ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне противно иметь с тобой дело.

– Вероятность того, что можно открыть врата, не обладая всеми осколками кристалла, очень высока. Если это случится, никто не помешает Оркусу править нашим убогим мирком. А может быть, ты, как и любой вампир, готов на все, лишь бы приблизить час перемен? Зачем тебе сражаться со злом, если ты сам – зло?

– Довольно. Трое против шести – это судьба. Приятно брать в напарники приговоренного к смерти человека?

– Иногда надо подходить к закону творчески, – усмехнулся Кровавый Алекс.

Они ушли в темноту, оставив позади ярко освещенный городок аттракционов. Выждав минуту, мы с Панкратовой отправились следом, желая своими глазами увидеть развязку страшных и трагических событий этой ночи.

– Куда торопитесь, красотки?

Узнав в вышедшем на дорожку вампире Пифона, я попятилась, отступая за спину Панкратовой. Упырь заулыбался и распростер руки как будто для объятий:

– Удачная ночка! Рад тебя видеть вновь, маленькая дрянь! Третья встреча – последняя встреча. – Не успев сделать и шага, мы оказались в цепких руках вампира. – Я чувствовал, что поблизости прячутся невинные ягнятки. Поверьте, красотки, вам достанется очень важная роль.

Дождь прекратился. Возможно, он просто не смел касаться залитой таинственным, выходившим из земли светом поляны. Стоявший в магическом круге Оркус поднял на нас ледяные глаза, в которых проскользнула тень удовлетворения.

– Ты хорошо поработал, Пифон. Трех жертв вполне достаточно.

Подошедшие сзади вампиры накинули на меня тяжелую сеть, и за дальнейшими событиями я была вынуждена наблюдать, болтаясь на ветке раскидистой липы. В соседних «авоськах» висели Панкратова и Толкачев. Петра поймали почти сразу после того, как я отправилась на поиски Кристиана.

– Для успешного проведения ритуала им непременно нужны человеческие жертвы, – сообщил подслушавший разговоры вампиров Толкачев.

Планы упырей не вдохновляли, и нам оставалось рассчитывать только на своевременное появление Кристиана и Кровавого Алекса. Я опустила глаза, рассматривая происходящее на поляне.

Оркус извлек из складок одежды кусочек кристалла и положил его на треножник:

– Время приближается. Начнем.

Нежити по очереди подходили к треножнику, укладывая на него свои осколки волшебного камня.

– Пусть части станут единым, и отворятся врата, и вступит на землю Самхэйн!

Призвав кельтского бога смерти, Оркус заговорил на непонятном языке, произнося заклинание. Нараспев повторяя непонятные слова, вампиры вошли в круг и закружились в странном медленном хороводе. Жуткая заунывная песня навевала тоску, и я почувствовала, что пора начинать прощание с жизнью. Темп танца ускорился, а над очерченным на земле магическим кругом начала мерцать прозрачная, сотканная из света полусфера. Оркус умолк и сосредоточенно возился с лежавшими на треножнике кристаллами. Однако собрать головоломку оказалось не так-то просто – осколки не только не желали складываться в единое целое, но, напротив, отскакивали один от другого.

– Я пришел за тобой, Оркус, – раздался знакомый голос. – Ты готов?

Через границу магического круга перешагнул Кристиан. Светящаяся полусфера разрушилась, а стоявший у треножника вурдалак вздрогнул, словно от удара.

– Ты?! – на лице Оркуса промелькнуло презрительно-удивленное выражение. – А я-то думал, солнце давно испепелило кости самоуверенного безумца.

– Месть дала мне силы жить. Сразись со мной, если не трусишь.

– При других обстоятельствах – с удовольствием. Но сейчас, извини, занят. – Оркус развел руками, а потом неожиданно скомандовал: – Взять его!

Пифон и еще один стоявший поблизости упырь вытолкнули Кристиана из магического круга и потащили к краю поляны. Остальные нежити вновь начали кружение, распевая древние заклинания и восстанавливая светящуюся полусферу. Признаюсь, ритуальные действия вампиров занимали меня значительно меньше, чем положение Кристиана. А оно было очень и очень тяжелым. Подручные Оркуса хорошо знали свое дело, и вряд ли Кристиан мог продержаться против них хотя бы несколько минут. Тем не менее он отчаянно сопротивлялся, доставляя своим противникам весьма неприятные мгновения. Наблюдая за схваткой разъяренных вампиров, я упустила из виду магический круг. Внимание к происходящим там событиям привлек Толкачев.

– Смотрите, девчонки, – прошептал он. Колдовавший над осколками Оркус резко пригнулся, а находившийся рядом вампир охнул и медленно завалился на бок. Из его груди торчал конец толстой деревянной стрелы. Пока упыри оценивали ситуацию, Алекс в два прыжка пересек поляну и почти вплотную приблизился к Оркусу.

– Экая досада, прожить на свете сотни лет и не научиться складывать простенькие головоломки! Ты забыл о седьмом камешке, он скрепит все остальные.

– Даже разбитый ключ может отворить врата. Еще немного, и безграничная сила войдет в меня…

– Ты думаешь, я буду дожидаться?

С этими словами охотник резко ударил Оркуса по ноге и занес кол над потерявшим равновесие вампиром. Матерый вурдалак обладал отменной реакцией и, кубарем перекатившись под рукой Алекса, в какую-то долю секунды оказался у него за спиной и нанес ему сильный удар. Двое нежитей атаковали Ятагана, а Кристиан яростно отбивался от своих противников… Сражение между охотниками и вампирами развивалось так стремительно, что сложно было уследить за происходящим. Мы с Панкратовой и Толкачевым раскачивались на ветке, как спелые плоды, пытаясь угадать, кому достанется победа в яростной схватке.

Вскоре это стало понятно. Несмотря на то, что Ятаган заколол еще одного вампира, преимущество было на стороне Оркуса. Люди устали, а нежити становились все сильнее и сильнее. Я вновь приготовилась подводить итоги своей бестолковой жизни, но от горьких дум меня отвлекало ритмичное покачивание ветвей липы. Осмотревшись, я заметила, что висевший ближе к стволу Толкачев пытается повернуться в своей сетке и изменить положение тела.

– Что ты делаешь?

– У меня в заднем кармане лежит перочинный нож, хочу его достать.

Нож с десятками лезвий был предметом особой гордости Толкачева. Петька никогда не расставался с подарком своего дедушки, и теперь ножичек мог помочь спасти наши жизни. Спасти, если, конечно, Толкачев сумеет проникнуть в закрытый курткой задний карман брюк, прежде чем Оркус начнет обряд жертвоприношения.

– Эй, Кристиан! – раздался испуганный возглас Панкратовой. – Осторожно!

Отброшенный мощным ударом, Кристиан едва не напоролся на обломанный сук лиственницы и ударился головой о ее ствол. Он медленно поднялся, вытирая сочившуюся из носа кровь, и снова устремился в самое пекло. А потом я увидела Кровавого Алекса. Выбравшись из клубка дерущихся, он крадучись направился к стоявшему в центре магического круга треножнику. В его руке блеснул знакомый кулон на серебряной цепочке. Вынув кристалл из оправы, охотник положил его к остальным.

Осколки завибрировали, потянулись друг к другу, а потом, расплавившись, превратились в большую, сияющую изнутри каплю – жидкий сгусток света, который являлся мне в последнем видении. Вскоре капля застыла, превратившись в небольшой, размером с яблоко шар. Странное оцепенение охватило всех присутствовавших на поляне. Позабыв о драке, люди и вампиры, как завороженные, смотрели на мерцающую звезду. Все изменилось – запахи, звуки, даже сам воздух стали восприниматься по-иному, И в душу начал просачиваться отвратительный липкий страх. Окровавленная рука охотника легла на кристалл:

– Свершилось. Я шел к этому долгие годы.

Он поднял его на ладони. Сияние усилилось, и вырвавшийся из кристалла голубоватый луч срезал макушку соседнего дерева. Опираясь на одно колено, Оркус попытался подняться, но смертоносный луч коснулся его груди, и вампир, даже не вскрикнув, обратился в горстку пепла. Алекс быстро уничтожил своих противников, а когда на поляне не осталось ни одного вампира, кроме Кристиана, опустил мерцающий шар. Похоже, Кровавый Алекс нуждался в слушателях.

33
{"b":"1936","o":1}