ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты слышала? – одними губами прошептала Татьяна.

Обменяться впечатлениями не удалось. Что-то холодное и шершавое обвило мою ногу, я попыталась вскочить и тут же, как подкошенная, рухнула в сочную траву. То же произошло и с Панкратовой. Над головами зашелестели листья и послышался искаженный, мало похожий на человеческий голос:

– Поговори со мной!

Гибкие корни стремительно оплели нас с ног до головы, приподняли над землей, придавая телам почти вертикальное положение. Перед глазами промелькнуло щупальце, оканчивавшееся небольшой присоской с острым шипом посередине. Преодолев страх, я все же осмелилась посмотреть на поймавшее нас существо. Монстр лишь отчасти напоминал дерево – в изгибах ветвей еще угадывалась человеческая фигура, а из-под коры проступали черты некогда красивого лица. Но страшнее всего оказался не облик чудовища, а жгучий, испепеляющий взгляд небесно-голубых глаз, зорко следивших за каждым моим движением.

– Поговори со мной… – простонало, прошелестело нечто.

В нашем положении нелегко было найти тему для разговора, но я решила воспользоваться случаем и попытаться разжалобить дерево. Опутанная корнями Панкратова безмолвствовала. В школе она славилась своим неуемным красноречием, но сейчас была явно не в форме. Пришлось начать переговоры в одиночку.

– В принципе, мы и сами не против поболтать, но, будьте добры, освободите нас от этих… объятий.

Хищное чудовище зашелестело листвой и сильнее сжало свои щупальца.

– Тела трепещут, горячая кровь пульсирует в жилах, смертельный ужас пронизывает плоть. Мне хочется осязать это!

Дерево имело все задатки маньяка, но я все же попыталась продолжить «приятную» беседу – представилась и, в свою очередь, поинтересовалась именем монстра.

– Я забыла свое имя. С той поры, когда я была такой же хрупкой, беззащитной смертной, как вы, прошло слишком много времени. Старшие сестры безмолвны, а мне еще памятны слова человеческой речи.

– Вас похитили злые волшебники и заколдовали?

– Похитили? – Листья над головой характерно зашелестели – страшная собеседница рассмеялась. – Нет, просто я нашла свою дорогу к вечному блаженству.

– Неужели одеревенение и есть блаженство?

– Довольно! – Щупальца сжались сильнее, и я едва не вскрикнула от боли. – Довольно праздной болтовни! Отвечай на мои вопросы и не говори глупости! Как теперь одеваются двуногие твари, какую музыку слушают, какие смотрят фильмы?

И я начала рассказ. Видимо, эта одеревеневшая особа бродила по лесу не один год и потому сильно отстала от жизни. Пришлось разъяснять ей самые элементарные вещи, ведь она даже не знала, что такое мини-юбки, тональный крем, Интернет, телевизионная реклама или колготки с лайкрой. У монстра оказался скверный характер – стоило мне умолкнуть хотя бы на мгновение, щупальца безжалостно сжимали тело. Я уже еле-еле подыскивала темы для беседы, а обычно болтливая Панкратова продолжала безмолвствовать. Она смотрела куда-то вдаль, и в ее глазах отражалась напряженная работа мысли.

– Поторопись, мои сестры уже близко, и скоро придет час вкушения пищи. А пока расскажи поподробней о телесериалах, неужели в них бывает по несколько сотен серий?

– Милое, уважаемое дерево, пожалуйста, отпустите нас! – взмолилась я. – Вы же еще помните времена, когда были человеком. Таким же, как мы…

Листья над головой зашуршали, напоминая тихий издевательский смех. Перед моим лицом замаячил страшный корень с присоской:

– Куда тебя поцеловать? В шею? В висок? Выбирай, ты заслужила это своим рассказом.

– Мама, мама, отпусти дочь погулять под луной! – громко и отчетливо вдруг произнесла Панкратова.

Я еще не успела сообразить, что произошло, а страшные путы уже соскользнули с наших тел и исчезли под землей. Удивляться было некогда, и на четвереньках, охая от боли во всем теле, мы уползли со страшной поляны. Нас никто не преследовал.

Наконец-то полоса невезения кончилась! После недолгих скитаний по лесу я увидела за деревьями дорогу. Правда, не шоссе, а заброшенный проселок. Решив, что всякий путь должен куда-нибудь привести, мы решительно двинулись вперед. Солнце цеплялось за макушки елок, боль от страшных объятий все еще отдавалась в мышцах, но настроение было вполне оптимистичным. Шагая по проселку, чувствовавшая себя героиней Панкратова рассказывала:

– Сперва я жутко, до потери речи, испугалась. Потом отчаялась и начала прощаться с жизнью. Ты молодец, сумела заговорить зубы этому монстру, а мне было, признаться, ни до чего. И вдруг совершенно случайно я увидела сидевшего на соседней ольхе ворона. Вспомнила, что эти птицы считались спутниками ведьм, и сразу же представила тетю Лару. Потом среди прочего вспомнила заклинание, с помощью которого можно беспрепятственно выходить из дома, и решила попробовать применить его в нашем случае.

– Но тетя Лара говорила, что оно действует только семь дней.

– По моим подсчетам, срок истекает сегодня или завтра. Я сперва побоялась выглядеть смешной, а потом подумала, что спасать собственную жизнь можно даже смешными с точки зрения окружающих способами.

– Получается, что мы могли в любой день удрать с фермы?

– Очень может быть.

Стемнело. Дорога нырнула в овражек, а потом пошла в гору. Луна, выглянувшая из-за туч, осветила окрестности: ровные прямоугольники огородов, развалины хутора, ползавших у самой земли людей…

– С возвращеньицем! – ухмыляющийся надсмотрщик преградил нам путь.

– Мама, мама, отпусти дочь погулять под луной! – выкрикнула Панкратова.

То ли время перевалило за полночь и срок действия заклинания уже истек, то ли оно производило впечатление исключительно на женщин, но вампир расхохотался и схватил нас за шиворот – меня левой рукой, Панкратову – правой.

– Надо же – мама! Я попрошу Хозяина отдать тебя лично мне, как компенсацию за выбитый клык. Увидишь тогда, какая я мама! – пригрозил он и направился к темным развалинам хутора.

В кабинете Хозяина горела настольная лампа, было тепло и уютно. Сидя за столом, главный вампир что-то подсчитывал на калькуляторе. Записав результаты в тетрадь, упырь поднял голову.

– Погуляли? Как путешествие? – Он откинулся в кресле и потер руки. – Давно у вас появились друзья среди избранных?

Встревоженная Панкратова торопливо рассказала о нашем знакомстве с Кристианом и о том, как сильно она сочувствует вампирам. Хозяин слушал внимательно, и его лицо расплывалось в добродушной улыбке. Похоже, толстяк не был законченным злодеем, и я начала надеяться на благополучный исход разговора.

– Благоразумно. Долг каждого двуногого животного почитать и поддерживать своих повелителей. Теперь, юные леди, вы сами убедились, что за стенами фермы людей поджидает множество неприятностей, и только здесь, под моей опекой, они обретают покой и душевное равновесие.

Решив польстить кровопийце, я согласно закивала.

– Да, да, мы это поняли. Если такое полезное начинание приобретет размах, люди будут счастливы, а вы станете более знамениты, чем сам граф Дракула.

– Кто-кто? – Хозяин расхохотался. – Граф Дракула – вампир?! Этой шуткой можно рассмешить даже голодного вурдалака! Вы плохо знаете историю, но делаете глубокомысленные выводы. Обычный порок человеческого стада. Влад Дракула, прозванный в народе Цепешем, никогда не был вампиром, мало того, он всю жизнь боролся с ними. Господарь Валахии был одержим идеей очистить свою землю от «нечестивцев». Если бы Влад не столь рьяно истреблял турок и местных бояр, из него бы получился отличный охотник на вампиров. Впрочем, он преуспел и на этом поприще. Знаете, как переводится прозвище Цепеш? Оно, милые леди, означает «протыкатель». Любимой забавой мерзавца было сажать на кол людей. И если бы только людей!… Не хотелось бы обсуждать эту тему, но нельзя не признать очевидного: лишить вампира жизни может не сталь, а именно дерево. А теперь, сладенькие мои, представьте вампира, орудующего деревянным колом! Нонсенс! У нас, знаете ли, аллергия на остро заточенные деревяшки. Даже желая уничтожить смертельного врага, ни один вурдалак не возьмет в руки эту гадость. Иными словами, все было в точности до наоборот – Влад Дракула тысячами сажал на кол вампиров, коих в Валахии в те веселые времена водилось великое множество.

17
{"b":"1936","o":1}