ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — не оборачиваясь, ответил он.

— Хочешь поговорить?

— Нет, мне нужно подумать.

— Майкл, если…

— Я же сказал, что не могу сейчас говорить. Пожалуйста, Элизабет, прекрати.

Он повернулся и, не говоря ни слова, прошел мимо.

Элизабет лишь успела заметить, что лицо сделалось цвета золы.

На свою ежегодную летнюю конференцию Общество международного развития и сотрудничества собралось в уютно шато на берегу озера, затерянного высоко в горах Южного острова Новой Зеландии. Место было выбрано заранее, и теперь вид замерзшего озера с нависшим над ним густым туманом как нельзя лучше соответствовал настроению членов исполнительного совета, обеспокоенных судьбой организации после трагической кончины Пикассо.

Опыт службы в МИ6 позволял Директору быть готовым к разным ситуациям, в том числе и по полному свертыванию, но теперь масштаб был слишком велик — ни одна спецслужба мира не имела столь широкой сети. Тем не менее за ночь все мероприятия были проведены. Разработка новых планов приостановлена. Денежные потоки заморожены. Сам Директор удалился в особняк, прихватив для компании только Дафну, и занялся тем, чем и следует заниматься хорошему оперативнику после крупного провала: оценкой понесенного ущерба. А по прошествии времени без лишнего шума и треска взялся собирать то, что осталось от его тайного ордена.

Конференция на Южном острове должна была подвести итоги одного периода и определить перспективы другого. Однако реабилитационный процесс, мягко выражаясь, затягивался. Двое членов исполнительного совета сочли возможным не явиться вообще. Еще один попытался прислать заместителя, что вызвало у Директора презрительный смех и было сочтено им жалкой уверткой. Вскоре после открытия заседания он, пребывая в редком для себя раздраженном состоянии, предложил исключить обоих уклонистов. Предложение было проголосовано, результаты голосования зафиксированы Дафной в блокноте.

— Второй пункт в повестке дня — кончина Пикассо, — сказал Директор и осторожно прочистил горло. — Ее ужасная смерть потрясла всех нас, но по крайней мере теперь она уже не сможет причинить Обществу никакого вреда.

— Поздравляю, — сказал Роден. — Вы справились с проблемой в высшей степени профессионально.

— Вы меня не поняли, — ответил Директор. — Ее смерть стала шоком и для меня, потому что Общество не имело к этому абсолютно никакого отношения.

— А как же Октябрь? Он ведь еще жив?

— Полагаю, что да, хотя и не уверен. Возможно, ЦРУ прячет его где-то. Возможно, Майкл Осборн убил-таки его и замел следы. Во всяком случае могу сказать одно: все наши попытки обнаружить Октября закончились безуспешно.

— Думаю, я мог бы помочь, — заметил Моне, глава оперативного отдела Моссада. — Наши люди имеют немалый опыт розыска беглецов. Найти такого человека, как Октябрь, вряд ли уж очень трудно.

Директор медленно покачал головой.

— Нет. Даже если октябрь еще жив, сомневаюсь, что он когда-либо создаст нам проблемы. На мой взгляд, будет лучше, если мы оставим все так, как есть.

Он опустил глаза и перебрал лежащие на столе бумаги.

— А посему предлагаю перейти к третьему пункту, положению в бывшей Югославии. Фронт Освобождения Косово просит у нас помощи. Джентльмены, мы снова в бизнесе.

ЭПИЛОГ

Лиссабон — Бреле, Франция

Жан-Поль Делярош снял маленькую квартирку в старом жилом доме с видом на бухту. В столице Португалии ему довелось побывать только однажды и очень недолго, и потому перемены, связанные с обустройством на новом месте, дали импульс его творческой активности. Такого подъема он не знал уже многие годы. Делярош принимался за работу с раннего утра и откладывал кисть только далеко за полдень, прилежно перенося на холст церкви, площади и рыбацкие лодки у набережной. Владелец одной известной картинной галереи, увидев его работы, предложил выставить их у него. Делярош, приняв визитную карточку, осторожно опустил ее в карман и сказал, что подумает.

С наступлением ночи он выходил на охоту. Подолгу стоял на балконе, выискивая признаки наблюдения. Часами гулял по улицам, стараясь заставить преследователей ошибиться и проявить себя. Выезжал из города на велосипеде, выманивая возможных наблюдателей на открытое пространство. В своей квартире он установил «жучки», чтобы знать, побывал ли в ней кто-то в его отсутствие. Наконец, в последний день ноября, Делярош согласился с тем, что за ним не следят.

Вечером он отправился на ужин в хорошее кафе.

И впервые за тридцать лет не взял с собой оружия.

В декабре Делярош взял в агентстве «фиат»-седан и поехал во Францию. Бреле, старую рыбацкую деревушку на бретонском побережье, он покинул больше года назад и с тех пор в ней не показывался. Переночевав по пути в Биррице, Делярош к полудню следующего дня добрался до Бреле.

Оставив машину на стоянке, он прогулялся по деревне. Его никто не узнавал. В булочной мадмуазель Тревон подала хлеб, если удостоив покупателя небрежным «бонжур». Мадмуазель Плоше, прежде беззастенчиво флиртовавшая с ним, теперь, не произнеся ни слова и не улыбнувшись, отрезала ветчины, взвесила кусок козьего сыра и поспешила попрощаться.

Делярош направился в кафе, где собирались после ланча старики. Там он спросил, не видел ли кто в деревне ирландку: черные волосы, хорошие бедра, милое личико.

— Есть у нас ирландка. Живет в старом доме возле мыса, — сказал краснощекий хозяин магазина по имени Дидье. — Там же, где жил тот сумасшедший, Solitaire.

Когда Делярош сделал вид, что не понимает смысла последней ремарки, Дидье лишь рассмеялся и указал, как пройти к коттеджу. Потом он спросил, не хочет ли гость отведать с ними вина и оливок. Делярош покачал головой и сказал:

— Non, merci.

Проехав вдоль берега, Делярош остановился в двухстах ярдах от домика. Из трубы поднимался и, подхваченный ветром, таял дымок. Он сидел в машине, пощипывая хлеб и сыр, наблюдая за коттеджем и разбивающимися о скалы волнами. Один раз в окне мелькнули ее черные волосы.

На память пришли слова, сказанные Майклом Осборном в тот вечер, перед расставанием. Она заслуживает худшего. Осборн был слишком добродетелен, слишком приличен, чтобы осудить Монику на смерть, но Делярош почему-то подумал, что знает, каковы его истинные чувства. Убийство Моники было платой, пусть и неадекватной, за то, что Майкл подарил ему свободу. То маленькое дело в Вене даже доставило ему удовольствие — Моника была ему крайне неприятна. К тому же она видела его лицо.

Ребекка вышла на террасу и, сложив руки на груди, смотрела на заходящее солнце. Хочет ли она видеть меня? Или предпочитает держаться от меня подальше, чтобы не вспоминать кошмарное прошлое? Проще всего было бы развернуться, уехать и забыть о ней. Вернуться в Лиссабон, к своей работе. Принять приглашение хозяина галереи и выставить картины.

Делярош повернул ключ. Долетевший издалека звук мотора заставил ее повернуться. Рука машинально скользнула под свитер. Вот что значит прятаться, подумал Делярош. Она все еще пугается резких звуков и тянется за оружием. Ему было хорошо знакомо это чувство.

Ребекка долго смотрела на машину. Наконец губы ее сложились в подобие улыбки. Потом она снова повернулась к морю и стала ждать. Делярош включил передачу и вывернул на дорогу, ведущую к дому.

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора

notes

Примечания

1

Семтекс — тип пластической взрывчатки, производящейся в Чехии.

2

74
{"b":"195602","o":1}