ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марта очень ловко обошла один важный пункт, но я твердо решил его выяснить.

– Значит, вы уверены, да?…

– Конечно.

– Вы, я вижу, хорошо представляете себе местную синоптическую ситуацию, состав почвы и прочее. Очевидно, Марсено вам за это платит…

– Да, в том числе и за это.

– Значит, это вы посоветовали ему провернуть всю подготовительную работу и начать освоение нового участка до осенних выборов?

Она не ответила, только посмотрела на меня исподлобья.

– У меня такое впечатление, Марта, что вам заплатили за организацию всего того, о чем вы мне только что рассказали: вы давали дельные советы, договаривались с местными политиками и так далее. Л теперь, когда возникла проблема, Марсено ждет, что вы ее решите…

– Это было одним из…

– Так что в данном случае вы заботитесь не только об интересах Джея, как пытались меня уверить.

– Мистер Уайет, – тихо сказала Марта, – я приехала сюда, чтобы помочь.

– Не понимаю, почему бы вам не поговорить непосредственно с Джеем.

Вместо ответа она впилась в лежащий на тарелке хорошо прожаренный бифштекс. Для ее зубов это была нелегкая работа, но она не хотела сдаваться, как не теряла надежды убедить меня.

– Что вы знаете о том несчастном случае? – спросила она.

– Я покачал головой.

– Практически ничего.

– О боже!… Значит, вы не поняли ни слова из того, что я вам только что говорила. Ладно, слушайте. Это случилось лет пятнадцать тому назад. Одна из дачниц – дочь человека, который снимал на лето один из коттеджей на южном берегу бухты, – была по уши влюблена в Джея, а он – в нее. Тогда ему еще не было и двадцати. Ее семья, мне кажется, была очень богатой, к тому же они были из Англии. Как правило, такие девушки даже не смотрят на наших местных парней, но Джей был особенным. Такого красивого юноши я не видела, наверное, никогда в жизни, а я повидала многих… В общем, девчонка полюбила его, но ее родителям нужно было срочно уехать. В панике она позвонила Джею домой, но его отец… Впрочем, не стану утомлять вас подробностями. Поздно вечером Джей все-таки улизнул из дому и помчался на последнее свидание со своей возлюбленной. Возвращался он через картофельное поле, принадлежавшее его отцу, и попал в… На поле кто-то оставил включенным распрыскиватель, заряженный паракватом – ядовитым хлорсодержащим гербицидом, который уничтожает сорняки, траву – все, что растет. Это было ужасно! Джея нашли только утром; он лежал в борозде без сознания и был едва жив.

Марта ненадолго замолчала, глядя куда-то сквозь меня.

– Той же ночью, когда это случилось, отец и мать Джея крупно поссорились. В очередной раз… Я, кажется, уже говорила вам – его отец был настоящим ничтожеством, мерзким и жестоким пьяницей. Сразу после этой ссоры мать Джея сбежала от него. В наших краях ее больше никто не видел, а сама она тоже никому не звонила и не писала. В это трудно было поверить – было бы трудно, если б только ее муж не был такой скотиной. Многие у нас считали, что она вовсе уехала с Норт-Форка и отправилась куда глаза глядят. Она была хороша собой и могла без труда найти себе другого, нормального мужчину, хотя кто знает?…

Джей тем временем понемногу поправлялся. Во всяком случае, он вышел из больницы, где пролежал несколько недель. Исчезновение матери стало тяжелым ударом для мальчика – ведь он все еще был самым настоящим мальчишкой девятнадцати лет. Я считаю – в этом возрасте все мужчины еще мальчики. Мать Джея исчезла, от отца толку было немного, да и сам он был еще слишком слаб, чтобы ходить. Насколько я помню, он еще месяц или полтора оставался прикован к креслу на колесиках. Этот гербицид сжег ему легкие, сделал его инвалидом на всю жизнь.

– Да, я знаю.

– Вот почему, мистер Уайет, я взялась помочь Джею избавиться от этой земли – быть может, хотя бы теперь он сумеет как-то наладить свою жизнь. По-моему, я не делаю ничего плохого.

– Я вас ни в чем не обвиняю, – пробормотал я.

– Вскоре после этого несчастья Джей уехал из города. Его семьи больше не существовало, и ему незачем было возвращаться. Я не видела его довольно долгое время. Ходили слухи, будто он ездил в Европу – разыскивать ту девчонку, в которую влюбился, но наверняка я ничего не знаю. Его отец, как я и предполагала, совершенно забросил хозяйство и вскоре сдал землю в аренду, разрешив, впрочем, старым наемным рабочим жить в одной из построек. Через несколько лет он умер от цирроза печени, и земля перешла по наследству к Джею. Тогда-то, я думаю, он и решил, что пора ее продать.

Она закончила свой рассказ и посмотрела на меня, а я подумал, что, посвящая меня в подробности прошлой жизни Джея и в то же время – подробно живописуя те силы, которым он (и я) вынуждены были противостоять, Марта Хэллок отнюдь не помогает решить возникшую проблему. Напротив, я готов был побиться об заклад, что она тоже пытается оказывать давление – на меня.

– Скажите, Марта, – начал я, – какой характер носят ваши доверительные отношения с Марсено?

– Я же уже говорила – я просто помогаю ему в меру сил, не больше…

– Нет, я имел в виду условия вашей договоренности. Кто вы – консультант на гонораре, временный работник, агент, работающий за проценты, или, говоря юридическим языком, принципал – лицо, участвующее в сделке за свой счет?

– Странный вопрос, мистер Уайет. Я просто старая женщина, которая хочет…

– Из вашего нежелания отвечать я заключаю, что вы принципал. С юридической точки зрения это означает, что вы – партнер Марсено. А следовательно, ваши и его интересы совпадают. Знаете, Марта, я мог бы не тратить время и поговорить с самим Марсено.

Она уставилась на меня, и в ее глазах я заметил беспокойные искорки.

– Что закопано на участке, Марта?

Ее голова качнулась один раз, словно ее ударили по щеке.

– Ничего.

– Откуда вы знаете?

– Я не знаю! – почти прошипела она.

– Тогда как же вы можете что-то утверждать?

– В земле нет ничего, что могло бы причинить кому-то вред.

Это был не ответ, а какие-то крохи ответа, и я снова покачал головой.

– Тогда почему вы не скажете этого вашему деловому партнеру? Ведь ваши цели совпадают, не так ли?

– Нет, не совсем так. То есть…

– Коль скоро мы заговорили об этом, Марта, скажу вам еще одну вещь: на мой взгляд, налицо классический конфликт интересов. Вы были представителем продавца. Марта, я видел вашу подпись на документах.

– Это неправда!

– Как же в таком случае мне удалось на вас выйти?

На это она не нашлась что ответить.

– Итак, вы были уполномоченным агентом продавца и в то же время представляли интересы покупателя. Интересно, знает ли об этом Джей? И кстати, знает ли Марсено, что человек, обнаруживший мертвое тело, приходится вам племянником?

– Я не могу ответить на эти вопросы, и даже если бы могла – не стала бы!

Она попыталась подняться из-за стола, но я быстро наклонился вперед и выхватил у нее трость.

– Вы приехали в Манхэттен, чтобы еще раз нажать на меня, Марта? Точно так же, как Марсено давит на вас…

– Нет.

– Он собирается подать на меня в суд. На меня и на Джея тоже.

– Вот никогда бы не подумала!… Что бы он значил, этот ответ?…

– Вас прислал Марсено?

– Нет.

– Это он велел вам сделать вид, будто вы хотите нам помочь?

– Нет, мистер Уайет!

– Вы либо знаете, что находится под землей, и не хотите, чтобы об этом узнал кто-то еще, – а это означает, что вы с мистером Марсено попали в чертовски сложное положение (между прочим, я мог бы рассказать об этом чилийцу – думаю, ему будет любопытно), либо… – Я слегка запнулся, стараясь собраться с мыслями. – Либо вы действительно не знаете, но боитесь, что что-то там есть – что-то очень и очень скверное. Например, несколько мешков с мышьяком или чем-то подобным. Как бы там ни было, вы совершенно уверены, что Джей не имеет об этом ни малейшего понятия. Как и я, разумеется… И тем не менее вы позволили Марсено давить на Джея. Я прав?

87
{"b":"193","o":1}