ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И все же я решил не отступать. Держась на расстоянии футов тридцати, я последовал за Джеем в первый зал, куда он вышел, ни с кем не попрощавшись, хотя, если судить по подслушанным мною замечаниям, знали его здесь неплохо. Вслед за ним я пробился сквозь невесть откуда взявшуюся толпу восьмилетних мальчишек, каждый из которых был похож на моего сына два года назад, и достиг входной двери, когда Джей уже вышел на улицу. Боясь потерять его из виду, я поспешно выскочил на холод и увидел Джея уже на противоположной стороне Третьей авеню. Просунув руки в рукава куртки, он быстро зашагал на юг и вскоре затерялся в густой грохочущей тени под эстакадой.

Со стены дома напротив мне издевательски подмигивала неоновая вывеска, обещавшая «Видео для взрослых и кабинки на двоих». О, черт!… Неужели я снова потерял Джея, вернее – нашел, а потом снова упустил? Невероятно! Невероятно глупо. Или я просто испугался его такого? Не разумнее ли было дать ему спокойно уйти?

– Джей! – крикнул я ему вслед, изо всех сил напрягая голос, чтобы перекрыть шум оживленного уличного движения. – Джей, погоди!… – И я сошел с тротуара на проезжую часть, дожидаясь, пока между машинами появится просвет.

– Эй, мистер! – раздался за моей спиной хриплый голос. – С этим пижоном лучше не связываться.

Я обернулся. Из приоткрытой двери спортклуба на меня смотрел какой-то мужчина или парень на несколько лет моложе меня. Его черные волосы были густо напомажены и уложены вокруг головы словно шерстяная шапочка. Он мог бы сойти за белого, хотя одевался как мексиканец и разговаривал как черный. Впрочем, в последнее время стало очень нелегко различить, кто есть кто.

Я снова посмотрел в ту сторону, где исчез Джей, потом поглядел на светофор.

– Почему? – спросил я. – Почему я не должен с ним связываться?

За шумом уличного движения я расслышал стук захлопнувшейся дверцы и скрежет стартера – очевидно, Джей садился в свой джип.

– С этим-то парнем? Да он тот еще тип – от такого хорошего не жди. Слишком крутой.

– И это все, что ты знаешь? – В темноте под эстакадой вспыхнули фары.

– Джей! – снова крикнул я, делая еще один шаг вперед.

– Я серьезно, мистер, – сказал мужчина.

На светофоре по-прежнему горел красный, но в потоке машин образовался разрыв.

– Джей! Джей!

Его джип вывернул из-под эстакады и поехал по Третьей авеню на север, в сторону Манхэттена.

– Говорю тебе, не связывайся с ним! – Мужчина показал большим пальцем куда-то себе за спину. – Он настоящий головорез, его давно пора отсюда вышвырнуть. Сосет свои наркотики у всех на глазах, пугает детишек. Меня это просто бесит, а полиция ни хрена не делает.

– Что-что? – переспросил я.

– Этот парень чем-то закидывается, сечешь? Ну и отличненько. Больше я ничего не скажу, а то ты, я погляжу, не здешний. Что-то раньше я тебя здесь не видел… – Он упрямо кивнул головой, словно я с ним спорил. – Один раз какой-то парень ему возразил, просто возразил – и все. Ну. доложу я тебе, это было еще то зрелище. Понимаешь, о чем я, да? – Мужчина шагнул вперед, схватил меня за отвороты куртки и сильно дернул. Инстинктивно я попытался отстраниться, но было поздно. Его лицо оказалось совсем близко, и я почувствовал идущий у него изо рта неприятный запах.

– Он его просто взял и… словно «молнию» расстегнул, вот как!

Мне это показалось маловероятным. Обычные уличные слухи, местные легенды. И все же я почувствовал страх.

– Он часто сюда приходит?

– Да постоянно. Раза три в неделю он здесь точно бывает.

Значит, понял я. Джей живет где-то поблизости.

– Ты, случайно, не в курсе, здесь никто не хочет немного подзаработать? – спросил я.

Мужчина уставился на меня так, словно я держал в зубах дохлую рыбу.

– О чем это ты болтаешь, мистер?

– Ты слышал, что я сказал.

– Скажи-ка еще раз.

– Я сказал, что готов заплатить сотню баксов тому, кто скажет мне, где он живет. В конце концов, проследить за человеком не так уж трудно, верно?

– Ну-ка, ну-ка, любопытно… – Он вытащил из кармана оцинкованный кровельный гвоздь и сунул в рот.

Я написал на клочке бумажки номер моего нового сотового телефона.

– Чтобы заработать сотню, нужно проводить этого парня до его дома – хоть на машине, хоть пешком. Ничего делать не надо. Никаких вопросов, никаких активных действий. Только адрес. Потом нужно позвонить вот по этому номеру… – я вручил ему бумажку, – и сообщить, что удалось узнать. И как лучше передать деньги. Если нужно, я могу приехать сюда еще раз.

– Ага, понял… Ты так шутишь, да?

– Да, – сказал я. – Шучу. Это моя самая любимая шутка.

Гвоздь во рту мужчины запрыгал вверх и вниз.

– Сотняга – это немного.

– Хорошо, пусть будет триста.

– Три сотни?! Да иди ты!…

– Точно. Как тебя зовут?

– Здесь меня все зовут Шлемиль. – Он улыбнулся с чуть заметной гордостью. – Должно быть, это из-за волос и прочего…

Я кивнул. Интересно, знает он, кто такой Шлемиль, или воображает, будто это какой-нибудь герой комиксов, который носит шлем?

– О'кей, пусть будет Шлемиль.

– А тебя?

– Какая тебе разница?

Шлемиль постриг пальцами воздух и взял у меня бумажку с телефоном.

– Действительно, никакой…

Я, однако, не исключал, что Джей мог отправиться любоваться своим только что купленным зданием, поэтому я вышел из подземки на Принс-стрит и двинулся к Рид-стрит мимо корейских закусочных, где вкалывали мексиканские официанты, мимо доставочных грузовичков и помятых такси. Оказавшись возле здания, я огляделся по сторонам в поисках знакомого джипа, но его нигде не было. Но в самом здании горело два или три окна, и я принялся нажимать все дверные звонки подряд, пока кто-то мне не открыл. На полу в вестибюле я увидел новые россыпи рекламных проспектов и меню, а также вместительный жестяной бак, набитый кусками обоев, разбитой штукатуркой, старой дранкой и другим строительным мусором. Неужели Джей уже начал какую-то перестройку?

Чем больше я думал о нем, тем непонятнее он мне казался. Человек только что купил офисное здание за три миллиона долларов, и тут же я застаю его в бруклинском спортзале, где он с упоением и азартом бьет по мячу, который посылает в него автомат. Человек имеет подружку и (может быть) невесту по имени О. – и ходит на баскетбольные матчи девочек в частной школе. Очень, очень странно…

На всякий случай я проверил дверь, ведущую в подвал (она была заперта), и стал подниматься по высоким, крутым ступенькам лестницы, надеясь, что Джей каким-то образом может оказаться в одном из офисов. В самом деле, почему бы ему не проведать своих арендаторов, пусть даже он так и не снял своего пропотевшего спортивного костюма? Я стучал во все двери, но мне никто не открыл.

Когда я уже спускался вниз, дверь «РетроТекса» отворилась и в коридор выглянул Дэвид Коулз.

– Это вы звонили? – строго спросил он.

– Да.

Он всмотрелся в мое лицо:

– А-а, это вы… Билл, кажется?…

– Да. Билл Уайет.

– А я-то гадаю, кого это я впустил.

– Нет, это всего лишь я… Я ищу Джея.

– Его здесь нет. – Я заметил, что одним глазом Коулз продолжает поглядывать на экран компьютера у себя за спиной. – Я, во всяком случае, его не видел.

– Когда он заезжал к вам в последний раз?

– Сегодня в первой половине дня. Мы обсуждали… О, простите, кто-то звонит. Проходите, пожалуйста; я думаю, это ненадолго.

Вслед за Коулзом я вошел в кабинет. Он уже стоял у окна, прижимая к уху трубку.

– Это очень хорошо, – говорил он. – До самого конца? – Коулз немного послушал и кивнул. – Конечно, я все сделаю. – Прикрывая рукой микрофон, он повернулся ко мне:

– Потерпите еще секундочку, мистер Уайет. Вот, присядьте… Моя дочь хочет… – Он отнял руку. – Да-да, о'кей. Сейчас включу. Давай, я слушаю.

Он повернулся к столу, включил внешний динамик телефона, и я услышал, как кто-то играет на пианино. Медленная, романтичная мелодия вплыла в комнату. Я сразу узнал бетховенскую Лунную сонату, хотя звук из динамика был ужасным – как, впрочем, и качество исполнения. Но Коулз явно наслаждался этими звуками; во всяком случае, он улыбался и, глядя на телефон, кивал в такт мелодии.

62
{"b":"193","o":1}