ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В перерыв сразу ко мне поднимаемся, – прошептал Вотяков. – Кофейку глотнем.

Я промолчал, безнадежно кивнув.

Трахома, скоро опухну от этих ваших кофеев. И тогда, опухший от злого нетерпения, кого-нибудь убью.

Глава 3

Замок Россия. Задание в режиме «замри, умри, воскресни»

Состав Штаба «Командировка». Пятое заседание

1. Сотников Алексей Александрович – Глава анклава Россия.

2. Демченко Сергей Вадимович – зам Главы анклава.

3. Ковтонюк Герман Янович – главный инженер.

4. Дугин Евгений Иванович – главный механик.

5. Гольдбрейх Марк Львович – нач. научно-исследовательского сектора, профессор.

6. Уксусников Петр Игнатьевич – начальник полиции, шериф анклава.

7. Зенгер Маргарита Эдуардовна – главврач Медцентра.

8. Бероев Руслан Владимирович – командир гарнизона, подполковник. Отсутствует.

9. Ганс Грубер – начальник производственного предприятия «Арсенал».

10. Лунев Константин Сергеевич – командир группы сталкеров высшей категории.

11. Сомов Михаил Петрович – сталкер высшей категории.

Приглашенные эксперты-консультанты

Вотяков, Фокин, Коломийцев.

Список – вот он, у меня перед глазами.

Сбоку на легендарной столешнице лежат три листка белой писчей бумаги и черная шариковая ручка с синими резиновыми вставками, можно что-то записывать… Пока записывать нечего да и не хочется. Правая кисть еще горячая от множества эмоциональных рукопожатий, каждый старался придавить посильней.

Рядом – тонкая бордовая папочка. Ха! Привет из восьмидесятых годов прошлого века! Деловой канцелярский атрибут некогда считался предметом престижным, статусным. Тисненная золотом надпись «Меморандум» на титуле выполнена типографским способом. На обороте индекс, номер спецзаказа, тираж. Пятьсот штук, на минуточку, только для особых лиц из райкома, крайкома или еще какого-нибудь кома. Помню, помню эту историю… Нашли мы как-то в одной сельпо-локалке за Дровянкой целую пачку таких папок, тогда вообще много чего интересного попалось. С тех пор в Замке Россия и прижилось заморское слово «меморандум».

Я потянул папку к себе и тут же услышал голос Сотникова:

– Не торопись, Костя. Папки возьмете с собой, для изучения в спокойной обстановке. А сейчас давайте обсуждать устно, проговорим еще раз. Так… Одного члена Штаба сегодня на заседании не будет – Руслана Бероева, он в Берлине. Товарищи, хватит шептаться, начинаем работу! Если возникнут вопросы по его профилю, обсудим отдельно. Прошу не вставать, по-деловому, без лишних формальностей. Понимаю, что все устали, так давайте щадить друг друга. Можно курить, кстати.

Молчат. Тут все знают что-то важное. Кроме нас.

– Итак, о предстоящем задании, – как-то тяжело начал Главный, что мне сразу не понравилось. – Даже не о задании, ребята. Дело в том, что самого задания, собственно, и нет, как ни удивительно… Мы до сих пор не смогли его выработать. А характер предстоящей командировки таков, что приказать я вам не могу. Ситуационное поле очень сложное. Поэтому будет не задание, а предложение.

Какое еще «поле», что происходит?

Ушам своим не верю! Как и глазам. Первый раз в жизни я видел Сотникова растерянным. Да не бывает такого! Алексей Александрович потому и прошел первый, самый сложный, страшный тест Смотрящих, сумев сформировать жизнеспособный анклав, что умеет справляться с любыми аварийными «ситуационными полями», как и своевременно их осмысливать! Предложение у него!

– Алексей, не тяни осла за яйцы, – запросто попросил известный интерпретатор Гоблин. Неформально. – Мужики, валите сразу из всех ведер, у нас с Костей сейчас крыша сползет. Сколько можно ждать?!

– И то верно, Миша, – опять вздохнул Сотников. – Значит, так…

И опять затих.

– Куда?! – рявкнули мы оба.

– Домой! – заорал Главный, резко вставая. – На Землю!

В висках застучало.

Мы с Гобом сидели, чуть опустив головы, и тупо молчали, словно придавленные. Даже переглянуться не смогли.

– В смысле? – выдавил я, выгадывая время.

– Командировка на планету Земля, с которой все мы сюда попали, – уже спокойней повторил глава анклава. – Вот такая хрень.

Этого мы представить не могли.

Никак не могли, понимаете? Все! Мы уже отрезаны!

Мы в новом мире, который давно уже стал родным.

Мы его открываем, подпиливаем, подрабатываем. Порой шаманим. Он – наш.

В самых смелых предположениях база возможных операций оставалась всегда одна – это Платформа-5. И только так. Что угодно, любой район, любой анклав. И даже новый материк – все сгодится! Каюсь, но как-то мы с Гобом договорились до того, что предположили отправку в Подземный Мир, ни много ни мало… Ну, типа, открыли наши парни новые казематы в Замке – мрачные и холодные, откуда вниз ведет гигантский подземный ход с тремя тысячами ступеней, путь в необъятные подземные пространства Нижнего Мира Платформы, где до фига чего есть, и доброго, и страшного. А что! Прецедент известен – пробита же огромная вертикальная дыра, используемая ныне как глобальная канализация. Вот до чего доходило в последние дни. Тут нетрудно голову сломать.

Главный смотрел на нас как-то грустно.

А он ничуть не постарел. И седины в волосах не прибавилось. Казалось бы, бесконечная нервотрепка должна сжирать годы, как костер лучины. Ан нет! Давно заметил, на Платформе люди отчего-то молодеют. Наверное, потому что тут они не лучины. Не для костров предназначены. Для интересной работы.

– Хорошо, зона высадки примерно понятна, – сказал я больше для себя, чем для остальных. – Примерно. Но как это может быть? И куда конкретно?

– На какой срок? Старт-финиш, условия заброса? – быстро бросил Гоблин.

Сотников замахал руками:

– Не торопитесь, мужики! Смотрящие предложили послать на Землю группу из двух человек, число окончательное, не обсуждается. В этом суть вопроса, но не суть операции, как и самой командировки. Есть предложение, есть гарантия возвращения. Однако полной ясности нет, причем именно в деталях. Честно говоря, ясности вообще очень мало. Ее нет даже в принятии основного решения: стоит ли нам рисковать?

– Что значит «стоит ли»? И в чем особые риски? – Я с трудом удержался от мата.

Тут участники совещания зашумели.

Чувствовалось, что эти самые риски они обсуждали не один раз, вдумчиво и с руганью. Но нас-то с Гобом в это время не было! Так что давайте с самого начала, камрады. Какое-то время члены Штаба вяло спорили между собой, а я еще раз осмотрел большой зал Главного Логова.

Мало что изменилось в интерьере – это хорошо, люблю признаки стабильности.

Старая карта на стене сменилась огромной новой, очень подробной, надо будет попросить копию. Из действительно нового: появилось оружие на стенах. Перво-наперво бросалась в глаза роскошная сабля в ножнах, вся в инкрустациях и каменьях, подаренная Сотникову кем-то из азиатских владык, – сейчас у него много таких «друзей» появилось, а будет еще больше. Четыре старинные алебарды перекрещены на стенах, два боевых топора, мушкеты и даже пара изящных дуэльных пистолетов, модельки тоже не из дешевых, качественные. Да, в Форт-Россе это оружие на стенках не висело бы…

Большего роскошества в зале я не увидел, не обуржуился Главный, плевать ему на это. Интересно, у него хоть персональный автомобиль появился? С законными циферками «001» на госномере.

– Есть риски, с этим все согласны, – наконец резюмировал Дугин.

– Думаю, что Марк Львович сейчас кое-что нам прояснит, – объявил Сотников, до сей поры в спор не вмешивающийся. – К барьеру, профессор.

Как и было предложено, Гольдбрейх вставать не стал.

– Кхм… Прошу прощения, простыл немного на водах, переборщил с закаливанием, знаете ли, не учел состояния здоровья.

Зенгер при этих словах отчего-то хмыкнула, проф внимания не обратил.

– Действительно, коллеги, Смотрящими предоставлена такая уникальная возможность. Во всяком случае, она не просто продекларирована, а, так сказать, обеспечена организационно и материально. Анализируя информацию, предоставленную нам Смотрящими, мы обнаруживаем ряд интересных феноменов, непосредственно касающихся и вас, господа сталкеры… Не останавливаясь на очевидном, я тем не менее хочу выделить некие доминанты. Именно они позволили нам выработать ряд гипотез, представляющих, с нашей точки зрения, наибольшие перспективы в поиске решений. Коллеги сталкеры, в интересах анклава вам надо принять их за основу либо предложить иные в возможностях собственного информационного метаболизма…

13
{"b":"193012","o":1}