ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мортон! закричал Юп. — Везите нас домой!

— Слушаюсь, мистер Джонс, — сказал высокий, исполненный достоинства шофер, и сильный мотор ожил. Лимузин тронулся и, набирая скорость, заскользил по извилистой дороге вниз, в долину.

— Что случилось? — спросил Боб, когда оба друга, тяжело дыша, откинулись на спинку кожаного сиденья. — Кто тут так кричал?

— Не знаю, — сказал Юп.

— И знать не хочу, — выдохнул чистосердечно Пит. — А тот, кто это знает, надеюсь, будет держать при себе.

— А все же что случилось? — допытывался Боб. — Вы видели синий фантом?

Юп отрицательно покачал головой.

— Мы… Мы ничего не видели. Но это «ничего» нагнало на нас жуткого страху.

— Не совсем так, — поправил его Пит. — Со страхом тогда мы уже справились. Но что-то доконало нас.

— Тогда, значит, в замке действительно черти водятся? — спросил Боб, сгорая от любопытства. — И все те истории никакие не выдумки?

— Я бы так сказал, что этот замок — место сборища всяких нечистых духов, чертей и оборотней со всего света, — заявил Пит. Он уже дышал гораздо свободнее — лимузин все дальше удалялся от места неприятного происшествия. — Мы туда больше никогда не пойдем, а?

Он повернулся к Юпу, утонувшему в мягкой спинке кожаного сиденья и мявшему нижнюю губу большим и указательным пальцами — верный признак, что он крепко задумался.

— Мы ведь наверняка никогда больше не пойдем туда? — с надеждой в голосе повторил свой вопрос Пит. Но Юп Джонс, казалось, его не слышал. Он смотрел, не произнося ни слова, в окно мчавшегося автомобиля и по-прежнему мял свою губу.

Когда лимузин добрался наконец до фирмы Джонса, Юп поблагодарил Мортона и сказал, что позвонит ему, когда тот понадобится ему для новой поездки.

— Надеюсь, в следующий раз повезет больше, — сказал шофер. — Я должен признаться, что высоко ценю данное мне на сей раз поручение. Это очень благотворная смена в моей работе — после всех толстяков банкиров и богатых старых леди, которых я обычно вожу.

Он уехал, а Юп повел своих друзей во двор фирмы. Дядя Титус и тетя Матильда были в своем маленьком домике рядом со складом. Мальчики могли видеть их через открытое окно, они смотрели телевизор.

— Еще не поздно, — сказал Юп. — Мы возвратились довольно быстро с нашего выезда на место происшествия, раньше, чем я думал.

— Мне так не кажется, — вставил Пит. Он все еще был бледным. У Юпа нос тоже был совершенно белый. Но, крепыш от рождения, он мог быть очень настойчивым и упорным, когда было нужно — особенно если речь шла о том, чтобы не признаться, что он струсил.

Он вдруг сказал:

— Я надеюсь, ты записал этот крик на магнитофон. Тогда мы можем еще раз послушать и попробовать идентифицировать его.

— Я? Записал этот крик? — произнес Пит в полной растерянности. — Я думал только о том, как убежать, а вовсе не о записи. Ты что, запамятовал?

— Ты получил от меня указания записывать все непривычные звуки и шорохи, — сказал Юп. — Но я признаю, что в данном случае были смягчающие обстоятельства.

Он повел друзей к Туннелю III — это было название самого легкого потайного хода в штаб-квартиру: огромная дубовая дверь вместе с рамой, прислоненная к груде гранитных плит, привезенных сюда после сноса дома.

Юп отошел в сторону и выудил откуда-то из ящика большой ржавый ключ, лежавший неприметно среди прочего хлама. Он отпер дубовую дверь, открыл ее, и они проскользнули внутрь.

Они очутились в старом металлическом котле, извлеченном из чрева громадной паровой машины. Слегка согнувшись, они прошли вперед — на другом конце они прямиком попадали через круглое отверстие непосредственно в штаб-квартиру. Юп щелкнул выключателем и сел за письменный стол.

— Так, — сказал он, — теперь давайте подетальнее обдумаем, что же произошло. Пит, что было причиной твоего бегства сегодня вечером из Замка Ужасов?

— Не было никаких явных причин, — заявил Пит. — Я убежал, потому что мне того хотелось.

— Я сформулирую вопрос по-другому. Что явилось причиной того, что тебе захотелось убежать?

— Как сказать, — произнес Пит, — я в «говорящем» зале сразу почувствовал себя словно не в своей тарелке. Испытал, что называется, смутное беспокойство. Чуть позже мне стало невыносимо муторно на душе, нашло щемящее оцепенение. И вдруг неожиданно, сразу, это было уже не оцепенение, а жуткий страх. И тогда мне хотелось только убежать.

— Гм. — Юп помял губу. — Тогда, значит, ты испытал то же самое, что и я. Сначала смутное беспокойство, потом невыносимое оцепенение и подавленность и наконец панический страх. Но что же все-таки, собственно, произошло? Мы несколько раз слышали эхо… Мы почувствовали холодную струю воздуха…

— Ледяную струю! — поправил его Пит. — И вспомни еще портрет, который смотрел на меня в упор настоящим глазом!

— Возможно, это лишь твое воображение, — сказал Юп. — В принципе мы ничего не видели и не слышали, что могло нас напугать. Но страх мы испытали. Вопрос только в одном: почему?

— Как это почему? — спросил Пит. — Каждый старый, заброшенный дом наводит страх, а этот замок такой жуткий, что даже и самим привидениям в нем, наверное, тоже страшно!

— Это, конечно, убедительное объяснение, — согласился Юп. — Нам надо еще раз туда сходить и…

И тут зазвонил телефон.

Тайна замка-ужасов - _3.jpg

Они молча уставились на аппарат. До сих пор телефон еще никогда не звонил. Юп подключил его к телефонной сети всего лишь несколько дней назад, тогда, когда они окончательно решили открыть сыскное бюро. Плату за телефон они собирались вносить из тех денег, что зарабатывали у мистера Джонса на починке старых вещей. Телефон был зарегистрирован на имя Юпа, но в телефонной книге его фамилии еще, естественно, не могло быть. До сих пор так никто и не знал, что у них есть телефон. Однако он звонил! И его дребезжащий трезвон все не прекращался! Пит икнул.

— Ну, снимай трубку, — сказал он.

— Я уже и так снял. — Юп держал трубку в руке. — Алло? — сказал он. — Алло?

Он поднес трубку вплотную к микрофону с усилителем, который смонтировал сам из автомобильного радиоприемника. Благодаря этому устройству и остальные могли слышать, что говорилось на другом конце провода. Но сейчас вообще ничего не было слышно, кроме странного сипения, доносившегося, казалось, с довольно дальнего расстояния.

— Алло! — сказал Юп еще раз. Но ответа так и не последовало. Подождав, Юп положил трубку.

— Возможно, кто-то ошибся номером, — решил он. — Так вот что я хотел сказать…

Телефон зазвонил опять.

Они все посмотрели на него. Юп схватил трубку, но это уже выглядело так, словно кто-то с силой удерживал его руку.

— Да? Алло? — сказал он.

Они опять услышали странное, невнятное, как бы призрачное сипение, доносившееся откуда-то издалека. Но потом вдруг раздался судорожный, хрипящий голос — звук у него был такой, словно говоривший долгие годы не пользовался им и пытался теперь, прилагая огромные усилия, выдавить из себя слова.

— Не… — прохрипел голос. Потом, словно это стоило ему большого труда и невообразимого напряжения, последовало следующее слово, — …появляйтесь… — прозвучало в трубке. — Не… появляйтесь…

Голос задохнулся, говорящему не хватило дыхания, и опять только слышалось сиплое, зловещее шипение.

— Не появляться… Но где? — спросил Юп в телефонную трубку.

Ответа не последовало. Но сипение все продолжалось. Юп положил трубку. Какое-то время никто не произносил ни слова. Потом Пит встал.

— Мне пора домой, — сказал он. — Я только что вспомнил, что мне надо еще кое-что сделать.

— Мне тоже. — Боб вскочил. — Я с тобой.

— Тете Матильде, наверное, еще нужно что-нибудь купить, — сказал Юп и тоже поднялся. Они почти наступали друг другу на пятки, так каждый из них торопился удрать из штаб-квартиры.

Голос в телефонной трубке не договорил до конца. Но им не составило труда догадаться, что он хотел им сказать: Не появляйтесь в Замке Ужасов!

9
{"b":"1949","o":1}