ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Еду, капитан. Новости есть?

– Да какие тут новости, – отмахнулся Поморцев. – Ночь на Ивана Купалу близится – накупаемся по ходу… Видите, что природа отмочила? Такое кино в окне…

– От создателей всемирного потопа, – усмехнулся Весенин. – Новости только про погоду, товарищ подполковник. Из МЧС сообщают: станица Бержанская затоплена, Нижнекабангинская тоже затоплена. В обоих населенных пунктах отключены электричество, газ, вода…

– Воды им, конечно, мало, – проворчал Поморцев. – Уж этого-то добра с неба валится…

Горбатов нахмурился. Станица Бержанская располагалась на Бержанке в пяти верстах от места превращения двух рек в Аргадум. Нижнекабангинская, соответственно, на Кабанге, чуть выше по течению.

– Сильно затопило?

– Говорят, что по колено, – пожал плечами Весенин. – Жить можно. Уровень воды поднялся в горных реках, вода продолжает прибывать. А там еще сели, грязевые потоки, ручьи – все сливается в одну реку и топит станицы. Режим ЧС там пока не вводили, надеются, что обойдется. А вот в Новороссийске уже ввели. Примерно час назад. Осадков в городе за сутки выпало 54 миллиметра – месячная норма. У нас в городе 50 миллиметров – если верить Таманскому гидропосту. Видать, не критично, раз не спешат вводить ЧС. Им виднее. Может, и прорвемся, Вячеслав Иванович?

– Интересно, система оповещения МЧС работает? – пробормотал Горбатов.

– А хрен ее знает, товарищ подполковник, – простодушно развел руками Поморцев.

Заскрипела входная дверь. «Предбанник» управления наполнился топотом, и в фойе трое мокрых патрульных втолкнули тщедушного заморыша в жилетке на голое тело. Заморыш вертелся, гримасничал, визжал, как компьютер, обнаруживший вирус. Руки у него были скованы за спиной наручниками, на лысеющей башке красовалась шишка. Все происходящее ему решительно не нравилось, он кипел от возмущения и картинного отчаяния. Четвертым вошел полицейский в офицерском звании – лейтенант Шишкарь, заместитель начальника отдела патрульно-постовой службы.

– Суки, менты позорные, я, в натуре, не в теме… – ныл задержанный и замолчал, узрев перед собой сразу трех обладателей офицерских погон.

– И так – всю дорогу, – хмыкнул Шишкарь, отдавая честь Горбатову. – Здравия желаем, товарищ подполковник. Смотрите, какого красавца добыли.

– Шишка – ваша работа? – нахмурился Горбатов. Он не был ангелом с крыльями, но не являлся любителем применения силы к задержанным.

– О твердь небесную ударился, – пояснил сержант, держащий задержанного слева. – Хорошо хоть бушприт не подставил…

– Расшаркиваться с ним, товарищ подполковник? – сказал сержант, держащий справа. – Знаете, какой прыгучий? Человеческих слов не понимает, плюется, кусается. Мы ему для профилактики немного нашеячили – ну так, в воспитательных целях.

Задержанный соорудил такую страдальческую мину, что Горбатов насилу подавил улыбку. Порой главное в работе – вовремя сделать серьезное лицо и не заржать.

– А вы его тоже покусайте, Шишкарь, – посоветовал дежурный Весенин. – Глядишь, и он станет оборотнем в погонах.

Все присутствующие рассмеялись. Только задержанный сникал все больше, глаза его затравленно блуждали.

– Вы должны его помнить, товарищ подполковник, – сказал Шишкарь, вытирая платком мокрое лицо. – Некто Швондер, мелкий воришка, четыре судимости. В миру Огайло Терентий… не помню, как там его по батюшке. Не надоело жиганить, Швондер? – он стукнул воришку по макушке и смутился. – Виноват, товарищ подполковник. Этот уважаемый и всячески приличный гражданин задумал обнести дом по адресу Олега Кошевого, 14. На их жаргоне – «Добрый вечер в нашей хате». Время, кстати, подходящее – дождь стеной, ни черта не видно, улицы пустые. Он думал, что все уехали на выходные. Возможно, следил за домом – семья действительно уехала. Но в доме осталась дряхлая старушка – бабушка главного квартиросъемщика. У старушки своя каморка наверху, услышала, как этот гад внизу шурует, спряталась в кладовку и позвонила по мобильнику. Молодец бабуся – знает, что такое мобильник. И говорить пока умеет…

– Не верю, – удивился Горбатов. – Вы перебороли свою лень и поехали по такой погоде на вызов?

– Ну так вышло, – смутился Шишкарь, а капитан Весенин и лейтенант Поморцев злорадно захихикали. – Парни были в тех краях, заехали подкрепиться в местную «тошниловку»…

– Старушку привезли? – перебил Горбатов.

– Шутите, товарищ подполковник? – смутился сержант. – Мы же не фашисты транспортировать этого одуванчика в такую погоду. Она же до машины не дойдет. Пусть ночку посидит, а завтра доставим, все оформим…

– Не виноватый я! – завизжал Швондер. – Дело шьете, падлы!

– От фонаря заправляет, блатарь недоделанный, – ухмыльнулся сержант.

– Это точно он? – нахмурился Горбатов.

– Мы работаем над этим, товарищ подполковник, – ухмыльнулся Шишкарь. – Да он, кто еще, на месте преступления взяли, шкатулку с семейными реликвиями в спальне вскрывал, когда наши парни ворвались. Стал орать, что, мол, не при делах, от дождя решил спрятаться. А дверь, между прочим, «абакумычем» открыл – то есть целенаправленно шел на дело.

– А ты докажи, ментяра! – взвился на дыбы Швондер, за что и заработал заслуженную затрещину.

– Эх, Швондер, Швондер, – покачал головой Горбатов. – Как был ты гадким сперматозоидом, так и остался. Ладно, парни, оформляйте это чудо в местный изолятор, завтра разберемся. Для тебя же не проблема, Швондер, проснуться утром в камере, нет? – он насмешливо покосился на воришку. – А людям в городе спокойнее будет.

– Завтра выходной, – напомнил Весенин.

– А в изоляторе мест нет, – как бы между прочим заметил Поморцев.

– Почему нет? – не понял Горбатов. – Вы что там, камеры бомжам в аренду сдаете?

– Ремонт затеяли, товарищ подполковник, – отчитался Поморцев. – Чтобы преступникам комфортнее жилось. Половину помещений невозможно использовать по назначению.

– Ладно, не приукрашивай, – буркнул Весенин. – Девятая точно пустая. Вчера страдальца выпустили – безвинно отсидел трое суток по навету ревнивой жены.

– Вот туда его и замуруйте, – кивнул Горбатов. – Пусть отдохнет перед отпуском на пляжи Воркуты.

Офицеры насмешливо смотрели, как упирающегося воришку волокут к подвалу. Замешкался один из сержантов, и подпрыгнувший Швондер приземлился ему на ступню. Служивый стерпел – материться и распускать руки в присутствии офицеров, глядящих в спину, не стал.

– Чего ржете? – покосился на коллег Горбатов. – Цыгане украдут.

Зазвонил стационарный телефон, Весенин схватил трубку. Пробурчал дежурную фразу, стал слушать.

– Ну что еще? – проворчал Горбатов, когда тот с озадаченной физиономией положил трубку. Права супруга Настя – если решил уйти с работы, то беги без остановок.

– Тут такое дело, товарищ подполковник… – откашлялся дежурный и виновато глянул на Горбатова. – В общем, сейчас еще троих привезут… Из станицы Троицкой. У них изолятор переполнен.

– А у нас нет? – не понял Поморцев.

– У нас имеется еще один ИВС, – резонно возразил Весенин. – На Луначарского. Туда еще сажать и сажать. Публика серьезная, товарищ подполковник. Бывалые кадры, у каждого по меньшей мере три ходки. Дело громкое, арестованы за двойное убийство – предпринимательницы и ее дочери. Обеих изнасиловали, пытали, вынесли деньги, золото, банковские карты. На карте и погорели – когда пытались снять с нее денежные средства. Народ опасный, злой, им терять нечего… Подвезут в закрытой будке к управлению.

– Когда? – раздраженно выдохнул Горбатов.

– Да бес их знает, – пожал плечами дежурный. – Пока прорвутся по ближнему бездорожью, пока в грязи побуксуют… Вам придется принять дорогих гостей, Вячеслав Иванович, – сообщил безрадостную весть Весенин. – Редкая удача, что вы еще не ушли домой.

– А где начальник управления? – хмуро буркнул Горбатов.

– Павел Петрович – ВЕЗДЕ, – проворчал Поморцев. – Когда не надо. Но так уж вышло, что в данный исторический момент господина полковника в здании нет. Ушел. Вы сегодня торопитесь, Вячеслав Иванович?

2
{"b":"193844","o":1}