ЛитМир - Электронная Библиотека

Голова стала резко раскалываться, из носа хлынула кровь – злость хозяина причиняла физические страдания. Ильнар судорожно сжал поводья, Бальдур приобрел землисто-серый оттенок, Дитрих начал задыхаться. Господин неплохо подсуетился, навязав им всем кровную клятву – любое недовольство Темного Властелина его верные слуги всегда могли почувствовать на своей шкуре.

А сейчас любимый хозяин был сильно недоволен, удивительно, что он еще и не сразу сорвался. Впрочем, когда он по-настоящему впадал в ярость, Керлиан лежал пластом по несколько дней. Так что, обошлось. Наверное, следовало отреагировать на оскорбления глупого варвара раньше, но Повелителя и такое развитие событий могло не устроить. Предсказать реакцию хозяина трудно даже тем, кто знает его несколько тысячелетий.

– Кстати, я так и не поинтересовался, кто именно догадался наколдовать молнию, – оглядываясь, добавил едущий впереди господин, – спасибо.

Кирилл

Создать хотя бы несколько приемлемых центров управления территорией не получилось, вертикаль власти упрямо не строилась. Местные с энтузиазмом кивали на все распоряжения, и тут же их забывали. Пришлось перепоручить полномочия только найденным и вообще непроверенным людям.

Максимум, что удалось – разделить остатки существующей только на карте страны на четыре административно-территориальных единицы, с отдельными аппаратами власти. Вместе с Готландом выходило пять отдельных регионов, функции по координации которых придется выполнять отдельно и самому. Анархия, все-таки, не мать порядка, а мачеха.

Пару раз возникали затруднения и противодействия не желающих терять власть самодуров. Местные владельцы болот отчаянно не хотели переквалифицироваться в мелких лягушек. Но организовать всеобщее сопротивление протестанты не догадались, а отдельные акты на ситуацию в целом не влияли. Только вот Кир до сих пор вспоминал запах паленой кожи. Нервы, конечно, у него крепкие, трупы он видел не раз, но никогда раньше не становился виновником убийства. Пусть его участие – косвенное, но стоит ли мифическое "повелительство" человеческой жизни?

Утешало то, что местные жители и без вмешательства извне не жили, а прозябали. Невероятно высокая детская и женская смертность, быстрое старение населения, чудовищные бытовые условия. Стоит хотя бы заставить местных горе-целителей кипятить инструменты перед операциями и объяснить им, что ампутация не всегда верный выход. Тем более, идея начет местных антисептиков у него уже появилась.

А вот так называемую "весеннюю лихорадку" необходимо исследовать поподробнее. Если его подозрения оправдаются, то создание вакцины вполне реально. Надо только выделить необходимое время…

Если "лихорадка" действительно корь, то улучшить ситуацию с сильной детской смертностью возможно. Впрочем, страдали здесь не только от кори, но и от полиомиелита, туберкулеза. Кир за все время повстречал на просторах развалившейся страны довольно несчастных с высохшими ногами, полупарализованных, с трудом передвигающихся. Если от полиомиелита не делать прививки, то легко остаться калекой на всю жизнь – но говорить сейчас о прививках даже смешно. Кир не знал, способна ли магия помочь в данном случае, но магов под рукой всё одно не было. Как и многого другого, кстати.

С другой стороны, от просвещения местных эскулапов хоть толк выйдет, не то что от жалких попыток управления. Страшно подумать, но Кир не верил в то, что созданная им на скорую руку система сможет работать. Несколько назначенных губернаторов, всего два судьи на всю страну, и налоговая служба, обещанная Лемархом – и смех, и грех. Но лучше хоть какая-то система, чем никакой.

Еще одна загадка – как собирать налоги, если с населения нечего взять? А вообще отказаться от сбора нельзя, потому как это автоматически влечет за собой отказ от регулярной армии, которой, впрочем, пока нет. Да и если Кир хочет иметь приемлемые отношения с соседями, постоянные набеги необходимо прекратить. Только вот люди в "вроде бы" империи живут за счет грабежей, а, значит, нужна альтернатива. Людей надо кормить.

Правда, за все время инспекционной поездки, Кир не заметил ни одного вспаханного поля – подозревают ли все эти люди о существовании сельского хозяйства? И где взять столько зерна, чтобы прокормить всю ораву подданных?

Леська грела руки возле костра, вяленое мясо уныло лежало рядом – после нескольких досадных случаев к местной пище сестренка относилась с предубеждением. Судя по всему, дураки и дороги проблема не только России-матушки, местные также страдали сим тяжким недугом. Добраться до очередного населенного пункта по весеннему бездорожью не вышло, приходилось ночевать в поле. Поездка выводила его из себя, но если с глупостью человеческой парень поделать ничего не мог, то проблему с верховой ездой следовало решить. Конечно, держался в седле он куда лучше сестры, но хуже Леськи ездить невозможно. Седло стремительно превращалось в средство пытки, а о карете оставалось только мечтать. Да и толку от нее, сразу в грязи застрянет намертво.

Вскоре Кир осознал, что ненавидит природу – комары словно озверели, после долгой голодовки кидаясь на первого встречного, мошкара с истинно самурайским порывом лезла в глаза – хваленые сушенные травы, отданные на прощание невесть с чего подобревшей миэ Оксандрой, летучих кровопийц не отгоняли. Заговоров и заклятий от насекомых также не оказалось, по крайней мере, так утверждали товарищи колдуны. Но существовала вероятность, что это мелкая месть со стороны дорогих приспешников.

– Ты знаешь, я думаю, они нас недолюбливают, – в одну из стремительно укорачивающихся ночей поделилась наблюдениями Олеська. Тогда они как раз остались одни, другие члены отряда старательно избегали находиться рядом с парнем, а обитатели небольшой укрепленной деревушки не рисковали мешаться опасным оккупантам. Даже староста, крепкий и дюжий старик, выяснив намерения пришельцев, незаметно испарился.

Дул промозглый ветер, чуть качались ветки сухих деревьев. Сестрица куталась в меховую куртку, но упрямо держалась вместе с братом, не уходя в нагретое помещение.

– Не недолюбливают, а просто ненавидят, – усмехнулся Кирилл, – и я заметил.

Иногда, в некоторых вопросах Леся была поразительно наивна – для нее было почти невозможным признать, что она кому-то не нравится. Все-таки высокая самооценка тоже имеет свои недостатки.

– Кир, ты хоть понимаешь, как мы влипли?

– Что, жажда приключений уже покинула тебя? – съязвил в ответ. Олеся злобно шмыгнула носом и замолчала. До задумавшегося "властелина" Тьмы периодически доносилось сердитое сопение.

Кирилл не хотел обижать сестру, но и изменить ничего не мог. Разве только искать более лояльных соратников, но где их найдешь, если ты мировое пугало? А с теми, кого привлекает его существующий имидж, Кир опасался связываться сам. Сначала заведешь всяких головорезов, подонков, властолюбцев, а потом избавится от них сложнее, чем от тараканов в доме.

Тогда они с Леськой так и не закончили разговор, а сейчас, наверное, уже поздно. Или поздно наступило тогда, когда Кир в последний раз переступил порог квартиры. Наверное, их пропажу заметили сразу – все равно на следующий день у врача было назначено две операции. Зачем он только согласился…

Он уже сто, тысячу раз пожалел, что Леська очутилась здесь вместе с ним, но обеспечить безопасность собственной сестре Кирилл был не в силах. Надо выкроить часы для занятий колдунством, Властелин он или не Властелин, в конце-то концов?! В случае чего, хотя бы молнией зарядить сумеет.

18
{"b":"196230","o":1}