ЛитМир - Электронная Библиотека

Обязан спасти

Gvela

© Gvela, 2016

© Алеся Резникова, дизайн обложки, 2016

ISBN 978-5-4483-5125-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Книга писалась для души и от души

Женская сказка, фантазия, о мужской любви.

Книга об очередном попаданце в чужой мир, и попытке влиться в него. Привыкнуть к быту и местным обычаям. Стать своим. Преодолеть весь путь. Познать истинную любовь.

Жизнь всегда преподносит сюрпризы, когда ты думаешь, что удивить тебя уже нечем.

От автора: Прошу обратить пристальное внимание, что в книге есть нецензурные выражения. Ограничение по возрасту не ниже 18+. И помни, уважаемый читатель, книга написана в жанре СЛЭШ. Если вы не приемлете подобные отношения, не открывайте книгу.

Всем остальным храбрецам – приятного прочтения!

1 глава

Музыка оглушала. Перед глазами привычно прыгали световые зайчики. Запахом пота и секса провонял весь зал. Пьяные вопли гуляющей молодежи давили на уши…

– Блять, как же мне все это надоело, – оттолкнув от себя бокал с какой-то кислотного цвета гадостью, поморщился я, оглядывая зал. Всё, с меня хватит. Пора передохнуть от «праздника жизни». В кино, что ли, сходить или книжки почитать? Провести нормальные спокойные выходные как порядочный студент. Проблема в одном. Я «нормальных» еще не встречал, в смысле: студентов.

– Не закипай, Тёмка, – махнул рукой на мои психи прилично опьяневший Генка, по странному совместительству мой лучший не так давно обретенный друг. В принципе вообще он у меня один, поэтому какой уж есть.

Это рыжее двухметровое недоразумение сплошных мышц, пофигистически относящийся к жизни, соблюдал единственное правило: выходной создан для развлечения, так же как и особи женского пола. Благодаря его политике, я уже задолбался и сбился со счета, от какой по нумеру «разовой» дамы я отмазываю своего друга. И что характерно, всегда по лицу от возмущённых красавиц получаю именно я! Что за несправедливость?! Генка, правда, потом дико и долго извиняется, клятвенно заверяя, что подобное больше «ну, никогда-никогда, клянусь» не повторится. Я делаю вид, что верю, но после выходных все повторяется вновь. Меня бьют, он ржет.

Вот и сейчас не понимаю, что я забыл в этом клубе? Сижу, ведь, как последний придурок попиваю какой-то замысловатый коктейль, от которого одна тошнота. А для чего, собственно, все мои мучения? Снять некого, одни натуральные парочки. Танцевать в толпе совершено не горю желанием. Провоняешь потом за просто так. Так, на кой-хрен я тут торчу?!

Веселый Генка, тиская очередную мымру, хотя это я приврал, девочка довольно миленькая… Наверное… Если убрать ту тонну косметики, что толстым слоем полирует ее юное лицо.

Судя по смачным звукам, засасывает Генка ее по самые гланды, а следовательно, ночь он проведет с пользой. Не то, что я… А вот завтра, хотя нет, послезавтра, когда он ей не позвонит, и она, прождав целый день звонка, придет выяснять с Генкой отношения, мой друг выпрет меня перед собой и с виноватой улыбочкой сообщит, что мол, у него было помутнение рассудка, и вообще он ни при чем. Потому как он гей и любит меня, такого всего хорошего, до поросячьего визга. А на вопрос дамы: «С какого перепуга я там сидел и спокойно смотрел на Генкины шуры – муры?» Генка, делая вид возмущённого героя, рявкнет, что поссорились, мол, с кем из влюбленных не бывает?

Вот так и живем…

И что поразительно, ни у одной курицы даже мысли не возникает, что ей в наглую врут. Мне, предсказуемо, прилетает по щеке со всей свойственной оскорблённой женщине силой маленькой, но отнюдь не слабой ладошкой, и с гордо поднятой головой они, как правило, уходят, оставив меня поскуливать от боли. Генка моментально материализует заранее приготовленный пакет со льдом, а я как придурок даже не могу дать ему в отместку. Друг ведь, пусть и такой обалдуй.

Давно бы с ним поругался, да только с кем тогда общаться? Я плохо схожусь с людьми, предпочитая одиночество. Вот только Генка меня и может терпеть, вытягивая в разные места оттянуться. А то так бы сидел дома, совершенно не видя мир.

Самое главное, пожалуй, это его отношение к тому, что я как раз таки и являюсь самым настоящим геем. Я еще в первый день о своей небесной ориентации выпалил приставшему ко мне парню, что решил по какой-то своей прихоти сесть рядом на парах. Думал, уйдет. Не хотелось делить свое личное пространство с кем-то. Но с Генкой такой номер не прошел, в отличие о других. Он наоборот улыбнулся и, хлопнув по плечу, как старый знакомый, выдал:

– У каждого свои тараканы.

В тот момент вместо него завис я. Генка же ржал как конь, а после предложил сходить с ним в клуб, оттянуться. Я устал быть всегда один, поэтому с некоторой опаской, но согласился. Не страшно, клуб-то не для меня, вполне приличный, натуральный.

В тот вечер, стоило нам сесть за столик, Генка сразу же поинтересовался:

– Я тебе нравлюсь?

– Если только как друг, – нахмурился я. Не люблю такие разговоры, тем более с самого начала знакомства. Я же себе не любовника ищу, а друга. Совершенно разные понятия.

– Не в твоем вкусе? – я кивнул. – А какие тебе нравятся?

– Брюнеты, – раздражаясь, ответил я. Появилось желание встать и уйти. К чему такие разговоры приведут? Мальчику просто интересно стало, как «это»? Я надеялся на то, чтобы он только не оказался каким-нибудь экспериментатором, решившим попробовать секс с парнем! Терпеть таких идиотов не могу!

– А девушки вообще никак? – продолжал допытываться Генка.

– Глухо, – кинул я взгляд на выход. Чего я здесь делаю? К черту всё! Не было друзей, не хер и начинать!

– Да не дергайся ты. Я узнал всё, чё хотел. Теперь можно и отдохнуть, – и снова этот дружеский жест, хлопок по плечу. – Вон ту цыпочку в красном с аппетитной попкой наблюдаешь?

За барной стойкой стояло намалёванное нечто в ярко красном платье, обтягивающем ее телеса, с практически вываливающейся из глубокого декольте грудью и пухлыми силиконовыми губами. Какая гадость!

– Хороша, крошка, – расплылся в улыбке Генка. Второй раз смотреть на это «чудо» я не рискнул, чтобы не стошнило. Зато друг, быстро сориентировавшись, уже вовсю тискал сидящую на его коленях мадаму. А через пару дней я огреб пощечину в первый раз. От неё… Бесился я тогда знатно. Думал, что прибью этого высоченного удота, чтобы в следующий раз мозг включал, прежде чем делать.

И вот сегодня сижу и анализирую, понимая, что допекло…

Длится вся эта канитель уже около четырех месяцев. Скоро зимние каникулы, пусть и не как у школьников, но все же. Отдых в семейном гнезде мне не светит. Родители уже давно не против моей самостоятельной жизни, а всеми конечностями «за». К тому же у них есть отдушина в правильном воспитании племянников.

Видимся мы с ними крайне редко. Родственники на пару с родителями не хотят, чтобы я на мелких как-то повлиял. Я же не такой, как надо. Весь такой голубой, неправильный, практически заразный. Но я на них не обижаюсь. Полностью не отказались, вон даже квартиру помогают снимать. Бросать на произвол судьбы не собираются и на этом спасибо. Да и мне уже не восемнадцать, двадцать два – вполне взрослый парень.

Опять я в дебри воспоминаний полез. Пора прекращать.

– Тёмка, ты чего опять завис? – дернул меня за руку Генка, наконец-то отлипнув от своей очередной бабенки.

– Надоело. Мне твои клубы поперек горла стоят, – устало откинулся я на спинку диванчика. – И пить задолбало. Всё задолбало.

– Смотрю, ты совсем расклеился. Выпей, клёво будет.

– Выпью, если дашь слово, что в следующие выходные мы пойдем в «мой» клуб, – музыка внезапно стихла, словно специально для усиления эффекта, и мой ор, слышно было довольно хорошо.

1
{"b":"193972","o":1}