ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты не заметишь, как перейдешь грань, отделяющую невинные забавы от служения темным силам. Но довольно об этом, я предупредил, а выбор придется делать вам. Где камень, Татьяна? Отдай его, и мы простимся. Навсегда. – Он предостерегающе поднял руку, не давая возразить. – То, что сейчас происходит, противоестественно. У нас разные дороги, а когда человек сближается с вампиром, гибнут, как правило, оба. Ну же…

– У меня нет кристалла… То есть он дома, спрятан в надежном месте. Я принесу, подождите… – промямлила Панкратова и, сорвавшись с места, умчалась в темноту.

Я осталась наедине с вампиром. Где-то рядом заливался звонкими трелями соловей, высоко в небе мерцали звезды – обстановка очень подходила для романтического свидания. Стараясь избавиться от возникшей неловкости, я спросила:

– Любопытство, конечно, не добродетель, но, раз уж так получилось, расскажи, пожалуйста, о вампирах. Про них снято столько фильмов, но понять, где правда, где вымысел, невозможно.

Кристиан покачал головой:

– Зачем тебе это? Сказка всегда красивей правды, даже сказка про оживших мертвецов.

– Не хочу упускать такой шанс. Не так уж много на свете людей, которые могут похвастаться, что беседовали с настоящим вампиром.

– Кто мы такие? Представь обычного человека, вынужденного ради пропитания стать убийцей, человека, в одночасье лишившегося дома, семьи, друзей. Человека, безжалостный враг которого – все остальное человечество. Человека, который панически боится солнца. Что будет с ним через месяц, год, десятилетие?

– Но это ужасно!

– Вначале захлестывает отчаяние, страх, тоска, но постепенно, со временем, ко всему привыкаешь. Старые вампиры, которым перевалило за несколько сотен лет, не знают жалости, они просто забыли, что когда-то были людьми. К счастью, их мало, мы не живем вечно.

– Но вы же не стареете и не болеете!

– Но нас убивают. Кто мы такие? Мы нищие бездомные бродяги, которых постоянно мучает голод и страх за собственную шкуру. Думаешь, таких затравленных, запуганных тварей трудно уничтожать? Большинство вампиров гибнет почти сразу после обращения, некоторые протягивают пару десятилетий, потом совершают неверный шаг и… У вампиров одна задача – выжить. Мы одиночки. Если в одном месте собирается несколько вампиров, следы нашего пребывания уже не скрыть. У каждого должна быть очень большая территория для охоты. Вампиры давно не пользуются клыками и прилагают огромные усилия, чтобы никто не догадался об их существовании… Я не хочу обсуждать эту тему, Света. Есть вещи, о которых лучше не знать.

– А если пользоваться донорской кровью?

– Какое-то время продержаться можно, но, увы, не слишком долго. Беда в том, что вампиры живут именно за счет чужих жизней, их питает чужая энергия, а не кровь, как считают многие.

Кристиан замолчал и неожиданно взял меня за руку. Его пальцы были холодны как лед:

– Только не забывай, Светлана, все живое на Земле существует за счет жизней других существ. Все едят друг друга. Я не пытаюсь оправдаться, но в отличие от людей вампиры, за редким исключением, убивают только ради поддержания собственной жизни. Люди намного изощренней в изобретении поводов для убийства: корысть, зависть, ревность, войны, наслаждение болью и страданиями ближнего…

Я не была готова к таким откровениям и никогда прежде не задумывалась на столь страшные темы. Слушая Кристиана, мне больше всего хотелось глупо, по-детски, разреветься:

– Но ты не такой, ты же не ответил злом на добро. Расскажи о себе, о своем прошлом.

– У вампиров нет ни прошлого, ни будущего. Только бесконечная и бессмысленная борьба за выживание. – Он посмотрел на звезды. – Почему до сих пор не вернулась Татьяна? Где она живет?

Мне не хотелось выдавать Таню, сообщив, что она отправилась за талисманом к тете Ларе. Поэтому я повела Кристиана к ее дому, надеясь, что Панкратова уже успела вернуть таинственный камешек и мы встретим ее где-нибудь на полпути.

– Тс-с-с! Пригнись…

Вампир проворно нырнул в заросли сирени. Стараясь не шуметь, я последовала за ним. В доме Тани Панкратовой горел яркий свет и происходило нечто из ряда вон выходящее. За шторами метались какие-то тени, слышался звон разбитой посуды и треск ломаемой мебели. Неожиданно дверь распахнулась, и на резное крылечко выскочила перепуганная Татьянина тетушка.

– Помогите… грабят… – чуть слышно прошептала она и заковыляла по улице, не глядя по сторонам.

Грубая мужская рука рванула штору, и я увидела знакомое лицо светловолосого байкера.

Кристиан поморщился:

– Не думал увидеть их здесь. Раньше они никогда не устраивали погромы в домах непричастных. Эти парни выследили меня еще в Петербурге, почти месяц шли следом. Из-за них я столкнулся с Оркусом. Присмотрись повнимательней, Светлана, и получишь представление о том, как выглядят профессиональные охотники за вампирами. Одного не понимаю, что привело их в чистое жилище…

Вампир замолчал, наблюдая за происходящим, а потом внезапно схватил меня за плечи и тряхнул так, что голова откинулась назад и сонная артерия оказалась в опасной близости от его клыков Я приготовилась к худшему, но Кристиан только посмотрел в лицо темными бездонными глазами и спросил:

– Кому вы показывали камень?

Пришлось рассказать, как, разыскивая талисман в дупле тополя, мы повстречали Павлика и приехавшего отдыхать в Борисовку мужчину, который впоследствии помог откопать засыпанных на кладбище близнецов.

– Так и есть. Мужчина с иконописным лицом, их шеф. – Кристиан указал на орудовавших в доме громил. – Кровавый Алекс, гроза вампиров. Кстати, он с удовольствием откликается на это прозвище. «Огонь очистит» – его любимая фраза. Алекс уничтожает всех, кто связан с темными силами. Узнав о последнем кристалле, он постарается заполучить его любой ценой. Ты не знаешь, где его прячет Татьяна?

Пришлось рассказать всю историю до конца. Узнав, что его камешек находится у ведьмы, Кристиан схватился за голову. Выбравшись из зарослей сирени, мы заторопились к дому тети Лары По дороге я попыталась заступиться за Панкратову:

– Таня не хотела ничего плохого, она завтра забрала бы кристалл и…

– Ведьмы редко лгут, ведь ложь и занятие магическим искусством несовместимы. Добиваясь своего, они ловко утаивают часть правды, но пойти на откровенный обман их могут заставить только чрезвычайные обстоятельства. С помощью этого кристалла невозможно наложить чары приворота, он сам источник огромной магической силы. Может быть, я сильно поглупел за последние годы, но объясни, зачем твоей подружке понадобилось привораживать оживший труп?

– Она в тебя влюблена.

– Только этого не хватало, – пробормотал Кристиан, – насмотрелась глупых фильмов.

Не желая продолжать неприятную тему, я задала давно мучивший меня вопрос:

– Почему все зациклились на этой стекляшке? Она что, драгоценная?

Мой спутник резко остановился.

– С помощью этой стекляшки можно погубить ваш мир. Только и всего, – и растянул губы в улыбке, но его глаза при этом оставались строги и печальны.

В доме деревенской ведьмы было темно. На стук никто не отозвался, и Кристиан одним ударом ноги вышиб входную дверь. Он вихрем пронесся по скромному жилищу тети Лары, обращаясь с ее хозяйством не лучше, чем охотники, крушившие дом Панкратовой. Он обшарил беседку в саду, заглянул в подвал и на чердак, а я стояла поодаль, раздумывая над тем, является ли уголовно наказуемым деянием вторжение вампира во владения ведьмы… Казалось, ночные кошмары потихоньку начали вползать в реальность.

– Пусто, – прервал мои размышления Кристиан. – Ни ведьмы, ни кристалла, ни твоей подруги. Скорее всего они в священной роще.

– Ты же говорил, что не можешь войти в дом без приглашения, а сам…

– В чистое жилище не могу, но туда, где правят силы тьмы, запросто.

Выйдя из разгромленного дома тети Лары, он направился в противоположный конец Борисовки. Я едва поспевала за размашистым шагом вампира.

11
{"b":"1936","o":1}