ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Билл! – раздался за моей спиной знакомый голос. – Откуда ты взялся?!

Я обернулся и увидел Джея, который подрулил в своем джипе к тротуару. Когда он вышел из машины, я увидел, что Джей одет в превосходный костюм и синий галстук, чисто выбрит, причесан и готов заниматься делами. Стоящий передо мной крупный, энергичный мужчина нисколько не походил на скрюченную развалину, каким он казался мне всего несколько часов назад. Именно таким – уверенным, сильным – Джей выглядел, когда я в впервые увидел его в Кубинском зале.

Джей поднял голову и развел руки широко в стороны.

– Наконец-то! – выдохнул он. – Чек в банк я уже отвез.

Я пожал ему руку, но предупредил:

– Нам нужно поговорить, Джей.

Его улыбка сделалась несколько неестественной.

– Конечно, я знаю, но давай сначала пройдемся по этажам и как следует посмотрим, что я купил.

Он достал связку ключей, полученных от Герзона накануне вечером, и отпер входную дверь. В вестибюле оказалось довольно пыльно, в щель для почты кто-то просунул толстую пачку меню торгующих навынос закусочных, и бумажки разлетелись по всему полу. Не обращая на них внимания, Джей направился к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.

– Постой, – сказал я, кладя руку ему на плечо. – Что случилось потом, после того, как мы уехали? Хершела нашли? Полиция начала расследование?

Он обернулся.

– Я звонил Поппи сегодня утром. Он сказал, что за Хершелом приезжала «скорая». Врачам пришлось постараться, прежде чем они сумели оторвать его от трактора. – Он поморщился. – Они использовали воздуходувку.

– А потом?

– Хершела отвезли в Риверхедскую больницу. Уже сегодня вечером родственники смогут забрать тело. Утром я послал букет цветов его семье. В Ривер-хеде есть крупное похоронное бюро, которое обычно занимается черными покойниками. Они обо всем позаботятся.

Я пристально вглядывался в его лицо, ища на нем следы смятения или тревоги, но Джей выглядел абсолютно спокойным. Впрочем, он мог быть просто опытным лжецом – для бизнеса способность лгать не моргнув глазом бывает только полезной.

– Поппи упомянул, что когда он заметил Хершела, было почти десять вечера.

– Да?

– Вообще-то странно… Работать на улице практически в темноте, в такой холод…

Джей пожал плечами:

– Может быть, он просто не успел доделать все, что собирался.

Я старался думать как можно быстрее.

– Поппи сказал, что видел трактор.

– Ну и что?

– В десять вечера, с расстояния в полмили или больше?

– У трактора сильные фары, их заметно издалека.

– Но как он мог увидеть его с дороги, если трактор уже свалился с утеса?

Джей уставился на меня:

– Кажется, я понимаю…

– Помнишь, Поппи говорил, что Хершел работал на участке весь день и что его тело пролежало на холоде уже часов восемь – что-то в этом роде?

– Он так говорил?

– Это значит, что Поппи не видел Хершела после наступления темноты.

Джей поднял вверх обе руки.

– Я хорошо знаю Поппи, он постоянно все путает. В детстве у него была сильная травма головы. Он даже четырех классов не окончил.

Но я по-прежнему не был убежден.

– Ты заметил, что Хершел был без носков?

– Нет.

– По-моему, довольно странно, что человек, который собирается работать на холоде, забывает надеть носки, – сказал я.

– Хершел был крепким стариком.

Насколько мне было известно, даже очень крепкие старики предпочитают держать ноги в тепле, но я не стал настаивать.

– Все это выглядит очень подозрительно, – пробормотал я. – От начала и до конца… Л я-то хорош!… Начал с того, что помог тебе обменять землю на дом, а кончил тем, что вытаскивал свалившегося с обрыва старика негра. Твоего знакомого старика негра. Джей. Зачем ты впутал меня во все это?! – воскликнул я, и капелька слюны, вылетев у меня изо рта, попала ему в лицо. – Кроме того, меня видели копы. Мне это не нравится, Джей!

Он поднял ладонь, успокаивая меня:

– Я понятия не имел, что Хершел упал с обрыва. В записке, которую Поппи передал через тебя, ничего об этом не говорилось. Я знаю, что ты беспокоишься… Не стоит. Все в порядке, Билл. Поппи сказал мне, что все уладил. Он знает семью Хершела уже много лет.

– Все равно я хочу знать, в чем там было дело. Джей кивнул с таким видом, словно предвидел мой вопрос.

– Неделю назад я попросил Хершела выровнять землю – срыть бугры, засыпать канавы. За лето и осень дорогу окончательно размыло, а на другой стороне участка осталось несколько куч щебенки, и я хотел, чтобы он ее подремонтировал. Хершел и его семья арендуют небольшой дом на соседнем участке, так что это было и в их интересах. Наконец, у меня там оставался этот трактор и несколько старых грузовиков…

– А как насчет копов?

– Я звонил им сегодня утром, – сказал Джей. – Я знаю этих ребят уже много лет, а они знают меня. У них нет никаких претензий. Хершел, несомненно, умер от сердечного приступа.

– Почему «несомненно»?

– Его нашли за рулем трактора, на теле не было ни единой царапинки. А в медицинской карте у него и заболевание сердца, и перикардит, и отек легких. Работать на морозе с таким «букетом» бывает…

Мне не хотелось слушать, как непрофессионал рассуждает о медицинских проблемах.

– А копы не спросили тебя, что ты делал на участке в ту же ночь, когда умер Хершел?

– Вообще-то спросили.

– И что ты им ответил?

– Я сказал, что только что продал участок и приехал проверить, успел ли Хершел выровнять ямы и починить дорогу.

– Что довольно близко к истинному положению дел. не так ли?

– Ты сам знаешь, что первая половина и есть правда, Билл. А насчет второй половины… К сожалению, Хершел не закончил работу и торопился доделать ее, прежде чем выпадет настоящий глубокий снег. Именно поэтому он взял трактор, поехал на участок и… заработал этот дурацкий сердечный приступ.

– А если копы придут с тем же вопросом ко мне?

Лицо Джея странно обмякло; некоторое время он смотрел прямо сквозь меня, сосредоточившись на каких-то картинах, нарисованных его воображением. Как мне показалось, он пытался напомнить себе о каком-то символе веры, об идее, которой поклялся хранить верность.

– Я сомневаюсь, что это произойдет, – промолвил он наконец.

Я решил оставить эту тему и поговорить о своих сомнениях относительно законности сделки.

– Я проверял регистрационные записи владельцев этого здания, – сказал я. – Похоже, Джей, у тебя серьезная проблема.

– Вот как? – Джей наклонился и, подобрав с иола пачку меню, бросил их мусорный контейнер. – Вряд ли.

– «Буду Лимитед», которая продала тебе дом, не является его собственником.

– Я знаю, – ответил Джей, разглядывая список разместившихся в здании организаций. – Все не так страшно, как ты думаешь; наверное, просто еще не пришли документы. Тебе не нужно было проверять… – Он повернулся ко мне. – Ты мне нужен, Билл. Я хочу, чтобы сегодня ты поговорил от моего имени с одним парнем…

– Ты что, совсем меня не слушаешь? Это здание не твое!

– Разумеется, оно мое! – Джей с такой силой ударил по стойке перил, что лестница задрожала.

– Я бы хотел, чтобы ты убедил меня в этом.

Но Джей не собирался пускаться в подробности – ему это было попросту не интересно. Он уже устремился вверх но лестнице, поскрипывавшей под его тяжелыми шагами.

– Это совершенно обычная практика, Билл, – бросил он на ходу. – Одна из фирм, входящих в корпоративный союз, действует в общих интересах под своим собственным именем. Так часто делается. Все совершенно законно. – Его голос отразился от потолка из гофрированного железа где-то высоко наверху и эхом вернулся к нам. – Тебе с твоим опытом следовало бы знать такие вещи. Нет, Билл, мне действительно очень нужно, чтобы ты сегодня поговорил кое с кем как мой адвокат. Пожми ему руку, улыбнись, своди поужинать и все такое…

– Ничего не выйдет, Джей.

– Что такое?

– Я больше не твой адвокат. – Я повернулся, чтобы уйти. И мне следовало уйти – уйти еще тогда. Выйти на улицу и шагать по заснеженному тротуару тем же путем, каким я сюда пришел, – и не останавливаться, пока я снова не окажусь в менее опасном и зыбком мире, где окружающее по крайней мере выглядит правдоподобно. Но я замешкался, а уже в следующую минуту Джей вернулся ко мне и, достав из кармана узкий бумажный листок, протянул мне:

41
{"b":"193","o":1}