ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для любого мальчишки такой склад старых вещей — настоящий рай. Даже сплошной забор из досок вокруг участка земли, принадлежавшего фирме, возвещал о необычности характера этого места. Титус Джонс покрасил забор разноцветными красками, доставшимися ему по дешевке. Несколько местных художников вызвались помочь ему, поскольку мистер Джонс частенько одаривал их различным материалом, необходимым для работ.

По фасаду забор был размалеван деревьями, цветами, зелеными прудиками с лебедями, и среди прочего был даже один морской пейзаж. А по сторонам красовались совсем другие картины. Наверняка это был самый живописный склад утильсырья на всем белом свете.

Боб проехал мимо главного входа, представлявшего собой массивные чугунные ворота какой-то сгоревшей богатой усадьбы. Примерно в ста метрах дальше, на углу, где на заборе был нарисован зеленым цветом океан и беспомощно барахталось в ревущем шторме двухмачтовое судно, он остановился и слез с велосипеда. Именно в этом месте находились те две зеленые доски, которые Юп переделал на личный вход для Трех Сыщиков — Зеленые ворота I. Боб нажал на глаз одной из рыб, которые смотрели из бушующих волн на тонущее суденышко, и доски разъехались в разные стороны.

Боб просунул свой велосипед и закрыл «ворота». Теперь он был внутри, на территории склада, в том углу, где Юп устроил свою мастерскую на свежем воздухе.

Мастерская располагалась под открытым небом, если не считать навеса шириной примерно метра в два, который шел сплошняком по внутренней стороне забора. Под этим навесом мистер Джонс складывал самый ценный хлам.

Когда Боб вошел, Юп Джонс сидел в старом кресле-качалке и мял пальцами нижнюю губу — верный признак того, что его мозг работал на полных оборотах. Питер Креншоу стоял около маленькой печатной машины, которую выбросили за ненадобностью в металлолом и которую Юп отремонтировал, приложив максимум усилий.

Машина постукивала. Пит, рослый темноволосый мальчик, всовывал в нее белые карточки. Это и составляло суть сообщения Юпа. Печатная машина работала, и он попросил Боба прибыть сюда, на место оперативной явки, через Зеленые ворота.

Оттуда, где располагалась контора, мальчиков никто не мог видеть — особенно тетя Матильда, деятельная такая дама, главный моторчик всего предприятия.

У нее было любвеобильное сердце, и она была бесконечно добра, но как только какой-нибудь мальчишка попадался ей на глаза, в них сразу загорался огонек — вот кем надо заняться!

В целях самозащиты Юп перелопатил целые груды старой рухляди и хлама, так что они полностью скрыли его мастерскую от посторонних глаз. С тех пор ему никто не мог помешать разговаривать с друзьями, если он, конечно, действительно в данный момент не был нужен дяде или тете.

Когда Боб поставил на место велосипед, Питер остановил машину и протянул ему одну из напечатанных карточек.

— Посмотри-ка! — сказал он.

То была крупноформатная визитная карточка. На ней стояло:

Три Сыщика

? ? ?

Мы расследуем любое дело

Первый Сыщик — Юпитер Джонс

Второй Сыщик — Питер Креншоу

Секретарь и архивариус — Боб Андрюс

— Черт побери! — воскликнул Боб, оценивая работу по достоинству. — Здорово! Так, значит, ты решил начать, Юп?

— Мы уже давно говорим о том, чтобы открыть сыскное бюро, — сказал Юп. — А мой приз — огромный автомобиль в моем распоряжении на целый месяц и днем и ночью — открывает для нас счастливую перспективу: мы можем идти по следу любой загадочной тайны, где бы она нам ни встретилась. По крайней мере в пределах этого ограниченного отрезка времени в тридцать дней и ночей. Поэтому с этой минуты мы будем именовать себя Три Сыщика. Как Первый Сыщик я беру на себя стратегию. Пит, Второй Сыщик, будет решать все задачи, требующие физической силы и ловкости. Так как ты, Боб, можешь испытывать при тайном наблюдении за подозреваемыми, например при лазаний через забор, в настоящее время известные трудности, на твою долю выпадает заниматься необходимым расследованием по взятым нами делам. Кроме того, ты будешь вести всю документацию по нашей общей сыскной деятельности.

— Нормально, — согласился Боб. — При моей работе в библиотеке я без труда получу доступ к интересующим нас материалам.

— Современные методы дознания требуют детальных поисков, — добавил еще Юп. — А что ты так странно смотришь на нашу визитную карточку? Можно узнать, что тебя в ней смущает?

— Да вот эти вопросительные знаки, — ответил Боб. — Для чего они, собственно?

— Я ждал такого вопроса, — сказал Пит. — Юп так и знал, что ты спросишь про это. Да и любой другой тоже, — сказал он.

— Вопросительный знак, — пояснил Юп, — универсальный символ неизвестного. Мы заявляем о своей готовности разрешить любые загадки, тайны и запутанные дела, как только получим поручение от наших клиентов. Поэтому вопросительный знак должен служить нашей фирменной эмблемой. Три вопросительных знака будут отныне всегда значить только одно: Три Сыщика!

Боб думал, что Юп закончил, но ему надо было бы лучше знать своего друга. Тот только вошел во вкус.

— И кроме того, — продолжил он, — вопросительные знаки будут вызывать всеобщий интерес. Люди начнут спрашивать, что они означают — точно так же, как ты. По ним нас будут узнавать. Они станут мощной рекламой для нас. Любое дело нуждается в рекламе, клиентов надо привлекать.

— Потрясающе, — сказал Боб и положил карточку назад, на стопку готовых визиток. — Как только у нас появится первое дело, наша фирма встанет на путь процветания.

Пит многозначительно смотрел себе под ноги.

— Боб, — сказал он, — у нас уже есть первое дело!

— Заявляю протест! — прервал его Юп. Он выпрямился, лицо его приняло напряженное выражение. Обычно такое круглое, его лицо казалось сейчас вытянутым, а сам он выглядел старше своих лет. Приземистый и коренастый, Юп легко сходил за толстого, если не стоял выпрямившись. — К сожалению, — заявил он, — имеется одно маленькое препятствие. Дело для нас действительно есть, и я уверен, что мы с легкостью справимся с ним, но нас никто еще не подключал к нему, к мы не можем взяться за его решение.

— О чем речь-то? — спросил Боб, снедаемый любопытством.

— Альфред Хичкок ищет для своего нового фильма дом с привидениями, — сказал Пит. — Мой папа слышал об этом на студии.

Мистер Кренщоу работал экспертом по трюкам в одной из кинокомпаний Голливуда, недалеко от Роки-Бич, по ту сторону горного хребта.

— Дом с привидениями! — Боб наморщил лоб. — Как это дом с привидениями может стать нашим первым делом?

— Мы могли бы провести расследование и установить, действительно ли в данном доме живут привидения или нет. Это явилось бы прекрасной рекламой для нас и помогло бы Трем Сыщикам встать на ноги.

— Только мистер Хичкок не просил нас разыскивать для него дома с привидениями, — сказал Боб. — Это ты называешь маленьким препятствием?

— Нам нужно подтолкнуть его к тому, чтобы он прибегнул к нашим услугам, — сказал Юп. — Это и будет нашим первым шагом.

— Факт, — саркастически заметил Боб. — Что тут, собственно, такого, если мы постучимся к всемирно известному кинорежиссеру и скажем: "Вы, кажется, хотели побеседовать с нами, сэр?

— Прямо так, конечно, пожалуй, не получится, но в принципе очень неплохая идея, — оценил Юп. — Я уже звонил мистеру Хичкоку, чтобы договориться о времени визита.

— Правда? — спросил Пит, вид у него был такой же ошарашенный, как и у Боба. — И он сказал, что мы можем приехать?

— Нет, — признался Юп. — Его секретарша даже не дала мне с ним поговорить.

— Могу себе представить, — сказал Пит.

— Она даже пригрозила, что велит нас схватить, если мы попробуем приблизиться к нему, — добавил еще Юп. — Теперешняя секретарша Альфреда Хичкока — это, собственно, девчонка, которая училась здесь, в Роки-Бич, в школе. Она старше нас на несколько классов, но вы наверняка ее знаете. Генриетта Ларсон.

— Генриетта? По кличке Фельдфебель? — воскликнул Пит. — Ну, еще бы не знать ее!

2
{"b":"1949","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сестра
Добрый волк
Аромат желания
Черное пламя над Степью
Страстная неделька
Управление бизнесом по методикам спецназа. Советы снайпера, ставшего генеральным директором
Там, где цветет полынь
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть