ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда я осознала, что это не шутка, то чуть не задохнулась от восторга. Магическое искусство действовало, и если ведьма откроет нам его секреты, в жизни не останется преград и исполнятся любые желания! Обрадованная, я заторопилась на железнодорожную станцию, купить необходимую для сеанса ворожбы тетрадь. Потом мы с Панкратовой бродили по переулочкам дачного поселка, строили планы на будущее и не могли дождаться, когда же наступит время колдовского сеанса.

Тетя Лара и пришедшая чуть раньше Жанна встретили нас на улице у калитки. Приветливо улыбнувшись, ведьма предложила пройти в сад. Девчонки вошли первыми, а меня она отвела в сторону и сказала:

– Я бессильна и не имею власти над твоими снами. Это видения грядущего, которое настанет после часа перемен.

– А что…

– Довольно. На моих устах печать молчания. Ступай к остальным.

В беседке горели свечи, пахло мятой и другими незнакомыми приятными запахами Повинуясь указаниям ведьмы, мы чинно расселись вокруг стола.

– Вы принесли все необходимое? – спросила тетя Лара.

Я протянула тетрадь, Ханова представила на всеобщее обозрение зверушку из прозрачного пластика, а Панкратова извлекла из кармана талисман, принадлежавший вампиру. Так вот чем она хотела завлечь его в любовные сети! От неожиданности тетя Лара подалась назад, будто натолкнулась на невидимую преграду, потом осторожно взяла в руки старинную безделушку, поднесла к глазам:

– Это принадлежит твоему парню?

– Да. Он отдал мне его на время.

– Хорошо. – Ведьма осторожно положила кристалл на стол и, задумчиво глядя на пламя свечи, немного помолчала. – Прежде всего, девочки, я должна предупредить вас, что силы, которые мы вызываем к жизни своими действиями, таят большую опасность. В неопытных руках они могут обратиться против человека, призвавшего их. Выйдя из-под контроля, образы, созданные разумом, порабощают своего создателя и высасывают из него энергию. Поэтому помните: мы в ответе за каждое свое слово, за каждую мысль.

Девчонки молчали. Радужные мечты последних часов сменила тревога. Дело было не в предостережениях тети Лары – еще на пороге ее дома мое сердце сжала необъяснимая тоска.

– Попробуем придать магические свойства обычным предметам, – звучал в полутьме беседки уверенный голос ведьмы. – Подумайте, как это можно сделать.

Жанна по школьной привычке подняла руку:

– Может быть, надо зарядить его своим желанием?

– Совершенно верно! Воображение создаст нужный образ, воля сделает его устойчивым и долговечным, а дыхание перенесет его на избранный объект.

– Дыхание? – удивилась Татьяна.

– Да, только это особое дыхание. Когда разгоряченная кровь накопит магический заряд, надо направить свое дыхание на заряжаемый предмет, представить, как переносится на него желаемый образ.

– Невероятно… – зачарованно прошептала Ханова, в ее широко раскрытых зеленоватых глазах мерцало пламя свечей. Кажется, она была далеко от нашей грешной земли.

– Милые ученицы, ваши способности пока не развиты, и потому, даже точно копируя все детали образа, вам не добиться желаемого. Сегодня это сделаю я. Вы же воспользуетесь результатом и сможете еще раз убедиться в правильности своего выбора.

Ведьма умолкла. Она сидела неподвижно, как каменное изваяние, ее лицо напоминало застывшую маску. Ритмичные вздохи чередовались с задержкой дыхания, трепетало пламя свечи, но ничего чудесного или хотя бы необычного не происходило. Представить, что после такой дыхательной гимнастики лежавшие на столе вещи пропитались каким-то магическим зарядом, было трудно…

Тетя Лара откинулась на спинку стула, давая понять, что сеанс колдовства окончен. Панкратова потянулась к бесценной безделушке.

– Подожди. Необходимо усилить и закрепить чары. Этот ритуал нельзя видеть непосвященным. – Голос ведьмы звучал как-то странно, будто она не верила собственным словам. – Оставьте предметы на ночь, а утром вы обретете сильнейшие талисманы.

– Я бы не хотела расставаться с камнем.

– Как пожелаешь, – она развела руками. – Возможно, твой знакомый улыбнется или даже пригласит тебя на танец.

– Мне нужна настоящая крепкая любовь!

– Тогда наберись терпения.

Ведьма загасила одну за другой свечи и вышла из беседки. Настало время расходиться по домам. Давно стемнело, и только на западе сохранилась желтовато-синяя полоска заката. Ханова сразу отправилась домой, а мы с Панкратовой, наслаждаясь невиданной прежде свободой, бродили по безлюдной Борисовке.

– Тань, почему ты носишь кристалл в кармане? Лично я спрятала бы его на груди.

– Думаешь, меня эта мысль не посещала? Ничего не выходит. Камешек холодит сердце и навевает тоску.

Мы замолчали. Присев на скамейку, послушали трели заливавшегося в ветвях соловья. Внезапно на фоне звездного неба возник зловещий силуэт…

Думала ли я, что когда-нибудь буду прогуливаться по ночной деревне, запросто болтая с самым настоящим вампиром? Не знаю, начал ли действовать приворот или это было простым совпадением, но Кристиан (так, оказывается, звали нашего знакомого) именно сегодня вернулся в Борисовку за своим бесценным камешком.

– Те, кого я преследовал, покинули эти края, и мне предстоит долгая дорога. Обладание кристаллом может навлечь беды, и потому не стоит испытывать судьбу, оставляя его у вас.

Панкратова затрепетала, но, не подав виду, с удвоенной энергией продолжила светскую беседу. Мы успели перейти на «ты», поделиться впечатлениями о погоде и немногочисленных местных достопримечательностях. Болтая о пустяках, я успела переменить свое отношение к вампиру. Во время нашей первой встречи Кристиан вызывал у меня чувство ужаса и отвращения. Теперь, когда неприятности остались позади, все воспринималось совсем иначе. Панкратова не ошиблась – это был привлекательный молодой человек с яркой, нетипичной для славян внешностью, обходительный, с приятными манерами и симпатичной улыбкой. Кристиан, должно быть, пользовался большим успехом у девушек. Его немного портила неестественная, заметная даже в полутьме бледность, но этот недостаток очень скоро переставал бросаться в глаза.

– Знаешь, откуда мы идем? – спросила нарочито веселая Панкратова и, не дожидаясь ответа, пояснила: – От ведьмы! Подумать только, пару дней назад я не верила в колдунов и вампиров!

Пересказав события последних часов, но утаив цель нашего визита, Татьяна с особым восторгом поведала о чарах, наложенных на родителей:

– Невероятно, но даже Акулиничевой удалось беспрепятственно выбраться из дома! Сколько знаю ее маму, она никогда не отпускала Свету гулять по вечерам.

Кристиан слушал, и его бледное осунувшееся лицо приобретало все более мрачное выражение.

– Ты знаешь, кому поклоняется эта тетя Лара?

– Древним языческим богам или что-то вроде того. – Татьяна пожала плечами. – Насколько я поняла, силам природы. Она старается жить с ними в гармонии. Разве это плохо?

– В паутине ее слов искусно переплетены правда и вымысел. Она обещает многое, но что хочет взамен?

– Тете Ларе нужны ученицы.

– Для чего, Татьяна? Молчи, я знаю твой ответ. Послушайте, девочки… Если мнение вампира для вас что-нибудь значит, бегите от этой ведьмы как от огня, не принимайте ее даров, не слушайте ее увлекательные рассказы! Мы, отверженные миром дети тьмы, тесно связаны между собой. На нас лежит одно проклятье, наши силы питает один источник, поэтому я знаю цену своих слов. Не пытайтесь узнать магические тайны, это принесет только горе, отчаяние, а может быть, даже и смерть. Поверьте, у ведьмы свои цели, и они не совпадают с вашими.

Таня, Света, я умоляю вас, не ходите больше к ней, она погубит ваши души.

Вампир говорил так взволнованно, его черные глаза так блестели, отражая свет далеких звезд, что я просто диву давалась эмоциональности его страстных речей. Таню же занимало другое:

– Кристиан, мы взрослые люди и можем отличить плохое от хорошего. Лично я ни за что бы не согласилась поклоняться дьяволу или приносить кого-нибудь в жертву. Совсем другое дело – простенькое колдовство для дома, для семьи.

10
{"b":"1936","o":1}