ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А потом попытались тебя заманить, — добавил Боб. — Хорошо, что они сигналили слишком резко и им не удалось обмануть тебя. Енсен жутко разозлился, когда понял, что ты на их удочку не попался. Он захотел послать кого-нибудь через Глотку за тобой, но они все были здоровенные парни и не полезли, боялись застрять там.

— Но я никак не могу взять в толк, как они там очутились?

— А это потом уж Енсен похвастался. Он добрался до вершины хребта как раз вовремя, чтобы увидеть нас в каньоне. Ну, а ума у него, как он сказал, побольше, чем у каких-то трех сопляков. Он сразу же догадался, что мы собираемся пройти через горные выработки в винные подвалы, а оттуда уже пробраться к дому. Откуда-то он знал, что существует проход между двумя долинами под землей. Вот он и направился прямо к одному концу прохода, а нескольких людей отрядил в Хэшнайф-каньон на тот случай, если мы повернем обратно.

Чанг сокрушенно покачал головой;

— Я-то думал, что я такой ловкий! А привел вас прямо в их лапы.

— Нам просто не повезло, что Енсен увидел нас до того, как мы ушли в пещеру, — утешил его Пит. — Зато мы теперь многое узнали о ваших рабочих, которые на самом деле работают на Енсена, и узнали, что он проходимец. Я думаю, что этим и объясняются все ваши неудачи, о которых ты нам рассказывал.

— Пожалуй, — согласился Чанг, — в этом действительно виноваты Енсен и его люди. Я только не могу понять, зачем они это делали. Ведь все эти беды начались больше года назад, когда никто ничего не знал о Призрачном жемчуге.

— Ну, ладно, — вернулся Боб к рассказу об их злоключениях, — после того как они нас связали, прибежал один из енсеновских парней и сказал, что нас повсюду ищут, что тетушка Чанга разослала людей по шахтам, винным подвалам, по всей долине. Енсен просто остолбенел сначала. но потом он придумал одну штуку. Нас отвели в ту секцию, где стояли самые большие бочки, просто цистерны. Енсен заставил нас туда влезть и сам заколотил бочки. В одной сидел Чанг, в другой я. Потом их погрузили на платформу, и платформа поехала к выходу; там уже ждал грузовик, бочки вкатили на него, и нас повезли. Конечно, никому и в голову не пришло проверить их содержимое.

— Это была блестящая идея, — продолжил рассказ Чанг. — Связанные, с кляпом во рту, мы были совершенно беспомощны. Я даже слышал, как кто-то спросил Енсена, не встречал ли он нас. Он сказал, что не встречал, но собирается поискать нас по дороге, ведущей к северу, по пути к Сан-Франциско: будто кто-то видел, как мы проехали в то» направлении. А еще он сказал, что не вернется, пока нас не отыщет. Какой хороший предлог не участвовать в общих поисках!

Пит кивнул. Енсен хотя и проходимец, но в уме ему никак не откажешь!

— Грузовик проехал несколько миль, — подхватил Боб нить рассказа, — и остановился. Бочки выгрузили, и нас оттуда вытащили. Мы оказались в каком-то пустынном месте.

— Это было в нескольких милях от дороги на Сан-Франциско, — перебил Чанг. — Нас поджидал фургон. Енсен загнал нас в фургон, прикрыл одеялами и приказал своим людям побыстрее возвращаться и присоединяться к тем, кто нас разыскивает. Причем он предупредил их, чтобы они как только можно отводили бы поиск от каньона, где мы оставили лошадей. И еще он им сказал, чтобы они, если отыщут тебя и жемчужины, немедленно доставили бы все по указанному адресу в Сан-Франциско.

— Да, меня-то они нашли, а вот с жемчугом у них не получилось, — с ехидцей проговорил Пит.

— Енсен погнал фургон с бешеной скоростью, — продолжал Чанг. — Мы наверняка побили все рекорды на дистанции Вердант Вэлли — Сан-Франциско. В Сан-Франциско он завел фургон в подземный гараж. Нас приняли китайцы. Они нас развязали, накормили как следует и дали умыться…

— Хотел бы я, чтобы меня кто-нибудь накормил и дал умыться, — вздохнул Пит. — Взгляните-ка на мои руки… Ладно, теперь я буду рассказывать. Когда я догадался, что ты хотел крикнуть, сигналы Енсена меня уже не могли обмануть. Я понял, что не остается ничего другого, как двинуться туда, откуда мы пришли. Так я и сделал. Хорошо, что Боб метил дорогу. Это мне на обратном пути очень пригодилось.

Боб поднял руку и начертил в воздухе вопросительный знак — фирменную марку «Трех Сыщиков».

— Я поставил метку и в своей бочке, — еле слышно прошептал он. — Мне удалось вытащить мелок. Да только кому в голову придет заглянуть в одну из тысячи бочек, а если даже и обнаружат мой знак, кто догадается, что это такое?

— Даже Юп не догадался бы, — ответил Пит таким же тихим шепотом. — Но давай говорить нормальным голосом, а то они подумают, что мы о чем-то сговариваемся.

Чанг, чтобы сбить с толку невидимых наблюдателей, сделал вид, что Пит собрался шепотом поведать своим друзьям о чем-то очень важном.

— Нет, нет. Пит, — нарочито громко и взволнованно остановил он своего товарища. — Не надо рассказывать о жемчуге. Давай переходи прямо к тому, как ты попался.

И Пит продолжил свою историю. Отлично понимая, что сейчас Чанг ничего не хочет знать о жемчуге, он рассказал, как спрятал фонарь под камнем, как проползал трудные участки и как был схвачен.

Люди, схватившие его, скрутили ему руки, но когда он сообщил, что спрятал фонарь в том месте, куда им никак не протиснуться, они завязали ему глаза и в машине отвезли туда же, куда Енсен доставил и двух других. А по дороге Питу удалось узнать из разговоров своих стражей, что район поисков переместился в пустыню на запад от Вердант Вэлли. Ложь Енсена о том, что он уже обыскал Хэшнайф-каньон, очевидно, сделала свое дело.

Чанг слушал рассказ с самым серьезным видом.

— Тетушка и дядя Харольд, наверное, с ума сходят от этих напрасных поисков. Нам никак не сбежать отсюда, — сказал он. — Мистер Вон, кто бы он ни был, обладает огромным богатством и силой и может добиться всего, чего захочет. Нам остается только одно — отдать ему жемчуг.

— Так прямо и отдать? — спросил Пит, думая о том, скольких трудов стоило ему найти надежное убежище для ожерелья.

— Я полагаюсь на мистера Бона, — сказал Чанг. — Он говорит, что нам не причинят вреда. Он говорит, что все неприятности тети Лидии прекратятся. Я верю ему.

— А как ты считаешь, он в самом деле верит, что эти жемчужины продлевают жизнь? — спросил его Пит. — По-моему, это смахивает на безумие.

— Абсолютно верит, — твердо ответил Чанг. — И вполне возможно, это на самом деле так и есть. Кажется маловероятным, но вспомни, что знаниям, которыми обладают китайцы, много веков. Вот, например, западные ученые только недавно открыли, что в жабьей коже содержатся ценные лекарственные вещества, а в Китае это было известно на сотни лет раньше. Китайцы из высшего общества всегда верили в целебные свойства усов тигра или костей ископаемых гигантов.

— Я об этом читал, — подал голос Боб, — но ведь ископаемые кости — кости мамонтов из Сибири или еще откуда-то.

— Так кто же может точно сказать, продлевает ли серая жемчужина жизнь или нет? — спросил Чанг. — Мистер Вон верит в это, а иногда вера сама по себе помогает выздоровлению и спасает от смерти.

— Интересно, что он знает о Зеленом Призраке? — Боб как будто размышлял вслух. — Странно то, что призрак и жемчужины появляются вместе в одно время и в одной точке.

Но Чанг уже не слышал его. Повернувшись лицом к стене, он громко объявил:

— Мы приняли решение, мистер Вон! Красные портьеры сразу же раздвинулись, и мистер Вон в сопровождений Енсена и трех неслышно скользящих следом слуг приблизился к мальчикам.

— И что же вы решили, Маленький Дракон? — спросил мистер Вон.

Конечно, старый китаец слышал весь разговор, кроме, может быть, нескольких фраз, сказанных шепотом, но Чангу это было все равно.

— Мы отдадим Енсену жемчуг для вас, — сказал Чанг. — Жемчуг спрятан в шахтах.

— Ну что ж, Енсен может отправляться за ним, — произнес мистер Вон каким-то мурлыкающим голосом. — Пока он не возвратится, вы побудете у меня. А потом вас можно будет смело отпустить. Вам неизвестно мое подлинное имя, вы не знаете моего местопребывания, так что можете болтать все, что вашей душе угодно. Если вам и поверят, никто не сможет меня найти. Даже для Китайского города нынешнего дня, который меня окружает сейчас, я — тайна, я — призрак.

21
{"b":"1950","o":1}