ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре я добрался до Семнадцатой улицы. Позади дома номер 404 стоял гараж, второй этаж которого представлял собой что-то вроде мезонина, самовольно надстроенного владельцем. Подойдя ближе, я рассмотрел прибитый к дверям второго этажа ржавый номер, совершенно неразличимый с улицы. И это – жилище человека, который покупает офисное здание в центре Манхэттена почти за миллион долларов? Не может быть! Похоже, мистер Шлемиль – или его Тень – меня все-таки надул, но прежде чем бежать обратно и выяснять с ним отношения, я решил обойти гараж кругом и осмотреться.

Позади гаража я обнаружил забор из цепей высотой футов двадцать; он весь зарос плющом, сверху на нем висел какой-то мусор. Ловкий вор мог бы перелезть через него без особого труда, но это было бы не слишком приятно; кроме того, упав на землю со стороны гаража, он бы приземлился на останки моторного катера и груду цементных блоков. Таким образом, квартира на втором этаже была надежно защищена – добраться к ней можно было только по наружной лестнице, идущей вдоль боковой стеньг первого этажа.

Я оглянулся. Позади никого не было, никто меня не видел, и я вошел в ворота. Гараж кто-то пытался красить: на земле валялись стремянка, ведро и несколько кистей. Среди пожелтевшей травы я обнаружил полусгнившую кипу бесплатных газет, несколько старых телефонных справочников, рекламные листовки, треснувший автомобильный аккумулятор и тому подобные вещи, до которых никому давно нет дела.

Продолжая поминутно оглядываться, я поднялся по лестнице и заглянул в единственное крошечное окно, но жалюзи были опущены, и я ничего не увидел. Тогда я толкнул дверь. Заперто. Я постучал. Снова ничего. Неужели Шлемиль меня все-таки надул – взял деньги и подсунул липовый адрес? Ничто не указывало на то, что Джей жил именно здесь.

Спускаясь вниз, я обратил внимание, что лестница сильно стерта и побита. Поцарапаны были даже вертикальные подступенки. Глубокие следы на горизонтальных частях ступеней располагались строго один под другим, словно по лестнице волоком поднимали и спускали что-то тяжелое, да к тому же не один раз.

В несколько прыжков одолев последние ступени, я подергал гаражную дверь. Она внезапно подалась, я юркнул внутрь и поскорее опустил ее за собой. В пыльной полутьме я увидел перед собой джип Джея. Его крылья и борта все еще были покрыты подсохшей грязью, оставшейся после поездки, которую мы совершили три дня назад. Машина была заперта, и я заглянул в боковое стекло. Пусто. Зато вдоль стен гаража стояло не меньше двух дюжин больших кислородных баллонов да в глубине темнели какие-то ящики. На них я и обратил внимание в первую очередь. В ящиках оказались в основном инструменты и старые автозапчасти, клубки шерсти для вязания и несколько книг по сборке кукольных домиков. Судя по всему, все это не имело к Джею никакого отношения.

Что еще я могу предпринять?

Я выбрался из гаража и, подобрав в траве старую банку с засохшей краской, снова поднялся на второй этаж. В ветхой двери было целых девять стеклянных панелей, и я снова огляделся, чтобы убедиться – меня никто не видит. Это даже не преступление, а пустяк, уговаривал я себя. Сущий пустяк по сравнению с тем, через что я уже прошел из-за Джея.

Наконец, собравшись с духом, я ударил банкой по одной из панелей. Стекло треснуло, и я по одному вытащил осколки. На улице по-прежнему никого не было, и никто не видел, как я швырнул стекла и банку с краской в траву. Потом я запустил руку в отверстие и изнутри повернул шишечку накладного замка, но дверь по-прежнему не открывалась. Пошарив с внутренней стороны двери, я обнаружил чуть ниже дверной ручки засов-защелку.

Три минуты, сказал я себе. Только три минуты – войти, осмотреться и сразу же назад. Тут же мне пришло в голову, что я вламываюсь в чью-то квартиру спустя всего несколько часов после того, как кто-то вломился в мою. Очень, очень мило… Я закрыл за собой дверь и повернул ручку замка. Наплевать, подумал я. Джей, конечно, сразу поймет, что у него кто-то побывал, но не будет знать – кто.

Комната размером десять на двенадцать футов напоминала монашескую келью. У стены стояла аккуратно заправленная походная койка, рядом подмигивал сигнальной лампочкой телефон с автоответчиком. Угол напротив занимал огромный контейнер из нержавеющей стали с единственным небольшим окном в крышке, странно похожий на саркофаг какого-нибудь космического фараона. В комнате он был самым большим предметом обстановки, и беглый осмотр его датчиков и переключателей убедил меня, что передо мной – гипербарическая кислородная камера.

Но зачем она Джею? Разве он болен и нуждается в кислороде?

Рядом стояли три подключенных к камере кислородных баллона, аналогичных тем, что я видел в гараже. Я знал, что кислород в баллонах является лекарством и отпускается только по рецепту врача, к тому же полный кислородный баллон – штука довольно тяжелая. Их наверняка доставляли на грузовике по несколько штук за раз, а потом втаскивали по лестнице на специальной тележке – отсюда царапины и вмятины на ступеньках.

В ногах койки стоял кислородный компрессор, который ритмично пыхтел, издавая звуки, похожие на шорох набегающий на берег волны.

Под койкой я заметил два чемодана и выдвинул их. Заглянуть? Конечно – да, ведь я и так зашел уже достаточно далеко. В первом чемодане лежали инструменты: молотки, отвертки, гаечные ключи. В другом я обнаружил носки, майки, джинсы, нижнее белье. Все было аккуратно сложено, и я невольно подумал, что подобная аккуратность действует угнетающе: можно подумать, будто человек собрался на тот свет.

Закрыв оба чемодана, я вдвинул их обратно под койку. В стенном шкафу, рассортированные по цветам, висели десять пиджачных пар Джея, каждая с рубашкой в тон и подходящим галстуком. Среди них я обнаружил и костюм, который помнил по Кубинскому залу. Костюмы были очень дорогими и качественными, но в этой убогой обстановке они смотрелись словно реквизит к какой-то театральной постановке. В целом квартира Джея выглядела как жилище человека, который был почти по-солдатски непритязателен и мог съехать отсюда за время, которое ему понадобилось бы, чтобы снести вниз свои скромные пожитки (исключая, разумеется, кислородную камеру). На мой взгляд, Джей справился бы с этим ходки за четыре.

В дальнем углу стенного шкафа, под дождевиком, я обнаружил картонную коробку из-под сельтерской, которую Элисон дала Джею в тот день или, вернее, в ту ночь, когда он заключил свою странную сделку с Марсено. Я придвинул ее к себе и заглянул внутрь. Денег там не было. Интересно, куда Джей мог засунуть двести шестьдесят пять тысяч долларов наличными?

Я буквально кожей чувствовал, как летят секунды, но по привычке все же бросил взгляд на часы. Я провел в квартире чуть больше одной минуты. Красный огонек на автоответчике продолжал интригующе подмигивать, но я оставил его на потом. Что еще я не осмотрел? Отгороженной в углу кухней Джей, похоже, не пользовался. Холодильник был включен в сеть, но в нем не было никаких продуктов – только пакет апельсинового сока, несколько баночек с витаминами и с десяток картонных коробок без этикеток. Я достал одну и вскрыл. Внутри лежали пузырьки аптечного вида, на каждом была наклейка со штампом больничной аптеки при университете штата Айова. На одной наклейке я разобрал сделанную от руки надпись. «Адреналин, 500 мг». На другой бутылочке было написано «Дексиамфетамин». В третьей склянке – опять же, если верить этикетке – лежали таблетки преднизолона с содержанием лекарства десять миллиграммов. На этикетке четвертой бутылочки я прочел: «Андро». Здесь же оказалось несколько десятков одноразовых ингаляторов «Бек-лометазон», «Вентолин», «Серевент» и «Альбутерол». Все они были предназначены для раскрытия дыхательных путей во время приступов удушья или астмы.

Во второй коробке оказалась одна большая бутылка с какими-то белыми таблетками. На этикетке не было названия лекарства, только надпись: «Принимать по 1 шт.». И ни на одной из коробок я не обнаружил печати или хотя бы фамилии врача, выписавшего все эти сильнодействующие средства.

79
{"b":"193","o":1}