A
A
1
2
3
...
65
66
67
...
122

На этот раз Элисон улыбнулась именно мне; при этом мне показалось, что она слегка выдвинула челюсть, словно дразня меня. Впрочем, уже в следующее мгновение Элисон моргнула и продолжила свою вступительную лекцию:

– В этом месяце нам неслыханно повезло – мы получили одну за другой трех рыб. Это самое настоящее чудо, так как шао-цзу можно поймать только пять месяцев в году, когда она поднимается из речной глубины, чтобы кормиться и метать икру. Но поймать ее мало – рыбу еще надо доставить в Нью-Йорк целой и невредимой. У нас были случаи, когда шао-цзу привозили снулой или сильно поврежденной, и использовать ее было уже невозможно. Оптовая цена этой рыбы – две тысячи долларов за штуку. Поразительная цифра, особенно если учесть, что из одного экземпляра можно приготовить только две, три, реже – четыре порции блюда, не больше. Дело в том, что мясо рыбы, достигшей определенных размеров, становится практически несъедобным, а концентрация токсинов в нем столь высокой, что употреблять его становится смертельно опасно даже в минимальных количествах. Но уверяю вас, джентльмены, что и высокая цена, и проблемы с доставкой вполне искупаются вкусом самой рыбы. Сравнивать шао-цзу с японской фугу – все равно что сравнивать котлету из «Макдональдса» с нашим бифштексом из отборной техасской вырезки. Иными словами, ни о каком сравнении не может быть и речи. Оба блюда достаточно опасны, это правда, но в отношении эффекта это небо и земля.

Ха выкатил вперед мясницкий разделочный стол на колесиках, на котором лежало что-то, прикрытое белой салфеткой. Старый китаец совершенно перестал горбиться и держался с достоинством, какого я раньше за ним не замечал.

Элисон оглядела зал:

– У кого-нибудь есть вопросы, господа?

– Расскажите поподробнее, как действует эта рыба на человека, который отважится ее попробовать, – сказал кто-то.

Элисон кивнула; похоже, она ожидала подобного вопроса.

– Мясо шао-цзу способно давать различные ощущения, но для нас важнее всего одно…

– Какое же?

– Эйфорический паралич или паралитическая эйфория – называйте как угодно.

– Это еще что за штука?

Теперь Элисон говорила медленнее, точно стараясь, чтобы каждое ее слово проникло в сознание слушателей как можно глубже.

– Эффект, который мы называем паралитической эйфорией, заключается в том, что в течение непродолжительного периода времени – около пяти минут или даже меньше – человек не может пошевелиться; его как будто парализует. При этом он переживает состояние глубокой эйфории. И как ни странно, именно неспособность двигаться делает удовольствие особенно изысканным и сильным.

В зале наступила тишина. Аудитория как будто раздумывала, насколько могут быть верны заявления Элисон. Уверенная манера держаться, очевидный ум и откровенность с которой она описывала страшную рыбу, внушали доверие к ее словам. По если все это правда, несомненно, говорил себе каждый, тогда… тогда что все это значит? Вероятно, рассуждали они, мясо шао-цзу и в самом деле вызывает легкое эйфорическое состояние, но как можно сравнивать действие природного токсина с апробированным эффектом от разного рода опиатов, амфетаминов, галлюциногенов, стимуляторов, антидепрессантов и психотропных веществ, которые каждый когда-то принимал (или не принимал)?

Некоторое время аудитория недоверчиво молчала, и Элисон молчала тоже. Похоже было, что, перебирая в памяти собственный, несомненно довольно обширный опыт применения различных наркотических средств, присутствующие вспомнили не так уж мало случаев, когда полученные ими ощущения можно было назвать эйфорическими. Несомненно, в ряде случаев им удавалось достичь состояния близкого к параличу, и все же никто и никогда не переживал эффекта, который можно было бы назвать паралитическим и эйфорическим одновременно, так что не было ничего удивительного, что период индивидуальной задумчивости вскоре сменился общим любопытством.

– Эта эйфория… она носит сексуальный характер? – раздался чей-то голос. Вопрос сопровождался недружным смехом, в котором сквозило беспокойство.

– Этот вопрос нам задают каждый раз, – торжественно сказала Элисон. В эти минуты она напоминала многоопытного врача, отвечающего на вопрос чересчур мнительного пациента. – Дело в том, что разные люди описывают свои ощущения по-разному, однако мне кажется, во всех случаях речь идет о некоем общем эффекте, об универсальном наслаждении. – Ее брови взлетели вверх. – Однако я вынуждена признать – мне приходилось читать отчеты, в которых утверждалось, будто молоки шао-цзу, поданные в горячем саке, действуют как сильное возбуждающе средство.

Эта информация показалась мне как минимум тревожной, ибо никто из нас не представлял, насколько она соответствует действительности; некоторым, вероятно, хотелось, чтобы она оказалась ложной, однако буквально всем пришлось как следует задуматься над концепцией «паралитической сексуальной эйфории», казавшейся одновременно и парадоксальной, и волнующей. Элисон, впрочем, не дала нам много времени на размышления. Жеманно наклонив голову, она сказала:

– Китайская медицина наделяет подобными свойствами половые железы медведей, оленей, быков и некоторых других животных и пресмыкающихся, однако мы предпочитаем не пользоваться непроверенными данными и не обманывать клиентов. Кроме того, мы в нашем Кубинском зале занимаемся высоким искусством, а не погоней за примитивной чувственностью.

– Да будет вам! – выкрикнул чей-то одинокий голос.

– И наконец, мы никогда не знаем, к какому полу принадлежит попавшая к нам рыба если только это не икряная самка, не так ли, мистер Ха? Вы специалист, скажите – вы можете определить пол рыбы с одного взгляда?

Ха покачал головой:

– Это быть очень грязная работа.

Зал откликнулся на это заявление глухим ропотом. Похоже, терпение гостей начинало иссякать.

– Джентльмены! – громко воззвала Элисон. – В заключение должна сказать вам еще одну очень важную вещь. Пожалуйста, послушайте внимательно.

Шум в зале затих, и вновь установилась тишина.

– В самом начале своей небольшой лекции я сказала, что по сравнению с обычной фугу, шао-цзу воздействует на чувства и ощущения едока шире и разнообразнее. Существует три рецепта блюд из этой рыбы. В переводе с китайского их названия звучат как «Солнце», «Луна» и «Звезды», и приготовить их может только очень искусный повар. Эффект «Солнца» определяется действием главным образом токсинов из почек рыбы; для приготовления «Луны» берутся в основном внутренности; что касается «Звезд», то для этого блюда нужен яд из головного мозга. Вы спросите: какая между ними разница? Попробовав «Солнце», человек теряет способность двигаться и испытывает сильное тепло, которое волнами растекается вдоль позвоночника то сверху вниз, то снизу вверх. После «Луны», как утверждают те, кто пробовал это блюдо, человек погружается в глубокий мрак, в котором движется что-то светящееся – совсем как луна, восходящая и заходящая в ночи. «Звезды» всегда подаются последними и вызывают в человеке ощущение легкости, кружения, кувыркания – своего рода неуправляемого полета, что, вероятно, вызывается частичной блокадой нервных волокон, которые соединяют внутреннее ухо с мозгом.

Я знаю, это может показаться вам удивительным. Это и есть удивительно и прекрасно. Тем не менее я должна сказать еще несколько слов. Каждый клиент может попробовать шао-цзу – любое из трех блюд по своему выбору – только один-единственный раз. Мы строго следим, чтобы это правило не нарушалось и даже ведем записи, которые хранятся под замком в моем сейфе. Вы спросите – почему? Для этого существует две причины. Первая заключается в том, что яд выводится из организмов разных людей с разной скоростью; тут все зависит от возраста, общего состояния здоровья человека и в особенности – от состояния печени. Большинство из вас, джентльмены, уже достигли сорока – пятидесяти лет. Все вы, несомненно, являетесь людьми благополучными, деятельными, сексуальными и приятными, но, несмотря на это, я бы даже сказала – благодаря этому, ваша печень, увы, находится далеко не в идеальном порядке. Многие из вас принимают лекарства, снижающие уровень холестерина в крови, регулирующие кровяное давление, и другие, не говоря уже об алкоголе…

66
{"b":"193","o":1}