ЛитМир - Электронная Библиотека

Надо заметить, что годы спустя, когда у ростовщика поугас стыд от осознания своей глупости, а случай снова свел его с Калиостро, Марано рьяно бросился разоблачать «шарлатана».

Джузеппе Бальзамо между тем, исчезнув из Палермо с золотом ростовщика, принялся путешествовать по городам Италии, вовсю используя свои необыкновенные таланты. Неоднократно он менял имя, прежде чем, оказавшись в Мессине, принял фамилию своей тетки —

Калиостро, прибавив к ней впоследствии графский титул. Впрочем, позже в своих «оправдательных записках» Калиостро написал, что графский титул не принадлежит ему по рождению, однако имеет особенное, таинственное происхождение.

В это же время многие доверчивые люди стали попадаться на удочку Калиостро, уверявшего всех, что им изобретен эликсир вечной молодости. В доказательство правдивости своих слов он показывал свою двадцатилетнюю красавицу жену, говоря, что ей давно уже. за шестой десяток. Позже во многих городах мира Лоренца утверждала, что она намного старше своего супруга, однако выглядит так замечательно исключительно благодаря его чудодейственным эликсирам.

В библиотеке Ватикана сохранился один из трудов Калиостро, в котором упоминается следующий рецепт:

«Выпив это, человек на целых три дня теряет сознание и речь. Возникают частые судороги, конвульсии, на теле выступает обильный пот. Придя в себя после этого состояния, в котором человек тем не менее не ощущает никакой боли, на тридцать шестой день он принимает последнюю крупинку «красного льва» (т. е. эликсира), после чего проваливается в глубокий спокойный сон, во время которого у человека облазит кожа, выпадают зубы, волосы и ногти, выходят из кишечника пленки… Все это вырастает снова на протяжении нескольких суток. На утро сорокового дня он покидает помещение новым человеком, ощущая полное омоложение…»

Глава 2 МЕЖДУ ЛОНДОНОМ И ПАРИЖЕМ

Декабрьским днем 1777 года дорожная карета с лакеями на запятках остановилась возле дома № 4 на Уэркоум-стрит в Лондоне. В этот пустующий особняк, принадлежавший некоей миссис Джулиэтт, въехал новый постоялец: граф Александр Калиостро с супругой, итальянский полковник на испанской службе, согласно имевшимся у него документам. Камердинер и лакеи вносили в дом многочисленные сундуки, какие-то особенные, странной формы баулы. Все последующие передвижения Калиостро зафиксированы с большой точностью, а вот откуда он явился в тот декабрьский день, так и осталось невыясненным. Сведения о предыдущих его похождениях случайны и разрозненны, и ни одно из них не может считаться абсолютно достоверным.

Граф был мужчина средних лет, невысокого роста, но широкий в плечах, смуглолицый, по многим показаниям — краснолицый. Говорил на трех или четырех языках, притом на всех, без исключения, с иностранным акцентом. Держался важно, таинственно-значительно, напыщенно. Щеголял перстнями и табакерками, украшенными редкой величины бриллиантами и иными драгоценными камнями.

В скором времени густой дым, валивший из трубы дома № 4, приобрел в глазах соседей особенное значение. Стало известно, что заезжий иностранец — высокоученый алхимик, владеющий секретом превращать неблагородные металлы в золото и серебро, увеличивать в объеме бриллианты, проделывать и некоторые другие, столь же чудесные, сколь и чрезвычайно полезные вещи. Во внутренних помещениях дома граф оборудовал себе лабораторию, где за плотно завешанными окнами пылала большая алхимическая печь, а вокруг все было уставлено колбами, пробирками, перегонными кубами вперемежку с каббалистическими книгами, черепами, сферами, пентаграммами и прочими аксессуарами высокой магии. Щеголяя бриллиантами на перстнях, граф обычно давал понять, что они собственного изготовления, а лицам, особо отмеченным его доверием и допущенным в святая святых, демонстрировал процесс производства их, извлекая драгоценные камни готовенькими из тигля, прямо «с пылу с жару».

Лондонский «дебют» Калиостро окружен особенно густым туманом. Повествования об этом отрезке его карьеры вращаются вокруг двух сюжетов: во-первых, драгоценных камней и металлов и, во-вторых, лотереи. Ему будто бы удавалось угадывать заранее выигрышные номера лотереи, каковые он благоволил сообщать приближенным к нему или просто случившимся около него людям. Сам Калиостро представлял дело таким образом, что толпившиеся вокруг него корыстолюбцы только мешали его алхимически-каббалистическим изысканиям, умоляя его обращаться к сугубо практическим их приложениям. Достоверно во всех этих историях то, что они окончились судебным разбирательством: Калиостро был обвинен в магии и колдовстве, а также и в мошенничестве. Целая череда тяжб в общем завершилась в его пользу, и все же он предпочел не задерживаться более в Англии.

Достоверно также то, что в Англии Калиостро вступил в масонскую ложу и сразу стал пользоваться авторитетом в этих кругах.

Весной 1778 года Калиостро объявился по другую сторону Ла-Манша. Дорожная карета, украшенная графским гербом, пересекает континент вдоль и поперек; города и замки в разных концах Европы взбудоражены визитом неожиданного гостя, демонстрирующего поистине сногсшибательные вещи. Всюду Калиостро встречает хороший прием, а его выступления собирают аристократическую аудиторию, включая иногда и коронованных особ. Всякое его появление и исчезновение внезапно и обставлено таинственностью; обычная его гастроль крат- ковременна, но где-то он задерживается, смотря по обстоятельствам, и на более продолжительный срок. Так, например, в Курляндии он провел почти всю первую половину 1779 года.

Репертуар чудес был невероятно обширен. Алхимические опыты оставались самым, пожалуй, престижным по тем временам, его главным «фокусом», но были и еще более сенсационные: например, некромантия или исцеление безнадежно больных. Прибавим сюда ясновидение и предсказания будущего и такие «мелочи», как, например, изобличение воров и отыскание кладов.

Жаждущим услышать Калиостро приоткрывал завесу, укрывающую от непосвященных «истинную мудрость». Граф утверждал, что он совсем не против энциклопедизма; гравитация, электричество и тому подобные новооткрытые вещи — все это очень хорошо, но все это частности, а полное, всеобъемлющее знание жизни можно найти только в древних книгах, только на далеком Востоке. Исключительно «тайные науки» позволяют проникнуть в главный тайник природы, ключ к которому дано подобрать только «истинному магу».

Парижский кардинал де Роган, один из столпов королевского двора, пожелавший омолодиться, ввел мага в высшее парижское общество. В 1775 году весь цвет французской столицы присутствовал на магических вечерах супругов Калиостро. Доступ на такие вечера предоставлялся избранным, вступившим в масонскую ложу и заплатившим в качестве взноса огромную сумму денег. Зал для своих сеансов Калиостро готовил так, чтобы создать таинственную, мистическую обстановку. Множество темных драпировок, свечи в массивных серебряных канделябрах, расставленные в виде магических фигур, стол, покрытый длинной черной скатертью с вышитыми на ней каббалистическими знаками. Самым важным магическим предметом сеансов был шар. Перед ним ставили на колени молодую женщину, которая с помощью сверхъестественной силы Калиостро видела картины из настоящей, прошлой и будущей жизни и рассказывала об этом присутствующим.

Калиостро поселился на окраине Парижа, на улице Сен-Клод, район Марэ, в особняке, сохранившемся до сих пор, расположенном в глубине глухого, разросшегося сада. В верхнем этаже дома была оборудована лаборатория с непременной алхимической печью, Маг обычно работал здесь по ночам, и запоздалый прохожий, оглядываясь на светившие сквозь ветки деревьев окна, суеверно крестился. Счастливчики, допущенные внутрь лаборатории, попадали в диковинную обстановку времен Парацельса и Фауста: батареи всевозможных эликсиров и бальзамов, пятиугольники и треугольники с мистическими знаками, чучела змей, какие-то вонючие снадобья, тут же буссоль и «дерево Дианы» (амальгама серебра и ртути, которой приписывались целебные свойства), светящиеся камни, о которые будто бы можно зажечь свечи, многочисленные «черные» книги и первая из них — «Изумрудная скрижаль» Гермеса Трисмегиста.

3
{"b":"196182","o":1}