ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обитатели фермы толпились во внутреннем дворике. Запрокинув голову, я увидела, что прутья решетки перепилены и сверху свешивается веревочная лестница. Едва Алекс вышел во двор, началась эвакуация – бывшие пленники вампиров один за другим покидали ферму. Когда наверх выбрался темноволосый помощник Алекса, последним покинувший помещение, из двери гостиной уже вырывались языки пламени.

– Огонь очистит, – пробормотал стоявший рядом со мной и наблюдавший за пожаром Павлик.

Хутор остался позади. Столпившиеся на краю огородов перепуганные и перепачканные пленники ожидали дальнейшего решения своей судьбы.

– Небольшой комментарий, господа. – Алекс пренебрежительно оглядел толпу. – Не рекомендую рассказывать правду, иначе смените эту тюрьму на психушку. Придерживайтесь версии о психопате, возомнившем себя вампиром. Однажды вы взбунтовались и избавили мир от очередного маньяка. Ни слова о нас. Наша организация сумеет заставить болтунов замолчать. Теперь ступайте по этому проселку. Рано или поздно вы выберетесь к железной дороге. Прощайте.

– Но у нас нет ни денег, ни одежды, ни еды! – воскликнула Наташа.

– Мы не благотворительная организация. – Алекс повернулся и пошел к опушке леса.

Спорить с таким крутым типом было просто опасно, и мы с Митей первыми направились к проселочной дороге. За нами двинулись остальные, и только Павлик все медлил, не зная, как поступить.

– А к вам, голубчики, это не относится! – донеслось из-за спины. Я обернулась. Охотник поманил нас пальцем. – Сейчас мои орлы разведут костерок, и мы прекрасно проведем вечер.

Алекс не ошибся – вечер действительно получился довольно милым, а компания приятной. Два головореза, носившие многозначительные прозвища Ятаган и Стилет, оказались веселыми собеседниками. Они много шутили, смеялись, развлекая нас малоправдоподобными, но забавными байками. Слушая их рассказы, Павлик, Митя, Таня и я сидели у костра и уминали невероятно вкусную снедь из запасов охотников. Посмеявшись над очередной шуткой, Алекс внезапно посерьезнел и обратился к Панкратовой:

– Татьяна, голубушка, можно один личный вопрос? – Она тотчас же залилась краской и молча кивнула. Охотник усмехнулся. – Ты случайно не потеряла реликвию своего рода – кулон из горного хрусталя?

– Почти. Так получилось, что мы временно отдали его одной женщине, Ларисе Викторовне.

– Это наша деревенская ведьма, – пояснил Митя и впился зубами в ломоть сочной ветчины.

– Ведьма? – Кровавый Алекс чуть приподнял бровь, выражая удивление. – Так здесь обитают не только вампиры, но и чертовки, летающие на помеле?

– А еще встречаются кровососущие деревья, неравнодушные к последним модным новинкам, – уточнила Панкратова.

– Милое местечко, – хмыкнул светловолосый Ятаган.

– Итак, ведьма, – настойчиво повторил Алекс. – Вы отдали ей кристалл и теперь рассчитываете получить его обратно?

– Да! – почти хором ответили мы.

Охотник только усмехнулся и ткнул веткой в костер, переворошив тлеющие головешки. Пламя взметнулось вверх, озаряя его иконописное лицо.

– Длинноволосый парень со жгучими глазами никогда вам не встречался? – внезапно переменив тему разговора, спросил он. – Такой красавчик с обложки, а?

– Нет, нет, нет! – энергично замотала головой Татьяна. – Никогда не видели!

Охотник пожал плечами. Наклонившись над рюкзаком, он бросил через костер какой-то предмет.

– Спасибо, Александр Владимирович! – Павлик ловко, на лету поймал яблоко. – Я давно хотел попросить вас взять меня в охотники. Пожалуйста.

– Хочешь всю жизнь возиться в грязи, чтобы избавлять мир от ожившей падали?

– Да! Я ненавижу вампиров!

– Ты слишком молод. – Алекс поднялся, давая понять, что разговор окончен.

Поскольку я предполагала, что ночевать придется прямо на земле, раскинутая неподалеку палатка произвела ошеломляюще приятное впечатление. Однако, несмотря на удобную постель, ни мне, ни Панкратовой никак не удавалось заснуть, и мы тихонечко шептались, обсуждая планы на ближайшее будущее. Было решено, вернувшись в Борисовку, прежде всего зайти к тете Ларе, забрать у нее камень и только потом сообщить о своем возвращении родителям. В противном случае обрадованные мама и тетушка уже ни на секунду не выпустят нас из своих объятий.

На краю поляны, воздев руки к полной луне, стояла девушка в белом облачении. Ее длинные волосы извивались, как змеи, а в голосе слышались странные, несвойственные людям интонации. Она то ли произносила заклинание, то ли пела…

Мы получили возможность наблюдать за этой странной девицей только благодаря любопытству Тани Панкратовой. Полночи провалявшись без сна в палатке охотника, я только-только задремала, когда Панкратова безжалостно разбудила меня. Сама она проснулась от тихого, наполнявшего душу тоской звука. После знакомства с вампирами и деревьями-убийцами самым разумным было тихонечко отсиживаться в палатке главного истребителя нечистой силы, но Панкратову внезапно одолела тяга к приключениям. Осторожно выбравшись наружу и сразу же промочив ноги в обильной росе, мы двинулись к источнику необычных звуков.

Поваленное дерево, ставшее нашим наблюдательным пунктом, находилось на значительном расстоянии от таинственной певуньи, и поэтому нам никак не удавалось рассмотреть черты ее лица. И все же эта озаренная лунным светом фигура показалась мне неуловимо знакомой.

– Она – привидение, – прошептала Таня. – Присмотрись внимательней, ее ноги не касаются земли.

И в самом деле, девушка парила над травой, едва задевая ее ступнями. Но Панкратова ошибалась – существо на поляне не было призраком. Тело девушки не пропускало лунный свет, а ноги пригибали верхушки травинок. Я хотела поделиться своими впечатлениями с Татьяной, как вдруг таинственная певунья оборвала свою песню на такой высокой, пронзительной ноте, что у меня на секунду заложило уши. Ладони девушки озарил холодный свет, и из них потянулись струи серебристого тумана. Они поднимались все выше, изгибались дугой, уходили за горизонт… Тем временем по земле распространялась вторая, более слабая волна света. Когда свечение коснулось ног девушки, она вздрогнула и как будто растянулась в длину, став выше и тоньше. Серебристые потоки вливались в ее ступни и выходили из ладоней, огненно-рыжие волосы шевелились, как наэлектризованные, а потом, поднявшись, окружили голову огромным сияющим нимбом.

Укрывавшийся в низине туман сгустился, постепенно заволакивая поляну непроницаемой пеленой. Странная девушка погружалась в него, как в молочное озеро. Серебристые потоки растаяли. Видимость ухудшилась настолько, что невозможно было рассмотреть даже собственную вытянутую вперед руку. Стало тихо-тихо. Внезапный порыв ветра разорвал туман, и мы увидели, что поляна, на которой происходили таинственные события, опустела.

– Света, ты не узнаешь это место? – шепнула Татьяна.

– Нет. Я плохо ориентируюсь в лесу. Зато колдунья показалась мне знакомой, будто мы не раз с ней встречались.

– Нет-нет, присмотрись повнимательней. – Глаза Панкратовой сияли восторгом первооткрывателя. – Там, за деревьями, священная роща друидов! Видишь, среди крон проглядывают могучие ветви дубов.

– Ты хочешь сказать, что мы находимся так близко к дому?!

– Именно. Просто, удирая с фермы, мы двигались в противоположную сторону и окончательно заблудились. Кто бы мог подумать, что логово вампиров располагалось всего в нескольких часах ходьбы от Борисовки!

Это было интересное, хотя теперь совершенно бесполезное открытие. Оно немного отвлекло меня от таинственного ритуала, свидетелями которого мы оказались, но, слушая болтовню Панкратовой, я вновь и вновь воскрешала в памяти увиденное. Образ пронизанной светящимися потоками девушки отпечатался в мозгу, как цветное фото.

– Знаешь, Тань, по-моему, мы только что видели Ханову, – выразила я свое смутное предположение.

– Не может быть! Ханова натуральная шатенка и страшно гордится оттенком своих волос. Никогда не поверю, что она решилась покраситься в этот вульгарный морковный цвет! Ты и представить не можешь, как трудно сохранить естественный оттенок волос! Они темнеют и темнеют, моешь их отваром ромашки, а они…

19
{"b":"1936","o":1}