ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пойдем, — сказал он. — Зельда тебя примет.

Он проводил Юпитера в комнату, из которой только что вышел, и закрыл за ним дверь. Юпитер заморгал снова. Здесь было так солнечно и ярко, что он не сразу заметил старуху, сидящую в кресле-качалке с вязанием в руках. Она внимательно разглядывала его через старомодные очки.

Одета она была в яркое желтое платье с красными разводами, в ушах висели большие золотые серьги в форме, колец. Присмотревшись к ней, Юпитер решил, что это цыганка. И самые первые ее слова тут же подтвердили его догадку.

— Меня зовут Зельда, я гадалка, — сказала она негромким, хрипловатым голосом. — Чего желает молодой человек? Хочет узнать свою судьбу?

— Нет, мэм, — вежливо ответил Юпитер. — Это мистер Сократ велел мне сюда прийти.

— А-а, мистер Сократ?.. — переспросила старая Цыганка. — Но ведь мистер Сократ умер.

Если иметь в виду череп, то приходилось признать, что мистер Сократ на самом деле умер.

— И все-таки он разговаривал с тобой, — пробормотала Зельда. — Странно, очень странно. Присядь-ка, молодой человек. Вот сюда, за этот стол. Я загляну в свой кристалл.

Юпитер сел к маленькому круглому столику из красного дерева, на котором слоновой костью были инкрустированы какие-то странные знаки. Зельда поднялась со своего кресла и села напротив. Потом достала из-под столика небольшую шкатулку, вынула из нее хрустальный шар и положила его в центре стола.

Тайна говорящего черепа - _3.jpg

— Тихо! — прошептала она. — Ничего не говори. Не мешай кристаллу.

Юпитер кивнул. Старая цыганка положила руки на стол, наклонилась вперед, всматриваясь в блестящий хрустальный шар, и замерла в неподвижности, затаив дыхание. Это длилось всего несколько секунд, но Юпитеру казалось, что время тянется ужасно медленно. Наконец она заговорила:

— Я вижу сундук… Вижу людей, очень много людей, которые хотят его взять… Вижу еще одного… Он чего-то боится. Имя его начинается на Б… Нет, наверно, на Г. Он очень напуган, ему нужна помощь. Он просит тебя, чтобы ты ему помог… Кристалл светлеет! Я вижу деньги… очень много денег. И к ним стремится множество людей. Но они спрятаны. Они за облаком, исчезают, и никто не знает, куда они делись… Кристалл туманится. Человек, чье имя начинается на Б или Г, — этот человек исчез. Исчез из видимого мира. Но он жив… Больше я ничего не вижу.

Старая цыганка отвела взгляд от хрустального шара, выпрямилась и вздохнула.

— Читать по кристаллу — это нелегкое дело. Сегодня я уже ничего больше не смогу, — сказала она. — Мои видения тебе говорят что-нибудь, молодой человек?

Юпитер озадаченно нахмурился.

— Отчасти. Сундук у меня в самом деле есть. И похоже, что многие хотят им завладеть. А «Б» или «Г» — это может быть Большой Гулливер. Сундук принадлежал ему. Он был фокусником.

— А-а, Большой Гулливер, — пробормотала цыганка. — Конечно. Он дружил с цыганами. Но он исчез.

— Вы сказали, что он исчез из видимого мира, но жив, — напомнил ей Юпитер. — Тут я вообще ничего не понимаю. Что это значит?

— Этого я сказать не могу. — Цыганка покачала головой. — Но кристалл не обманывает. Мы, цыгане, хотели бы найти Большого Гулливера. Ведь он был нашим другом. Быть может, ты сумеешь нам помочь? Ведь ты умница. И хотя ты еще совсем юный — глаз у тебя острый… Ты видишь такое, чего иной раз и взрослые не заметят.

— Понятия не имею, как я мог бы помочь вам, — возразил Юпитер. — Я почти ничего не знаю о Гулливере. А о деньгах вообще ничего не слышал. Единственное, что меня связывает с Гулливером, — это его сундук, который я купил на аукционе. А в сундуке был этот Сократ, говорящий череп. Сократ сказал, чтобы я пошел сюда к вам. Вот и все, что я знаю.

— Даже самый длинный путь начинается с первого шага, — сказала цыганка. — Быть может, узнаешь еще что-нибудь. Подождем. Сундук этот береги. Если Сократ снова заговорит — слушай его внимательно. А теперь иди. Всего хорошего.

Юпитер поднялся и вышел, озадаченный еще больше. Лонцо, усатый цыган, проводил его до Дверей.

Пит и Ганс ждали в машине, Пит беспрерывно смотрел на часы.

— Черт возьми, Юп, мы уже собирались идти за тобой, — сказал он, когда Юпитер залез к ним в кабину. — Слава Богу, все обошлось, ты в порядке. Но что там было?

Ганс завел мотор, и они двинулись в обратный путь.

— А я и сам не знаю, что там было, — ответил Юпитер. — То есть что было — конечно, знаю. Но ничего не могу понять.

Он подробно рассказал обо всем происшедшем за эти несколько минут. Пит присвистнул.

— Ну и компот! Чего тут только нет: и сундук, и деньги какие-то спрятанные, и Гулливер мертвый, но живой… Ничего не понимаю.

— Я тоже, — повторил Юпитер. — Очень все это запутано.

— Послушай! — воскликнул Пит. — А ты не думаешь, что деньги могут быть спрятаны в сундуке? Ведь после того как мы нашли Сократа, мы в этот сундук и не заглядывали. А если в нем спрятаны какие-то деньги, то понятно, почему он им всем так понадобился.

— Я сейчас как раз об этом и думаю, — признался Юпитер. — Быть может, эти люди охотятся вовсе не за Сократом. Как только вернемся, обследуем сундук… Ганс, что случилось? Куда ты так разогнался?

— Там кто-то к нам прицепился. — Ганс прибавил газу. Грузовичок дребезжал и, казалось, готов был взлететь. — Какая-то черная машина уже несколько кварталов висит у нас на хвосте. В ней сидят двое мужчин.

Пит с Юпитером оглянулись. В заднее окно было видно, что за ними неслась черная машина, которая теперь пыталась их обогнать. Однако Ганс старался держать грузовик на самой середине дороги, так что места для обгона не оставалось.

Таким образом они пронеслись с полмили, пока не увидели впереди магистраль. В Лос-Анджелесе много магистральных автострад — шириной от четырех до восьми полос, — на которых нет ни перекрестков, ни светофоров. Некоторые расположены выше обычных улиц; и как раз к такой приближались сейчас наши друзья.

— Я сверну на магистраль! — крикнул Ганс. — — Там они не смогут нас остановить: слишком большое движение.

На въездной поворот, ведущий к автостраде, Ганс залетел, почти не снижая скорости. Грузовичок страшно накренился, но зато уже через пару секунд они выскочили на широкую магистраль, по которой мчалось в обе стороны великое множество машин.

Преследователи даже не пытались гнаться за ними. Черная машина проскочила под автострадой и исчезла.

— Здорово мы от них отделались, — сказал Ганс. — Так и хотелось схватить их и отколотить как следует. Куда теперь, Юп?

— Домой, Ганс. Что с тобой, Пит? Почему ты такой мрачный?

— Не нравится мне все это, — угрюмо ответил Пит. — Череп по ночам разговаривает… Люди какие-то… То сундук украсть пытаются, то гоняются за нами… Это мне на нервы действует. Слушай, давай избавимся от этого проклятого сундука и забудем о нем.

— Сомневаюсь, что у нас это получится, — задумчиво сказал Юпитер. — Похоже, эта тайна Уже прочно связана с нами. И придется нам ее Разгадать, хотим мы того или нет.

ПРОЩАНИЕ С СОКРАТОМ

Когда они вернулись на склад, Матильда Джонс уже приготовила Юпитеру кой-какую работку. Пит взялся помогать, и они вместе провозились до самого обеда. К этому времени появился Боб, закончив свою работу в библиотеке. Все трое отправились к себе в мастерскую, где сундук так и стоял накрытый брезентом, свисавшим с печатного пресса, где его спрятал Юпитер.

Рассказав Бобу о событиях минувшего утра, Юпитер подвел итоги:

— Значит, если поверить цыганке Зельде, то были похищены какие-то деньги и это как-то связано с исчезновением Большого Гулливера.

— А может, он сам забрал эти деньги и смотался с ними в Европу или еще куда-нибудь, — предположил Боб.

— Нет. — Юпитер покачал головой. — Зельда говорила, что ему нужна помощь, он исчез из видимого мира, но жив… А она и другие цыгане хотят помочь ему вернуться. Все это очень загадочно. Но по-моему, это значит, что Гулливер исчез не вместе с деньгами, а из-за денег.

8
{"b":"1941","o":1}