте.

– Сколько времени вы работали на мистера Рейни? Долго?

– Всего несколько недель.

– Значит, вы его почти не знали?

– Да, почти не знал.

– Он был женат?

– Нет.

– А семья у него была?

118
{"b":"193","o":1}