ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Еду… – прорычал подполковник, вытряхиваясь из кровати. – Где МЧС, черт возьми?

– А хрен их знает, товарищ подполковник… Ну приедут они, а толку? Будут речку обратно в русло заталкивать?

– Боже правый, случилось то, чего я больше всего боялась… – обреченно вымолвила Настя, принимая сидячую позу. – Тебя вызывают… Вот и поспали… Что случилось, Славик, милый?

– Все в порядке, родная, – он чмокнул Настю в губы – такие теплые, припухшие, слегка дрожащие. – Всех собирают, не одного меня. Аргадум слегка поднялся. До нас не дойдет, не бойся, наш район на холме… Все штатно, не нервничай, мы же не боимся какого-то дождя? Детям только не говори. Все отлично, к утру вернусь…

– Да что же это творится… – она выбралась из кровати, засуетилась – словно тоже собралась бежать. – Славик, ты только звони, не заставляй меня нервничать, постоянно будь на связи, договорились? Помни, я психую и места себе не нахожу. Будь осторожен, никуда не лезь…

Он уже рылся в вещах на вешалке в прихожей. Фонарик нужно взять… Он схватил с крючка брезентовую ветровку, сунул в карман скрученный дождевик. Выволок из ниши резиновые сапоги – не в форменных ботинках же ехать! Ключи от машины, телефон – во влагонепроницаемый чехол, не забыть поцеловать жену, сказать ей пару ласковых слов, успокоить на прощание – и пулей под свирепый ливень…

Глава вторая

– Вставай, поднимайся, лежачий полицейский, спишь уже? – стонала обнаженная девушка и толкала Олега коленом. – Оглох, Олежка? Телефон твой звонит… Ну объясни, по какой причине ты не выключил его перед сном?

Признаться, подобная мысль имела место. Но что-то не дало это сделать. Что происходит? Они ведь уснули совсем недавно! На экране так и значится: 22 часа 55 минут. Вернулся с работы совсем недавно, Наталья накормила покупным осетинским пирогом (могла бы и приготовить что-нибудь нормальное), позанимались постельной акробатикой – без фанатизма, устал он в пятницу, накануне Ивана Купалы, а также Дня семьи, любви и чего-то там еще… В голове царил рваный сумбур. Олег Соболевский – 33-летний инспектор дорожно-патрульной службы, светловолосый, невысокий, крепко сбитый – сидел на кровати и не мог сориентироваться в пространстве. За окном ревело и стучало – это нормально, три дня только это и происходит. В доме темно, тоже ясно – электричество еще не дали.

– Товарищ лейтенант? Ну, слава богу, хоть кто-то живой, – проворчал с далекого конца эфира знакомый голос. Потребовались мучительные секунды, чтобы узнать прямое начальство – командира взвода ДПС капитана Бутырина. – Приказ по райотделу: все патрули на линию. Весь личный состав – уяснили? Никаких выходных, сна в летнюю ночь и тому подобных глупостей. Срочно прибыть в райотдел и получить инструкции.

Такое ощущение, что он уже не ДПС, а ДСП… Откуда прессованное сено в голове? Да, ты инспектор ГИБДД, ты должен быть ленивым, размеренным, передвигаться косолапо и желательно с одной и той же миной на упитанном лице. Можно отпустить животик. Думать медленно и с расстановкой. Но не дома же!

– Что-то случилось, Дмитрий Сергеевич? – прохрипел он.

– О, что вы, Олег Михайлович, все в порядке, – язвительно отозвался капитан. – Не считая того, что этот вшивый городок уже уплывает от нас к чертовой матери! Выполняйте! – командир взвода швырнул трубку.

Поднялась Наталья – сексуальная, стройная, с идеальной формой груди, под которой билось неугомонное пылкое сердце.

– Ну что еще? – простонала она, отбрасывая длинные волосы за плечи. – Ты уже отработал три смены по двенадцать часов…

– По ходу это четвертая, – вздохнул Соболевский. – Сбываются, Наталья, самые черные прогнозы – мы тонем…

– Да пропади оно все пропадом… – она обвилась вокруг мужчины, сплела пальцы в замок. – Не пущу, пусть другие работают, это просто произвол! Ты мой, ты никуда не пойдешь!

– Пусти, – вздохнул Олег и попытался освободиться.

– Не пущу…

– Ты вредная.

– Ага, мне молоко положено за вредность, – не без гордости сообщила Наталья.

Пришлось разжать ей пальцы. Она фыркнула и отвернулась. Он наклонился, чтобы чмокнуть ее в висок. Девушка дернулась, но потом передумала, снисходительно позволила завершить начатое. Отбросила простыню и приняла обворожительную позу. Мерцала свеча. Пришлось одеваться под тяжелым психологическим прессингом. Даже в этой драматической ситуации она издевалась над ним! Ну, ничего, он с ней поквитается. Вот вернется и поквитается. В принципе, Наталья ему нравилась. Гордая, независимая, смотрела свысока на всех мужчин. И чем ее пленил обычный парень из ГИБДД, имеющий за душой лишь домик с неухоженным садом и залатанные «Жигули» лохматого года выпуска? Он бы женился на ней. Возможно, так и сделает, хотя и понимает, что жизнь его с этого дня превратится отнюдь не в сахар. Месяц назад Наталья пришла к нему с вещами, заявив, что хватит бегать от дома к дому, нужно обрастать совместным хозяйством. А свой дом на улице Весенней она будет сдавать отдыхающим. Им же не помешает лишняя копеечка? Не на зарплату же инспектора им жить? Временами его психика не уживалась с его логикой, временами она так заводилась, что начинала на него орать. Разумеется, разве может быть два мнения в дружном коллективе из двух единомышленников? И все равно она ему нравилась. Он готов был смириться со всеми трудностями, с неуживчивым характером Натальи. Хотя…

– Все, ухожу, – сообщил Олег, накрывая Наталью простыней и чмокая в нос.

– Еще Есенин про таких писал, – уколола напоследок девица. – Выхожу один я на работу… Интересно, найдутся ли другие энтузиасты в такую погоду? Учти, дорогой, я буду постоянно тебе звонить и контролировать рабочий процесс. И осторожнее там, – выдавила она напоследок. – Вдруг действительно все так плохо?

К погодным катаклизмам инспекторам не привыкать. Под снегом, под дождем, в стужу, в зной торчат, как проклятые, зарплата дух не захватывает, да еще и получают по башке от так называемого общественного мнения… За крыльцом сыпал надоевший дождь. Он уже трое суток работает под этим дождем! Набросив на плечи хрустящую плащ-палатку, Олег пошел к навесу, где, кроме машины, имелась русская печь, нужность которой неоднократно ставилась Натальей под сомнение. Он не позволит ей отнять любимую «фамильную» печь! Подержанная «девятка», рыча натруженным движком, буравя воду, подкатила к воротам – они услужливо распахнулись. А вот закрывать их после выезда приходилось вручную (конструкция «полуавтомат», шутил Олег) – он покинул машину, замкнул ворота на задвижку и бросился обратно. В районе царила тьма, тучи плыли, почти касаясь крыш, и дождь лил, как из чаши изобилия. С соседнего участка выехала машина, развернулась к центру. Свет фар озарил проезжую часть, по которой бурными потоками неслась вода. Машина встала рядом – черный «Опель» – полуджип не первой свежести. Опустилось стекло, обрисовался озабоченный сосед – подполковник Горбатов из следственного отдела. Соболевский закрутил рукоятку – давно пора избавиться от этих «деревянных» ручек, да вечно недосуг…

– Тоже вызывают? – спросил Горбатов.

– Вызывают, сосед, – удрученно поведал Олег. – Снова на работу, как на праздник… Информацией владеешь?

– Улицы затопило в прибрежной зоне, людей собираются эвакуировать. Впрочем, у тебя другая будет задача… Спасибо, Олег, что подбросил сегодня Настю с Юлькой, – озабоченное лицо подполковника озарилось улыбкой. – Несладко бы им пришлось под этим душем.

– Да это фигня, – отмахнулся Олег. – Обращайся, поможем, чем сможем, – он ухмыльнулся. – За минимальное вознаграждение. Не решился еще жене колеса приобрести?

– Думаю, – ухмыльнулся Горбатов. – Много и часто. Дело даже не в деньгах, можно и хлам взять на первое время. Как представлю, что моя Настюха где-то там одна, на трассе, беззащитная, в окружении злобных мужиков… Не, отставить, – он передернул плечами. – Пусть пешком ходит. Ладно, будь здоров, сосед, удачной ночи.

Оба зажмурились – дальний свет слепил глаза. Приближался какой-то хам на мощном внедорожнике. Он двигался к северным предместьям. Вода крутыми валами неслась из-под колес. Пространства для проезда было предостаточно, однако водитель сдал в сторону, наехав левыми колесами на тротуар. Черный «Хаммер», поблескивающий хромированной «доработкой», промчался мимо, окатив стоящие машины.

7
{"b":"193844","o":1}