ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вы откуда явились, – заорал он, – как смеете бесчинствовать, нарушать обычай и позорить мое доброе имя?

– Эта низкая тварь не ведает, кто мы, – сказал Сунь Укун. – Мы ученики преподобного Танского монаха Сюаньцзана, который по велению Танского государя идет в Индию за священными книгами. По пути мы зашли в дом Чэней и там узнали, что в этих местах обитает оборотень, который пожрал почти всех детей в их селении. Теперь настала очередь Чэней принести жертву. Мы пожалели детей и решили спасти их. Если хочешь остаться в живых, отвечай, сколько лет ты живешь здесь и сколько пожрал детей?

Услышав это, оборотень пустился наутек, превратился в порыв ветра и исчез в реке, Уходящей в небо. А Сунь Укун с Чжу Бацзе вернулись в храм, забрали баранов, свиней и все остальное, что полагалось принести в жертву, и вместе со столами притащили это в дом Чэней. Сюаньцзан, Шасэн и Чэни в это время как раз сидели в зале, когда вдруг увидели Сунь Укуна и Чжу Бацзе, нагруженных всяким добром.

Сунь Укун рассказал по порядку все как было, и обрадованные хозяева велели приготовить для гостей лучшие комнаты.

Между тем оборотень, вернувшись к себе во дворец, воссел на трон и предался мрачным думам. Видя это, его подчиненные, обитатели водного царства, стали спрашивать:

– Чем вы так опечалены, повелитель? Ведь после жертвоприношения вы обычно являетесь в прекрасном расположении духа.

– Сегодня я повстречался в храме с учениками Танского монаха и едва унес ноги. И вот теперь я только об одном и думаю: как бы изловить Танского монаха.

Тут вперед выступила окунь-самка, одетая в пестрое платье, и, непрерывно кланяясь, сказала:

– Изловить Танского монаха совсем не трудно. Я научу вас, как это сделать, но лишь при условии, что и мне перепадет кусочек его мяса.

– Если ты и в самом деле поможешь мне изловить Танского монаха, я назову тебя своей сестрой и мы вместе полакомимся его мясом, – отвечал оборотень.

Окунь-самка поблагодарила оборотня и промолвила:

– Мне известно, повелитель, что вы умеете вызывать ветер и дождь, будоражить моря и реки, не знаю только, подвластен ли вам холод.

– Само собой, – отвечал оборотень.

– В таком случае, – произнесла окунь-самка, – заморозьте реку, пошлите холодный ветер и снег. После этого пусть те из нас, кто обладает искусством перевоплощения, примут человеческий облик и с тюками и повозками пойдут по льду. Тогда Танский монах, который очень торопится получить священные книги, тоже пойдет по льду вместе со своими учениками. Вы же, как только монахи появятся, сломаете лед, и они окажутся в воде. Тут мы их всех и захватим.

Оборотню очень понравился план окуня-самки. Он тотчас же покинул свой дворец, поднялся в воздух, вызвал ветер и снег и заморозил реку.

Между тем Сюаньцзан и его ученики на рассвете проснулись от холода и увидели, что идет снег.

Снежинки кружились в воздухе, сплетаясь в сверкающие, словно нефрит, нити. Путники невольно залюбовались открывшейся им картиной. Вскоре слуги принесли им горячей воды для мытья и подали чай с печеньем, после чего хозяева пригласили их в гостиную.

Пока они беседовали, слуги накрыли на стол. Но Сюаньцзан не хотел ни есть, ни пить. Он был в отчаянии. Семь лет он в пути, а до цели еще далеко. К тому же то и дело встречаются препятствия. Вот и сейчас – выпал снег, да такой обильный, что придется здесь на несколько дней задержаться. К счастью, снег вскоре перестал валить. Чтобы хоть как-то утешить Танского монаха, хозяин пригласил его в снежный грот, который находился в саду. Там было очень красиво и тепло, в гроте стояла жаровня с углями. Туда же пришли соседи Чэней. Хозяин велел подать чай и подогретое вино. Вдруг с улицы донеслись голоса:

– Река замерзла, по льду идут люди!

Услышав это, Сюаньцзан сказал, что хочет посмотреть, действительно ли река замерзла, и вместе с хозяином и слугами отправился на берег.

Там они увидели, что река и в самом деле замерзла и по ней идут люди.

– Куда они идут? – спросил Сюаньцзан.

– На тот берег, – отвечал Чэнь, – в женское царство Силян. Эти люди – торговцы, а торговать там выгодно. Отсюда они везут то, что здесь дешево, а там дорого, а оттуда привозят то, что там дешево, а здесь дорого.

Тем временем Чжу Бацзе, подобрав полы халата, подошел к реке и изо всех сил стукнул вилами по льду. Лед не сломался, раздался только оглушительный треск.

– Можно идти! – крикнул Чжу Бацзе. – Река промерзла до самого дна.

Путники вернулись в дом, быстро собрались и, как хозяева их ни удерживали, отправились в путь. Они шли всю ночь не смыкая глаз, лишь подкрепились немного.

Между тем оборотень давно поджидал паломников и, как только услышал стук копыт, расколол лед. Сунь Укун быстро взвился вверх, а конь и остальные три путника пошли на дно.

Тут оборотень схватил Сюаньцзана и вместе с ним вернулся к себе во дворец. Он хотел сразу изжарить Танского монаха, чтобы полакомиться вместе с самкой-окунем его мясом и обрести бессмертие, но окунь-самка сказала:

– Мой повелитель, боюсь, как бы его ученики сюда не заявились, не учинили здесь скандала. Давайте подождем хотя бы два дня и тогда полакомимся в свое удовольствие. Устроим настоящий пир.

Оборотень согласился, приказал посадить Танского монаха в огромный каменный ящик и запереть, а ящик поставить позади дворца.

Тем временем Чжу Бацзе и Шасэн выбрались на берег и вместе с Сунь Укуном, который спустился на землю, отправились в дом Чэней. Узнав, что Сюаньцзан утонул, братья Чэнь сказали:

– Просили мы вас подождать несколько дней, пока лед на реке растает, a вы не согласились. Вот и стряслась беда.

И они стали охать и причитать.

– Не убивайтесь так, почтенные, – проговорил Сунь Укун. – Все это проделки оборотня. Мы изловим этого негодяя, спасем учителя и навсегда избавим ваше селение от бедствий.

О том, как был спасен Сюаньцзан, вам расскажет следующая глава.

Глава сорок девятая,

повествующая о том, как Сюаньцзан был погребен в водном царстве и как богиня Гуаньинь спасла его с помощью волшебной корзинки

Итак, Сунь Укун, Чжу Бацзе и Шасэн пришли к реке и тут принялись толковать о том, кто первым войдет в воду. Наконец решено было, что они все вместе отправятся на поиски учителя, а поскольку Чжу Бацзе и Шасэн чувствовали себя в воде как рыбы, Чжу Бацзе вызвался нести Сунь Укуна на спине.

Они опустились на дно, и, когда прошли уже более ста ли, Чжу Бацзе решил подшутить над Сунь Укуном. Но Сунь Укун разгадал его намерение, выдернул у себя шерстинку, превратил ее в свое подобие, а сам обернулся свиной вошью и впился Чжу Бацзе в ухо. А Чжу Бацзе в это время нарочно споткнулся и упал, чтобы Сунь Укун перелетел через его голову. Но тут двойник Сунь Укуна, которого нес Чжу Бацзе, исчез.

– Как это тебя угораздило сбросить нашего брата! – с упреком промолвил Шасэн.

– От одного толчка и вдруг исчезнуть, – сказал Чжу Бацзе. – Да ты не беспокойся об этой обезьяне. Мы и без нее найдем учителя.

– Без Сунь Укуна я шагу дальше не сделаю. Пусть он в воде не очень ловок, зато хитрее и смекалистей нас.

В этот момент Сунь Укун крикнул:

– Я здесь, Шасэн!

Чжу Бацзе не на шутку перепугался, услышав голос Сунь Укуна, опустился на колени и, отбивая земные поклоны, стал каяться:

– Ты уж прости меня, брат. Когда вернемся на берег, я принесу тебе извинения как положено. А сейчас прими свой обычный вид и садись мне на спину, я не стану больше шутить.

– А я у тебя на спине, – ответил Сунь Укун. – Не бойся, иди вперед, я тебе ничего не сделаю.

Пройдя примерно сто с лишним ли, они увидели пред собой высокое строение с надписью: «Дворец Водяной черепахи».

– Здесь, пожалуй, и обитает это чудовище, – сказал Шасэн. – Не знаю только, как вызвать его на бой.

– А за воротами тоже вода? – спросил Сунь Укун.

– Нет там никакой воды, – отвечал Шасэн.

78
{"b":"196222","o":1}