ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И опять она этим своим тоном приказывает: «Не-заставляйте-меня-ждать», — добавил Пит, когда Матильда снова позвала Юпитера. — Надо идти, ничего не поделаешь.

— Да, конечно, — согласился Юпитер.

Он уложил Сократа обратно в сундук, запер замок, и мальчишки рысью двинулись ко входу на складской двор. Миссис Джонс ждала, уперевшись Руками в бока.

— А-а, появились! — сказала она. — Ну, почти вовремя. Дядя Титус с Гансом и Конрадом уже все разгрузили. Надо, чтобы вы, ребята, это рассортировали и раскидали по местам.

Наши друзья с тоской посмотрели на гору хлама, сваленного возле конторы. Убрать все и разложить аккуратно — это отнимет много времени. Но аккуратность была главнейшим требованием тетушки Матильды. «Склад утильсырья Т. Джонса» — это, конечно, склад разного барахла, но среди подобных заведений он был образцовым, так что миссис Джонс излишней неопрятности не терпела.

Мальчишки взялись за работу и прервали ее только на время обеда. Еду миссис Джонс вынесла им прямо во двор. А когда уже казалось, что скоро они все доделают, снова подъехал грузовик, забитый мебелью и всякой всячиной, которую дядюшка Титус приобрел в недавно закрывшейся гостинице.

Таким образом, им пришлось работать до самого вечера. И как ни рвался Юпитер вернуться к своему сундуку, такой возможности ему не представилось. В конце концов Боб и Пит засобирались домой. Пит пообещал, что приедет к Юпитеру на склад с самого утра. Боб должен был подъехать попозже, как только закончит работу в местной библиотеке, где он подрабатывал во время каникул.

Юпитер так плотно поужинал, что ему уже трудно было размышлять о сундуке, пропавшем фокуснике и говорящем черепе — мозги не работали. Однако он сообразил, что если воры уже пытались украсть сундук, но могут попытаться еще раз.

Он залез в автоприцеп и достал из сундука Сократа и подставку из слоновой кости, а все остальное покидал обратно. Потом запер сундук и спрятал его под печатным станком. Станок был накрыт старым брезентом, свисавшим до самой земли; и Юпитер почти не сомневался, что сундук здесь никто не найдет. Но на всякий случай решил не рисковать и забрал Сократа с собой в дом.

Когда он вошел в гостиную с Сократом в руках, тетя Матильда подняла глаза и слегка вскрикнула от испуга.

— Боже милостивый! Юпитер, что это за ужас такой?!

— Это просто Сократ, — ответил Юпитер. — Про него ходят слухи, что он умеет разговаривать.

— Умеет разговаривать? — Дядя Титус поднял глаза от газеты и рассмеялся. — И что же он говорит, сынок? Вид у него вполне интеллигентный…

— Пока он еще ничего не сказал, — признался Юпитер. — Я, конечно, хотел бы, чтобы он сказал что-нибудь, но не очень на это рассчитываю.

— Нет уж! Со мной он пусть лучше не разговаривает! А не то я ему выскажу все, что думаю, — сердито заговорила Матильда Джонс. — Это ж надо дойти до такого!.. Забери этот череп, Юпитер, чтобы я его не видела больше. Мне вовсе не хочется на него смотреть.

Юпитер отнес Сократа к себе в спальню и поставил на стол на той самой подставке из слоновой кости. А сам вернулся в гостиную посмотреть телевизор.

Перед тем как лечь спать, он уже успел решить, что вряд ли Сократ разговаривал сам. Разгадка, скорее всего, в том, что Большой Гулливер, его хозяин, был очень талантливым чревовещателем.

Юпитер уже почти заснул, когда его разбудил негромкий свист. Звук этот повторился; и Юпитер мог бы поклясться, что свист раздается где-то совсем рядом, прямо в его комнате.

Сон как рукой сняло. Юпитер сел.

— Кто это? Дядя Титус, это ты? В первый момент он подумал, что его дядя снова решил подшутить.

— Это я. — Тихий, тонкий голос шел с той стороны, где стоял его стол. — Это я… Сократ. У Юпитера дыхание перехватило.

— Пришло время… заговорить. Ты не включай… свет. Просто слушай… и не бойся. Ты меня… понимаешь?

Слова выходили как будто с трудом. Юпитер во все глаза смотрел в темноту, но увидеть ничего не мог.

— Понимаю, конечно, — ответил он тоже с трудом.

— Хорошо, — сказал голос. — Ты должен завтра… пойти… на Кинг-стрит… дом триста одиннадцать. Пароль… Сократ. Ты… понял?

— Да. — На этот раз Юпитер ответил уже смелее. — Но что все это значит? Кто со мной говорит?

— Я… Сократ. Тихий голос перешел в шепот и замер, исчез.

Юпитер потянулся и включил лампу возле кровати. И тотчас посмотрел на Сократа. Казалось, череп улыбается в ответ; но теперь он молчал.

Не мог же Сократ говорить с ним! Но ведь голос звучал в комнате. Он же слышался не из окна…

Подумав об этом, Юпитер подошел к окну и выглянул наружу. Весь двор просматривался как на ладони, но там не было ни единой души.

Так ничего и не поняв, совершенно обескураженный, Юпитер забрался обратно в постель.

Итак, ему надо завтра пойти на Кинг-стрит, 311. Быть может, не стоит?.. Но он уже знал, что пойдет; эта тайна затягивала его все сильнее и сильнее.

А если и было вообще что-нибудь такое, чему Юпитер не мог противиться, — это хорошая тайна.

ТАИНСТВЕННОЕ ПРЕДСКАЗАНИЕ

— Ты точно не хочешь, чтобы я пошел с тобой, Юп? — спросил Пит.

Сидя в кабине грузовичка, на котором Ганс привез их в Лос-Анджелес, они разглядывали грязноватый дом, стоявший на Кинг-стрит под номером 311. Поблекшая вывеска над входом гласила: «Комнаты». Пониже была другая, меньшего размера: «Свободных нет».

Этот район знавал когда-то лучшие времена. Вокруг были еще дома-гостиницы и несколько магазинов; но все они давным-давно не ремонтировались и даже не красились. Улица была почти безлюдной, если не считать нескольких стариков. Похоже, что жили здесь только бедные и пожилые.

— Я пойду туда один, — ответил Юпитер. — А вы с Гансом подождите меня в машине. Не думаю, чтобы мне что-нибудь грозило.

Пит с трудом глотнул.

— Ты говорил, что тебя просил прийти сюда череп? Как это? Стоял у тебя на столе и говорил с тобой?

— Да, так оно и было, или я видел очень странный сон. Но я не спал, так что вряд ли мне могло что-нибудь присниться. Сейчас зайду и посмотрю, что там такое, в этом доме. Если через Двадцать минут не выйду — бегите с Гансом мне на выручку.

— Ну как хочешь… — мрачно сказал Пит. — .. Но это дело мне совсем не нравится.

— Если там что-то опасное — я заору изо всех сил, — пообещал Юпитер.

— Будь осторожен, Юп, — сказал Ганс. Большое круглое лицо его выражало озабоченность. — И если тебе понадобится помощь, мы сразу придем!

Он согнул руку и напряг бицепс, показывая, что в случае нужды снесет любую дверь. Первый Сыщик кивнул.

— Конечно. Я в вас не сомневаюсь.

Он выбрался из кабины, прошел по дорожке к небольшому крыльцу, поднялся на несколько ступенек и позвонил в дверь. Ожидание показалось очень долгим, но наконец внутри послышались шаги.

Дверь открылась. На пороге стоял грузный, смуглолицый мужчина с усами.

— Ну? — спросил он. — Чего тебе нужно, парень? У нас номеров нет. Все занято.

Говорил этот усатый с каким-то странным, едва заметным акцентом. Юпитер изобразил полное простодушие — он часто так поступал, когда хотел произвести на взрослых впечатление наивного мальчика, — и произнес:

— Знаете, я ищу мистера Сократа.

— Ах, вон оно что! — Услышав пароль, усатый пристально посмотрел на Юпитера. Потом шагнул назад и освободил дорогу. — Ну, заходи. Может быть, он здесь, а может, и нету. Все зависит… Ладно, Лонцо сейчас узнает.

Юпитер шагнул внутрь. И заморгал, стараясь поскорее привыкнуть к слабому освещению. Холл оказался совсем маленьким и очень неопрятным, пыль здесь не вытирали давным-давно. За холлом видна была еще одна комната, большая. В ней сидело несколько человек; кто-то читал газеты, двое играли в шашки. Все они были смуглые, черноволосые и мускулистые. И все как один оторвались от своих занятий, бесстрастно разглядывая его.

Юпитер остановился, ожидая, что будет дальше. Наконец, усатый вышел из двери в дальнем углу холла.

7
{"b":"1941","o":1}