A
A
1
2
3
...
35
36
37
...
122

– Только на первой передаче, миль десять – пятнадцать в час.

– В таком случае отгони его назад к машинному сараю.

– Хорошо. А что ты собираешься делать с ним? – Поппи показал на труп в кабине трактора.

– Я хочу, чтобы ты перегнал его к синему ангару.

– Ты имеешь в виду, на старом участке?

– Именно это я и имею в виду, Поппи. Только поставь его поаккуратнее, понял?

Джей хочет убрать трактор с проданной земли, сообразил я. Но зачем? Что ему это даст?

– Эй, минуточку… – начал я. До Поппи тем временем дошло.

– Как будто он ставил машину, когда… Точно?

Джей тяжело вздохнул.

– Да. И еще сделай так, чтобы его рука снова была на рычаге переключения передач. Пусть все выглядит естественно. Я думаю, снег скоро засыплет отпечатки колес, но было бы неплохо, если бы ты несколько раз проехался по дороге на грузовике, чтобы твои следы перекрывали его следы. Ну, как будто ты только что вернулся…

– Я должен сделать вид, будто ездил куда-то по делам?

– Точно. Потом позвони в «Службу спасения» и скажи, что ты его только что нашел.

– Заметано.

– Я выхожу из игры, – вмешался я. – Вы нарушили закон, и я не намерен в этом участвовать. Либо отвези меня назад, Джей, либо подбрось меня до ближайшей железнодорожной станции. Делай что хочешь, но увези меня отсюда.

Но Джей, словно не слыша меня, продолжал инструктировать Поппи:

– Тебе придется разобрать изгородь, а потом снова вернуть все на место.

– Понятно.

– Мы ничего не упустили?

Поппи задумался, словно искал изъяны в логике Джея.

– Хершел все равно уже умер, – сказал он наконец.

– Об этом я тебе и толкую. Ты просто нашел его возле ангара, примерзшего к трактору, и позвонил по девять-один-один.

– О'кей. Главное, чтобы он выглядел так, как будто никто его не трогал.

– Я не хочу в этом участвовать! – снова сказал я, чувствуя, что мои заявления начинают звучать слишком однообразно. Но что я мог поделать?!

– Никто и не просит тебя участвовать, – отозвался Джей и снова повернулся к Поппи. – Как только окажешься за изгородью, сразу поворачивай к восточной дороге, только смотри не попади в дренажную канаву возле поля, где мы когда-то сажали капусту. По восточной дороге доберешься до проселка, по которому мы приехали. Поезжай по нему, пока не попадешь на главную дорогу – по ней и доберешься до синего ангара. Трактор лучше оставь прямо на дороге, иначе придется много маневрировать. И ничего не бойся – через полчаса снег занесет все следы, к тому же…

– К тому же каждый, кто приедет туда после меня – «скорая», например, – проедет прямо по ним и уничтожит все следы, которые еще остались.

– Да, – негромко сказал Джей. Поппи яростно потер руки.

– Послушайте, – снова начал я. – Мне очень не нравится…

– Нет, это ты послушай, – перебил Джей. – Хершел уже мертв, понимаешь? У него сердце было ни к черту!… Я несколько раз спрашивал, по силам ли ему эта работа. К тому же Хершел собирался закончить ее неделю назад, пока погода стояла нормальная. Если бы он отказался, сказал, что не может, я бы сам здесь все сделал. Тут всего-то и нужно было выровнять землю да засыпать самые глубокие ямы.

Я молчал, не замечая ни бившего мне в лицо снега, ни замерзших ног, оглушенный тем, какой оборот приняли события.

– Нам просто не повезло, – продолжал объяснять Джей. – Я знал, что буду продавать землю, и попросил Хершел а срезать бугры, закопать старые дренажные канавы. Это было что-то вроде любезности с моей стороны – уважения к покупателям, понимаешь?… – Он смотрел на меня, не мигая, чуть приоткрыв рот, и я спросил себя, способен ли Джей на насилие. – Неделю назад Хершел позвонил мне и сказал, что все готово. Теперь я думаю, что он мне солгал.

– А как получилось, Поппи, что Хершела нашел именно ты? – спросил я. – Ты-то что здесь делал? Может, гулял?

– Я увидел трактор и заинтересовался. Мне захотелось узнать, что происходит.

– Послушай, Билл, – снова сказал Джей. – Хершелу теперь уже все равно. Кроме того, утром вдоль побережья иногда гуляют люди. Страшно подумать, что могло бы случиться, если бы чьи-нибудь ребятишки увидели трактор и забрались в него! Не волнуйся – Поппи позвонит в полицию, только немного попозже. Я не могу допустить, чтобы эта сделка сорвалась, просто не могу! Какая, к черту, разница, где умер Хершел – там или здесь?!

Я мог бы сказать, что разница, несомненно, есть – особенно для самого Джея, который примчался сюда ночью, в непогоду, чтобы с риском для собственной жизни переместить тело на другое место, однако какая мне от этого будет польза, я не представлял. Мне хотелось только одного – как-нибудь выбраться из этой передряги.

– Смотрите! – сказал вдруг Поппи, показывая в сторону главной дороги. Я увидел фары автомобиля, который двигался в нашу сторону.

– Садись в грузовик, – приказал ему Джей. – Я передумал. Поезжай к машинному сараю, только фары не включай. Я сам отгоню трактор.

И оба бросились каждый к своей машине. Поппи отцепил буксир от картофелевоза, запрыгнул в кабину с той стороны, где когда-то была дверь, и медленно поехал по грунтовке прочь. Джей тем временем отсоединил цепь от трактора; перебирая ее руками, он забросил звякающие концы в ковш-погрузчик, забрался в кабину и, усевшись на замерзший живот Хершела, развернул машину параллельно кромке обрыва. Не обращая внимания на ветер, трепавший его куртку и ерошивший волосы, он, не включая фар, повел раскачивавшийся на ухабах трактор куда-то в темноту.

Я остался возле джипа. Фары продолжали приближаться. В темноте, укрывшей заснеженные поля, не видно было ни трактора, ни грузовика, но я знал, что джип непременно заметят, и кинулся к обрыву. Пробежав ярдов двадцать, я перемахнул через кромку и бросился на землю, всем телом прижимаясь к заснеженному песку. Тотчас же холодный ветер с океана принялся рвать на мне куртку, задувать в брючины и хватать меня за икры.

Тем временем неизвестный автомобиль приблизился и замедлил ход. Это оказалась полицейская патрульная машина с выключенной мигалкой. Она начала было разворачиваться; потом свет фар скользнул по джипу, и машина остановилась. Если копы найдут в джипе коробку с баксами, подумал я, события примут совсем интересный оборот. Из своего укрытия я видел, как луч ручного фонарика пронзил снежную мглу и осветил водительское место, потом переместился к пассажирскому сиденью, скользнул по земле и остановился на номерном знаке. Я был уверен, что один из патрульных непременно выйдет, чтобы осмотреть джип, но фонарик неожиданно погас, и полицейская машина, закончив разворот, двинулась в обратном направлении. Задние габаритные огни становились все меньше и наконец исчезли за рощей.

Убедившись, что копы уехали, я выбрался из своего укрытия. Теперь мне еще больше хотелось поскорее убраться отсюда. Но куда, черт возьми, подевались Джей и Поппи? Может быть, копы перехватили кого-то из них на обратном пути? Некоторое время я размышлял над тем, не спуститься ли мне по откосу к морю, чтобы узкой прибрежной полосой добраться до ближайшего жилья, но потом решил отказаться от этой мысли. Было слишком холодно, а налетавший снизу ветер и вовсе казался ледяным. Пожалуй, решил я, в джипе будет намного теплее, особенно если Джей оставил ключи в зажигании.

Сказано – сделано, и, подбежав к джипу, я распахнул дверцу и забрался в салон. Пора уносить ноги, Билли-бой, сказал я себе и принялся шарить по приборной доске в поисках ключей. В зажигании их не было, и я проверил под сиденьем. Ничего. В перчаточнице я обнаружил только инструкцию к автомобилю, еще один сильно побитый бейсбольный мячик, страховой полис (из которого следовало, что срок страховки Джея истек месяц назад), пустую коробку из-под патронов и, как ни странно – зимнее расписание спортивных состязаний в одной из частных школ Манхэттена. Баскетбольные матчи девочек, проводившиеся каждый четверг вечером, были отмечены кружком. Случайный, бесполезный хлам… Я закрыл перчаточницу и скрючился на сиденье. Чувствовал я себя далеко не лучшим образом.

36
{"b":"193","o":1}