ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лондонский международный социалистический конгресс в 1896 году еще раз подтвердил принцип самоопределения наций. Но он не являлся той признанной мировым сообществом организацией (например, как Лига Наций или ООН), решение которой должны выполняться всеми странами.

Впервые Ленин обратился к вопросу о праве наций на самоопределение в 1902 году. Он включил в Проект программы РСДРП специальный пункт, «обеспечивающий» «признание права на самоопределение за всеми нациями, входящими в состав государства»{1034}. Это положение отвечало интересам сепаратистски настроенных слоев национальных меньшинств в губерниях российского государства. Надо прямо сказать, что определенная часть демократической общественности национальных регионов, заинтригованная этим подстрекательским положением социал-демократов, оживила свою деятельность в надежде на скорое освобождение от гнета царского самодержавия. Однако в порыве борьбы за национальное освобождение политически незрелая общественность национальных меньшинств не догадывалась о коварных планах большевиков и не подозревала, каким насилиям и эксплуатации они подвергнутся в случае прихода последних к власти. А Ленин подбрасывал «националам» все новые идеи и лозунги. Например, в брошюре «Пересмотр аграрной программы партии», изданной в 1906 году, он, полемизируя с экономистом Масловым, подчеркивает, что «право национальностей на самоопределение признано нашей программой и, следовательно, Закавказье „вправе“ самоопределиться, отделившись от Питера»{1035}.

Нельзя не заметить, что, выступая в роли ученого-теоретика и «благодетеля» национальных меньшинств, Ленин пытается демагогическими заявлениями приобрести дешевый авторитет, оказать воздействие на чувства сознательной части масс.

Осмелюсь сказать, что юрист Ленин слабо разбирался в правоведении вообще, в истории народов Закавказья в частности. Это совершенно определенно. Ведь он абсолютно не учитывает обстоятельства, при которых народы Закавказья стали полноправными гражданами Российской империи.

Напомним читателю, что 4 августа 1783 года в крепости Георгиевск (Северный Кавказ) по просьбе Ираклия II был заключен Георгиевский трактат о переходе Грузии под покровительство России. Российское правительство гарантировало автономию Грузии и ее защиту в случае войны. А в 1801 году Восточно-грузинское царство вошло в состав Российской империи.

А теперь рассмотрим обстоятельства вхождения Армении в состав России. Но сначала необходимо, на мой взгляд, дать небольшую историческую справку.

В XI веке Армению постигло огромное несчастье: она лишилась своей государственности и стала объектом страшного нашествия кочевых племен, вторгавшихся в страну с востока. Дикие орды наносили экономике и культуре Армении невосполнимый урон. С начала XVI века на Армению обрушилась еще более тяжелая трагедия. Страна превратилась в арену непрекращающихся военных столкновений двух деспотических государств, претендующих на господство в Передней Азии и Ближнем Востоке, – шахской Персии и султанской Турции.

Более трех веков Армения, разделенная на части, стонала под игом персидских и турецких захватчиков. И все эти годы армянский народ не прекращал поиск путей своего освобождения. С конца XVII века деятели армянского освободительного движения стали связывать свои устремления и надежды с великой северной державой – Россией. Начиная с 1701 года армянские общественные и религиозные деятели неоднократно обращались к Российскому правительству с просьбой оказать помощь Армении в ее освободительной борьбе. И такую помощь Армения получила от христианской России. В результате блестящих побед России в русско-персидских войнах народ Восточной Армении получил долгожданную свободу. Подписанием Гюлистанского (1813) и Туркменчайского (1828) договоров между Россией и Персией Карабахское, Ериванское и Нахичеванское ханства вошли в состав Российской империи. И, надо сказать, что это политическое решение отвечало волеизъявлению армянского народа.

18 апреля 1913 года Ленин выступил в Кракове с докладом «Современная Россия и рабочее движение», в котором настойчиво и с пафосом отстаивал идею самоопределения наций. «Российская социал-демократия, – говорил он, – полностью признает право каждой нации на «самоопределение», на решение своей судьбы, даже на отделение от России»{1036}. Далее Ленин сказал: «Вопросом, от которого зависит демократизация России, является не национальный, а аграрный вопрос»{1037}. Удивительно, что Ленин, на протяжении многих лет занимающийся политикой, так и не понял, в чем состоят сущность и принципы демократизации общества.

В свете рассматриваемой проблемы особого внимания заслуживает и небольшая, но интересная статья Ленина «О национальной программе РСДРП». В ней он, излагая позицию марксистов в национальном вопросе, на конкретном примере из международной практики указывает пути реализации права наций на самоопределение. «Есть один случай, – пишет он, – когда марксисты обязаны, если они не хотят изменить демократии и пролетариату, отстаивать одно специальное требование в национальном вопросе, именно: право наций на самоопределение (§ 9 программы РСДРП), т. е. политическое отделение»{1038}.

Ленин гневно обрушивается на сторонников державы, которые, по его мнению, в национальном вопросе «просто плетутся в хвосте национал-либерализма, развращают рабочий класс национал-либеральными идеями»{1039}.

Изучая сочинения и публичные выступления Ленина по национальному вопросу, прихожу к убеждению, что Владимир Ильич хорошо помнил и одобрял содержание крамольной оды А. Н. Радищева «Вольность», в которой он открыто призывает к разрушению огромной российской империи с целью создания на ее развалинах малых светил, то есть крохотных государств, чтобы затем объединиться в новый союз – «дружества».

Давайте еще раз прочитаем строфы этой оды:

Из недр развалины огромной Среди огней, кровавых рек, Средь глада, зверства, язвы темной, Что лютый дух властей возжег, – Возникнут мелкие светила. Незыблемы свои кормила Украсят дружества венцом, На пользу всех ладью направят И волка хищного задавят, Что чтил слепец своим отцом{1040}.

Накануне мировой войны, в развязывании которой Ленин, как уже известно читателю, принял известное участие, делает все возможное и даже, казалось, невозможное, чтобы подтолкнуть сепаратистски настроенные круги в губерниях России к активным деструктивным действиям, их руками раздробить и максимально ослабить Российскую державу и тем самым облегчить захват власти в стране большевиками. Отсюда и его новое «научное» определение понятия самоопределения наций, которое дается в его статье.

«Под самоопределением наций, – пишет он, – разумеется государственное отделение их от чуженациональных коллективов, разумеется, образование самостоятельного национального государства»{1041}.

Но давайте на минуту представим, что станет, например, с Англией, Россией, США, Францией, если в этих странах в целях образования своего национального государства все нации станут отделяться «от чуженациональных коллективов». Ведь это планетарная гражданская война! Вековая война!

Во всемирной истории отмечены различные и многочисленные военно-политические события и коллизии, в том числе и на национальной и религиозной почве. Эти факты нельзя вычеркнуть из истории; они не могут так просто выветриться и из народной памяти. Душевные раны значительно медленнее заживают, чем телесные. Опыт показывает, что душевные боли человека ослабевают и смягчаются при определенных социальных, политических и правовых условиях. Такие условия создаются при таком общественном строе, законы которого способны гарантировать права и свободы всех граждан общества, независимо от их национальности, расовой принадлежности и вероисповедания. В цивилизованном государстве в целях улаживания конфликтов, возникших на социальной, национальной и религиозной почве, нельзя прибегать к силовым методам.

108
{"b":"1953","o":1}