ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Екатерина Боброва

Госпожа Путей

Глава вступительная,

в которой героиня вступает на Путь, полный неприятностей и непонятностей

Дождь зарядил с самого утра. Холодные, крупные капли молотили по городу. Скооперировавшись с ветром, они проникали под зонты, заставляя прохожих ускорять шаг. Ветер, забавляясь, играл с хрупкими разноцветными преградами, вырывал их из рук владельцев, заставляя людей морщится и поджимать губы, кляня в душе жуткую погоду. Серая, постоянно шевелящаяся масса повисла над городом, изрыгая вниз потоки воды. В Питер пришла осень.

Я стояла на остановке, с тоской понимая, что по закону подлости ждать маршрутку придется долго. Под крохотной крышей остановки жались к друг дружке еще шесть таких же несчастных, как и я. Ко всему прочему, наше убежище было столь мало, что каждый сильный порыв ветра загонял под крышу очередную порцию холодного дождя. Собратья по несчастью ежились и пытались заползти как можно дальше под голубовато-матовую крышу. И кто только придумал этот вариант минимализма для северного города, да еще и с металлическими сиденьями, на которых три четверти года сидеть просто невозможно?

Мой плащ цвета розового оптимизма с каждой минутой приобретал все более удручающий вид, на подоле красовалась россыпь отвратительных пятен – не успела прикрыться сумкой от пронесшейся рядом с обочиной машины. Хотя не известно, что хуже – оттирать сумку или стирать плащ. Черные лакированные туфельки уже промокли, а низ серых брюк стал темным от воды.

Лужа, из которой меня только что окатили, жадно вбирала в себя падающую с небо воду, уверенно разрастаясь в размерах. Она уже заняла крайнюю полосу и грозила дорасти до середины дороги. Её мрачная поверхность пребывала в постоянном движении. Проезжающие машины оставляли на воде белые вспененные волны, а некоторые, не считавшие нужным притормаживать, поднимали целую завесу брызг, устремлявшихся на тротуар, остановку и людей, прячущихся под ней от непогоды.

Несколько «счастливцев» уже отряхивали залитые плащи, ругая равнодушных водителей. Остальные с обреченным видом ждали своей участи.

Внезапно на дороге, прямо напротив остановки, посветлело. Словно некто зажег лампу, и кусочек серого, залитого дождем пространства, потеплел, перестав быть таким унылым. Маленький светлячок за считанные секунды превратился в прозрачную сферу, довольно приличного размера и продолжал расти. Машины с визгом объезжали это непонятное препятствие, а на лицах стоящих на остановке людей появилось выражение паники. «Сваливать надо», – подумала, но предпринять ничего не успела.

В сфере возникли два человеческих силуэта, и практически в ту же секунду пространство в ней раскалилось добела – и…. грохнуло. В лицо ударила волна раскаленного воздуха, почему то пахнущего горькой полынью, заложило уши, земля под ногами закачалась, увлекая меня за собой. Последних мыслей было аж целых две: первая – краткая и емкая: капец, вторая более отдавала цинизмом: упасть лицом в грязь – достойное завершение сегодняшнего поганого утра.

Очнулась, поняла, что лежу на чем-то твердом, но сухом. Странность была не единственная. Аромат большого города и окружающий меня воздух различались настолько, как могут различаться ароматы автомастерской от стерильной лаборатории. Еще одной странностью была тишина. Вязкая, нехорошая такая тишина, от которой боязно открывать глаза и хочется зарыться в теплое уютное одеяло, выстроив между собой и тем, что снаружи шерстяную преграду.

Страх холодными лапками прошлепал по плечам, спустился вниз по позвоночнику и обосновался где-то внизу живота. Я попыталась отвлечься от нарастающей паники.

Итак, что это было? Бомба? Допустим. Но мы стояли так близко от эпицентра, а я в первых рядах, что нас должно было качественно так приложить взрывной волной. Тихонько пошевелила руками, подрыгала ногами – все на месте, ничего не болит.

Ободренная новостью, что меня не разорвало на сотню кусочков, решилась открыть глаза. Рядом обнаружился каблук женского сапога. Подняла голову – все мои шесть спутников находились тут же, возлежа в самых живописных позах, вперемешку с сумками и зонтами. Я привстала, нащупала на шее пульс у своей соседки – сердце билось ровно и четко.

– Драханарисэл куалвалес!

Громкие мужские голоса зазвучали где-то впереди. О! Люди! Или не люди? Оглянулась вокруг. Видно было ужасающе мало. Справа и слева клубился плотный серый туман, оставляя открытой лишь тропу шириной метров пять, на которой мы сейчас все и находились. Стены тумана не были однородными, и слово «клубились» подходило к данному природному явлению, как нельзя лучше. Темные пятна соседствовали с более светлыми, и все они медленно перемещались в разные стороны. Периодически внутри возникали завихрения, они разгонялись, а затем выплевывали наружу мутно-серый протуберанец, тот дотягивался до невидимой границы, зависал ненадолго над тропой и без звука втягивался обратно, словно раздумав что-либо делать дальше.

Складывалась полное ощущение, что туман живой, но изучать этот феномен желания не было. В данный момент меня больше интересовали люди, стоящие впереди нас. Два силуэта нечетко, словно сквозь мутное стекло, виднелись шагах в пятнадцати.

– Эй, – голос слушался с трудом, – а что произошло?

Оба синхронно повернулись ко мне, и размытость испарилась, словно кто протер стекло, избавив его от мутности.

Мужчины. Двое. Одеты в темно-серые плащи старомодного покроя, с широкими капюшонами. У одного плащ был растегнут и виднелась вполне современного вида черная рубашка и штаны.

Подошли ближе.

Они молча разглядывали меня, а я их. Высокий с взлохмаченными черными волосами недовольно кривился, словно к нему на свидание пришло привидение ненавистной тетушки. А вот мелкий и худощавый с рыжими волосами смотрел вполне доброжелательно.

Я открыла было рот, чтобы задать еще один уточняющий вопрос, но тут рыжий взмахнул рукой, волна жара окатила мое тело, а по голове словно ударили чем-то тяжелым и горячим. Перед глазами запрыгали звездочки, вслед за ними пришла тошнота, и меня вырвало на тропу.

Было дикое желание свалиться в спасительный обморок, но упрямство всегда было фамильной чертой моего семейства, а потому я цеплялась за грань сознания, не позволяя себе слабости.

– Ты зачем на нее заклинание потратил, мало нам забот. Теперь еще местных языку учить вздумал, благодетель нашелся, – выругался первый, брезгливо морщась.

– Я же только общему, – возразил второй, – ненавижу, когда тебе что-то говорят, а ты ничего не понимаешь. Путь его знает, что она мне только что сказала.

– Это я тебе и без заклинания перевести могу. «Спасибо» сказала, что из родного мира выдернул, да непонятно куда засунул! Хочешь услышать много нового, пообщайся. Даже усыпить не смог по нормальному, гуманист хренов. Что теперь делать будем?

– Ждать. Через два така сфера опять зарядится, и мы сможем вернуться.

– Ты предлагаешь ждать здесь? – высокий обвел рукой тропу и насмешливо изогнул бровь.

– Нет, – смутился рыжий, – я могу вызвать кардалла.

– Только вызвать? – уточнил первый.

– Ну-у… наверное, смогу подчинить.

– Наверное?

– Да, смогу, смогу, не волнуйся. На кардалле и доедем до оазиса. Здесь есть один, небольшой. Переждем там и домой.

– А с этими что делать? – черноволосый мотнул головой в нашу сторону.

– Можно за рабов выдать, – неуверенно предложил второй.

– Неплохая идея, – воодушевился высокий, – решено. Выдадим за рабов. Получится – вернем домой, нет – продадим. Лишние деньги не помешают.

– Да ты что? – возмутился рыжий. – Если в магистрате узнают – вылетим в два счета.

– Откуда узнают, если им никто не скажет, – нехорошо так прищурился черноволосый.

Мне, наконец, полегчало. Тошнота медленно отступила, боль еще пульсировала в голове, но уже без прежней силы. Я медленно выпрямилась, отодвинулась от дурнопахнущей лужи, вытерла рот – мерзость.

1
{"b":"195312","o":1}