ЛитМир - Электронная Библиотека

Луис Мастерсон

За честь друга

МОРГАН КЕЙН

Техасский рейнджер

Год рождения: 1855, осень, точная дата неизвестна.

Место рождения: район Санта Фе.

Рост: один метр девяносто два сантиметра.

Вес: около 75 килограммов

Волосы: черные.

Глаза: серо-голубые

Приметы: шрам в форме звезды на тыльной стороне правой ладони

На правом виске волосы с проседью

Особые приметы: Выхватывает оружие из кобуры за 1/5 секунды

Имеет слабость к алкоголю, женщинам и азартным играм.

Замкнут, раздражителен, имеет некоторые психопатологические тенденции.

Глава 1

Кейн давно уже ненавидел этот пустой, безжизненный мир. Три года рейнджером — восемь заданий и трупы, трупы, трупы… Да, на его стороне был закон, но в жизни все намного сложнее, и за это время погибло немало ни в чем не повинных людей. Кто за это ответит? Начальник рейнджеров майор Монро? Лейтенант Вильямс? Никто… Жертвами не интересовался никто, лишь бы было выполнено задание.

«Что мне все это принесло? — думал Кейн. — Сто двадцать долларов в месяц? Револьвер с потертой рукояткой? Навык выхватить оружие и выстрелить за пятую долю секунды? А кто я сам? Убийца-рецидивист, украшенный звездой…»

Он постарался не думать об этом. К чему драматизировать? Это просто работа и больше ничего. Совершенно законная, как у палача. Он и палач — они оба представляют закон. Нет, не так… Палач не приговаривает к смерти, он лишь простой работник, простой исполнитель.

«Но я-то, — думал Кейн, — я сам и прокурор, и судья, и палач! Я сам решаю, жить моему противнику или умереть, и сам исполняю свой приговор».

Кейн закурил сигарету. Костер давно погас, и Кейн неожиданно почувствовал, как сыро и холодно вокруг. Но спать ему не хотелось.

«Я скоро выдохнусь, — снова и снова думал Кейн. — Тридцать три года — это много. Я уже отношусь к „старикам“. Да, я пока в порядке. Этот молодой парень, Грувер, чертовски силен, но все же я быстрее его. Но обязательно настанет миг, когда я нарвусь на того, кто стреляет еще быстрее… Когда это произойдет? Во время выполнения следующего задания Монро? Когда он положит на стол приказ и поинтересуется, не страшно ли мне?»

Кейн поднялся, снова закурил: руки его дрожали.

«Что тебе делать дальше, дружище Кейн? Думай, думай…»

Выбросить револьвер, вскочить в седло и бежать? Откровенно поговорить с Монро, попросить, чтобы тот подыскал ему другую работу?

Нет! Монро просто хмыкнет и обзовет трусом. Он никогда этого не поймет…

Кейн нервно затянулся. Черт побери, и зачем только он потащился на эту дурацкую охоту? Лучше бы остался на время увольнения в Форт-Уорте, коротая время за бутылкой… Нет, к черту мысли, к черту сомнения… Раз уж он стал рейнджером — он будет жить как рейнджер: от задания к заданию.

Он сел, обхватил голову руками. Он поговорит с Чарли… Со стариной Чарли Катцем. Может быть, тот испытывает те же чувства? Может быть, вместе они найдут выход? Завтра… Завтра он поговорит с Чарли!

Когда Кейн входил в ворота, ему показалось, что часовой смотрит на него как-то странно. И почему те двое парней у конюшни приостановились и что-то забормотали?

Он завел лошадь в стойло, отстегнул сумки и шкуру убитой им пумы. Свежий ветер поднимал облачка серой пыли у дверей столовой.

— Привет, Билл, — сказал Кейн, проходя мимо знакомого солдата. Билл Брэндон буркнул в ответ что-то неразборчивое.

Кейн остановился. В чем же дело, черт побери? Что стряслось? Над всем лагерем витала неясная угроза. У порога административного здания стояла кучка солдат. Кейн прошел мимо и направился к своему бараку. Прошагав по хорошо знакомому коридору, он открыл дверь комнатки, которую разделял с Чарли, и выронил из рук сумки и шкуру.

Кровать Чарли была пуста, на ней не было ни одеяла, ни простыней; остался лишь серо-голубой матрац. Шкафчик Чарли был приоткрыт. Кейн заглянул внутрь.

Там ничего не было.

Он посмотрел на стол, на полку, висевшую над столом. Даже бритва Чарли и та исчезла.

Что-то похожее на страх засосало под ложечкой. Он выскочил из комнаты и побежал к административному корпусу.

Адъютант Джим Фоулер поднял на него глаза, и Кейн отметил сдержанность на его лице.

— Джим, майор у себя?

— У тебя к нему важное дело?

— Еще бы не важное? Где Чарли, Джим?

— Лучше спроси об этом майора, — ответил Джим, стараясь не смотреть на него.

— Черт возьми… его что, нет в живых? Он погиб, Джим?! — крикнул Кейн.

Одна из дверей, выходивших в коридор, резко распахнулась.

— Кейн?

Серо-голубые глаза Кейна блеснули сталью.

Это был майор Монро.

Майор вернулся в свой кабинет; дверь осталась открытой. Кейн вошел и прикрыл ее за собой. Майор только что зажег обе лампы, комната была ярко освещена. Он опустился в кресло и пристально посмотрел на Кейна. Тот потрясенно осознал, что глаза майора излучают угрюмую злобу.

— Ищешь своего дружка, Кейн? — хрипло сказал Монро, делая ударение на слове «дружок».

— Да.

Майор наклонился вперед.

— И никто тебе ничего не сказал? Так ведь?

— Да!

— Ну, что ж, сейчас узнаешь, — сказал Монро ровным голосом, однако кулаки его были крепко сжаты. — Рейнджер третьего класса Карл-Хайнц Катц умер, — медленно продолжал майор. — Умер три дня назад в Форт-Уорте. Умер, в стельку пьяный, обхватив лапами полураздетую и едва не обесчещенную девушку и получив две пули в брюхо. Вот как умер твой дружок, Кейн!

Последнюю фразу Монро выкрикнул, не сдерживая ярости.

Кейн широко раскрыл глаза.

Монро усмехнулся.

— Ты мне не веришь, а? Ты думаешь, что твой «компаньеро» был на такое не способен? Тогда читай!

Он бросил Кейну рапорт. Тот не шелохнулся, и листки бумаги упали на пол.

— Не желаешь читать? О'кей! Тогда я сам тебе расскажу. С недавних пор Чарли увивался вокруг одной девушки из Форт-Уорта; девушка была из хорошей семьи и помолвлена с одним из самых уважаемых людей Форт-Уорта. Несколько раз она отвечала Чарли отказом, но он не отступался. Три дня назад он, вдребезги пьяный, силой ворвался к ней, и попытался изнасиловать ее! Она позвала на помощь, и ее услышали на улице. Кто-то поспешил к ее жениху, и тот примчался к ней с одним из друзей. И знаешь что, Кейн? Чарли начал в них стрелять! Две пули из его револьвера остались в дверном косяке, а друг жениха был убит на месте. Но сам жених не растерялся, открыл ответный огонь и попал. Теперь эту историю знает весь Форт-Уорт! Нечего сказать, прославился наш корпус! Над нами смеется весь Техас! Моим ребятам стыдно появляться в городе! И все это из-за какой-то немецкой свиньи, которую к нам привел ты, Кейн!

Кейн разглядывал стену над головой майора Монро. На губах майора выступила пена, лицо стало багровым.

— Можешь сам все прочесть! — заорал майор. — Мы не пожалели сил на расследование: это все, что мы могли сделать. Мы проверили все до последних мелочей! Шериф Форт-Уорта назначил независимую комиссию; ее выводы ты уже слышал…

Монро сделал над собой усилие и продолжал уже спокойнее:

— Ладно, Кейн… Я не считаю тебя виновным в том, что натворил Чарли. Но послушай, старина, теперь речь идет о тебе! Мне осточертели твои любовные похождения. Когда-нибудь это кончится тем же. К счастью, — слышишь, к счастью! — ты мне нужен. Но должен сразу предупредить: отныне ты будешь работать как негр, чтобы заслужить свои сто двадцать долларов, и будешь следить за собой, иначе я натравлю на тебя весь корпус! И последнее: не суй свой нос в эту историю, говорю тебе это раз и навсегда. Мы в ней разобрались как следует, и нам ее надолго хватит. Так что с этим покончено. Чарли Катц никогда не существовал. Ясно, Кейн?

Кейн медленно достал из кармана свою звезду и положил на стол.

— Ты что это делаешь, черт побери? Спятил совсем от страха? Смыться решил…

1
{"b":"19384","o":1}