ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Искушение архангела Гройса
Уэйн Гретцки. 99. Автобиография
Тени прошлого
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Призрачная будка
Призрак Канта
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга

Это пока все. Как только вы сядете в самолет на Париж, вы остаетесь одни, и единственной связью между нами будет радиосвязь. Я прилечу в Варейнию другим самолетом раньше вас. Дальнейшие наши планы будут зависеть от развития событий. Для конспирации, выходя на связь, называйте себя соответственно Первый, Второй и Секретарь. Ну, все, кажется, ясно, — закончил Берт Янг и вытер лоб.

Каждому из ребят тоже захотелось вытереть свой лоб. Задание оказалось не таким простым и вызывало некоторую тревогу. Что бы там ни было, они с этой минуты — тайные агенты, работающие на правительство США.

И вот теперь, вспоминая все, что сказал им тогда Берт Янг, они почувствовали себя немного подавленными. Первым нарушил молчание Пит. Он взял в руки кожаную сумку со своим фотоаппаратом и отстегнул крышку. На дне сумки лежал другой аппаратик — крохотный транзисторный магнитофон, который мог записать разговор из любого угла комнаты.

— Прежде чем мы встретимся с Джароу, может, свяжемся с мистером Янгом? — предложил Пит. — Проверим, работает ли связь.

— Хорошая идея. Поддерживаю, — сказал Юпитер. — Я выйду на балкон и буду снимать открывающийся вид. — Он достал свею камеру, и пошел на балкон. Наведя объектив на собор Святого Доминика, Юпитер нажал кнопку радиотелефона.

— Первый контакт, — сказал он тихим голосом и наклонился над камерой, якобы настраивая, фокус. — Первый контакт. Как слышите меня?

Почти сразу Юпитер услышал голос, который пропадал уже в трех футах от него.

— Слышу тебя, — сказал Берт Янг. — Есть что доложить?

— Просто проверка. Мы еще не видели принца Джароу. Встретимся сейчас за завтраком.

— Буду ждать сообщений. Держите ухо востро. Конец связи.

— Вас понял, — сказал Юпитер и вернулся к ребятам как раз в тот момент, когда раздался стук в дверь.

Пит открыл ее, и они увидели радостно улыбающегося принца Джароу.

— Мои дорогие друзья! Пит! Боб! Юпитер! — воскликнул он и всех по очереди обнял, демонстрируя европейский стиль приветствия. — Как я рад вас видеть! Как вам нравится моя страна и моя столица? Да вы ведь еще не успели ничего увидеть? Ну, мы об этом позаботимся, поедете осматривать после завтрака.

Он обернулся и дал сигнал рукой.

— Входите. Поставьте стол у окна. Восемь слуг в алых с золотом придворных ливреях внесли стол, стулья и несколько подносов, накрытых серебряными крышками. И пока Джароу продолжал веселый разговор с гостями, слуги застелили стол белоснежной скатертью, положили тяжелые серебряные приборы и сняли крышки с подносов, на которых оказались тарелки с яичницей и ветчиной, с колбасой и поджаренным хлебом, с вафлями и стаканами молока.

— Выглядит неплохо! — воскликнул Пит. — Я такой голодный.

— Еще бы, — сказал Джароу. — Давайте скорей поедим. Садись, Боб. Что ты такое там увидел?

Боб стоял возле кровати и смотрел на большую сетку паутины, которая начиналась у изголовья кровати и тянулась почтя на два фута до самого угла комнаты. Огромный паук выглядывал из щели между полом и обивкой стены. «Слуг у Джароу много, а горничные работают плохо», — подумал Боб и сказал:

— Да вот тут паутина и паук сидит. Сейчас я его смахну.

Но не успел он двинуться с места, как Джароу молнией бросился ему под ноги и свалил на пол, прежде чем тот успел протянуть руку к паутине.

Ребята стояли, разинув рот от изумления, а Джароу, помогая Бобу подняться с пола, торопился все объяснить:

— Мне надо было предупредить вас. К сожалению, не успел. Но, слава Богу, что успел остановить Боба и он не повредил паутины, иначе мне пришлось бы немедленно выслать вас из страны. Я очень счастлив увидеть здесь паутину. Это доброе предзнаменование. Значит, вы сможете мне помочь.

Он понизил голос, будто кто-то мог его подслушать. Потом быстро подошел к двери и неожиданно распахнул ее настежь. За дверью по стойке «смирно» стоял внушительного вида мужчина в красном мундире. У него были очень черные волосы и такие же черные, закрученные вверх усы.

— В чем дело, Билкис? — спросил Джароу.

— Я просто стою здесь на случай, если Ваше Высочество что-либо пожелает.

— Ничего не нужно. Оставьте нас. Возвращайтесь через полчаса за посудой, — приказал Джароу довольно резким тоном.

Поклонившись принцу, мужчина повернулся и пошел вдоль длинного коридора.

Джароу закрыл дверь. Потом вернулся к столу и, придвинувшись к ребятам, сказал тихим голосом:

— Один из людей герцога Стефана. Возможно, остался шпионить. А я хочу поговорить с вами об одном очень важном деле. Мне нужна ваша помощь. Дело в том, что украден Серебряный Паук Варейнии!

РАССКАЗЫВАЕТ ДЖАРОУ

— Мне многое надо вам рассказать, — продолжал Джароу, — поэтому давайте сначала поедим. Разговор будет длинным, и его легче вести на сытый желудок.

Они принялись наконец за еду и с аппетитом съели все, что было подано. Появившиеся вновь слуги унесли стол, стулья и посуду. Джароу проверил, нет ли где в коридоре Билкиса, после чего придвинул свое кресло поближе к окну и начал рассказ.

— Сначала кое-что из истории. В 1675 году, когда должна была состояться коронация принца Павла, в стране произошел дворцовый переворот, и ему пришлось прятаться. Он нашел убежище в небогатой семье менестрелей, уличных певцов, зарабатывающих на жизнь песнями и разными представлениями.

Спрятав принца Павла на чердаке своего дома, они рисковали жизнью, так как его все равно нашли бы. Враги принца Павла обыскивали все вокруг, не оставляя ни одного уголка, и спасло его только то, что на двери чердака, которую он закрыл за собой, паук почти сразу же сплел паутину. Увидев ее, мятежники решили, что туда давно никто не входил.

Три дня принц Павел прятался там, без пищи и еды. Семья менестрелей боялась открыть дверь, чтобы не разорвать охраняющую принца паутину. И конце концов мой предок вышел из своего укрытия, пробрался на башню собора, ударил в колокол, созывая своих сторонников, и изгнал мятежников из города.

Когда во время коронации, принц Павел поднялся на престол, все увидели у него на шее новую эмблему, выполненную лучшим в стране ювелиром — серебряного паука на серебряной цепочке. Он объявил паука национальным символом Варейнии и королевским гербом правящей династии. Кроме того, он издал декрет, по которому ни один будущий принц не может быть коронован, если у него на шее не висит «Серебряный Паук принца Павла».

С тех пор паук стал в Варейнии символом доброго предзнаменования. Хозяйки радуются, когда в их доме появляется паутина. Ее не смахивают, и никто умышленно не раздавит паука.

— Ну, мою маму никогда не заставишь терпеть в доме паутину! — воскликнул Пит. — Она терпеть не может ни паутину, ни пауков, считает их грязными и ядовитыми.

— Вот как раз наоборот, — поднял голос в защиту пауков Юпитер. — Пауки — очень чистоплотные создания, они как малюсенькие кошки, часто моются. И хотя черный паук-вдовец действительно немного ядовит, но он кусает, только если его вынудят. Даже большие пауки, тарантулы, не настолько ядовиты, как обычно думают. В проводимых с ними экспериментах приходилось специально дразнить их, чтобы они кого-нибудь укусили. Большинство пауков, особенно в этой части света, абсолютно безобидны и даже приносят большую пользу, уничтожая других насекомых.

— Это правда, — сказал принц Джароу. — У нас в Варейнии нет никаких ядовитых или вредных пауков. А паук того вида, который мы называем «Паук принца Павла», — самый крупный и очень красивый. Он черный с золотыми крапинками и обычно ткет паутину снаружи дома, но иногда забирается и внутрь. Вот тот паук, которого ты, Боб, чуть не смахнул, именно такой. И это предзнаменование: значит, вы не зря сюда приехали, вы поможете мне справиться с моими трудностями.

— Тогда я очень рад, что ты помешал мне смахнуть паука, — сказал Боб. — А какие у тебя трудности?

Джароу поколебался немного, а потом кивнул головой.

— Никто, кроме меня, этого не знает. Если, конечно, не считать герцога Стефана. Как я вам уже рассказал, по давней традиции каждый новый принц Варейнии должен во время коронации иметь на шее «Серебряного Паука принца Павла». Поэтому через две недели я должен надеть на себя серебряную цепочку с этим пауком. А я этого сделать не могу.

5
{"b":"1947","o":1}