ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Почему же ты, монах, говоришь только об учении Малой колесницы, а ни словом не обмолвился об учении Большой колесницы? Ведь с помощью учения Малой колесницы нельзя спасти души усопших.

Услышав это, император спросил:

– А где же проповедуют учение Большой колесницы?

– Его проповедуют в Индии, в храме Раскатов грома, там, где обитает Будда Татагата, – отвечала Гуаньинь. – С помощью этого учения можно избавиться от всяческих невзгод и предотвратить всевозможные бедствия.

– А вы знаете это учение? – снова спросил император.

– Да, знаю, – отвечала богиня.

– Тогда пусть наш наставник попросит вас подняться на возвышение и изложить это учение нам, – молвил император.

Но в этот момент все увидели, как богиня вместе со своим учеником Хуэйанем поднялась на возвышение, а оттуда вознеслась в облака, держа священную вазу с веткой ивы, и предстала народу во всем своем блеске и славе. По левую сторону от нее стоял ее ученик с посохом в руке. Пораженный величием этой картины, император пал ниц, вслед за ним, возжигая благовония, склонились все гражданские и военные сановники, а также монахи, монахини, миряне, чиновники, ремесленники и торговцы, восторженно восклицая: «О прекрасная, о чудесная богиня!»

Счастливым предвестьем
вокруг разливалась дымка,
Свет благовестный
плоть хранил пресвятую.
Словно из блеска
Небесной реки запредельной,
Явилась воочью
впрямь угодница-Дева.
Обвита глава богини
повязкой бесценной.
В червонного золота листьях,
В цветах из крупных смарагдов,
Струящих блеск золотистый;
повязка рождала отвагу,
С нее по бокам свисали
жемчужные снизки.
На Деве небесной
надет халат бледно-синий,
Украшенный скромно,
Золотом тканный,
Вышитый тонко
Изображеньем драконов
И фениксов яркой окраски,
летящих, крылья раскинув.
На шее висело,
спускаясь на грудь, ожерелье;
Оно две луны представляло,
Плясавшие в ветре воздушном;
Унизаны луны
Рядами южных жемчужин.
Изделье дивное это
Аромат источало.
От пояса ниспадает
юбка расшитого шелка,
С каймой золотой из нитей
Отборного шелкопряда;
На юбке – тучи цветные
Парят над обителью горней
Святых небожителей мудрых
в заоблачной выси.
Пред истинно праведной Девой
летит попугай белоперый,
С желтым хохлом, красноклювый,
По всему свету порхавший
и над океаном Восточным;
За милости он благодарен,
К родителям полон почтенья.
В руках богиня держала
волшебный сосуд благодатный,
способный оказывать ласку,
во всякой беде помогающий людям;
В священный сосуд чудотворный
зеленая вставлена ветка,
назначенная для окропленья.
Дабы рассеять зловредность
И вымести всякую скверну,
зеленая ветка ивы плакучей.
Застежка из яшмы
скрепляла петли одежды.
Лежал под стопами
лотосов слой златоцветный;
К святой разрешалось
раз в три дня обращаться.
Это явилась
подающая помощь в печалях
Гуаньинь-богиня,
что спасенье от бедствий дарует.

Когда все немного успокоились, император повелел вызвать искуснейшего живописца, чтобы запечатлеть истинный облик богини. По высочайшему указу явился живописец У Даоцзы, мастер изображать лики святых и небожителей. У Даоцзы взял свою волшебную кисть и с необыкновенной точностью воспроизвел облик богини. Между тем богиня постепенно уносилась все выше и выше, исходившее от нее лучезарное сияние вскоре исчезло, а с неба, трепеща, упала карточка. Вот что на ней было написано:

«Добродетельно-твердый
император династии Тан!
Беспримерная книга
далеко на Западе есть.
Ли – сто тысяч и восемь
должен к ней паломник пройти,
Но Большой колесницей
овладеет прилежный ходок.
Если это творенье
очутится в вашей стране —
Над нечистою силой
вы всегда одержите верх.
Тот, кто Истину ищет,
в благочестный отправившись путь,
Вместе с книгою – святость
за усердье свое обретет».

Тогда император обратился к монахам с такими словами:

– Мы повелеваем прекратить на время богослужение. Надо тотчас же найти человека, который отправился бы за священными книгами Большой колесницы.

Тут выступил вперед Сюаньцзан и, отвесив императору низкий поклон, произнес:

– Я скромный монах, не обладаю никакими талантами, но хочу верой и правдой послужить государству. Я доберусь до Индии и привезу священные книги, иначе пусть поразит меня смерть и я навеки сойду в преисподнюю.

И в подтверждение своей клятвы Сюаньцзан возжег благовония перед статуей Будды. После этого император велел всем возвращаться во дворец и ждать благоприятного дня, когда Сюаньцзан сможет отправиться в путь.

На следующее утро астролог сообщил, что расположение звезд предвещает счастливую дорогу и можно отправляться в паломничество.

– Брат мой, – молвил император, – жалую вам эту золотую чашу для сбора подаяний и коня, чтобы вы погрузили на него свою поклажу. Два надежных человека будут сопровождать вас в пути.

Затем император налил Сюаньцзану чашу вина и, прежде чем тот успел поднести ее ко рту, бросил в вино горсть земли.

– Путь вам предстоит далекий и нелегкий. Не скоро вернетесь вы на родину. Так выпейте же это вино. Недаром говорят, что горсть родной земли дороже десяти тысяч лянов золота.

Только сейчас Сюаньцзан понял, зачем император бросил в вино горсть земли, и с благодарностью осушил чашу до дна. После этого он тронулся в путь, а император со своей свитой вернулся во дворец.

Если хотите узнать, что случилось дальше, прочтите следующую главу.

Глава тринадцатая,

повествующая о том, как путники угодили в логово тигра, как дух Золотой звезды спас Сюаньцзана и как охотник с горы Двух рогатин пригласил его к себе в гости

Итак, Сюаньцзан и его спутники покинули Чанъань и после двух дней тяжелого пути добрались до монастыря Фамынь – Врата Закона. Встретить их вышел сам настоятель в сопровождении монахов числом не менее пятисот. Сюаньцзана провели в храм, угостили чаем, а затем устроили в его честь трапезу, которая длилась до самого вечера.

26
{"b":"196222","o":1}