ЛитМир - Электронная Библиотека

Кир ощущает убыстряющийся темп собственного пульса, сердце бьется так громко, что он не удивился бы, что его слышно на километр в округе. Адреналин кружит голову, коварно уверяет, что все получится. И Кирилл решает рискнуть.

Если у него получится, то никто не пострадает. Кир не врал самому себе: как бы ни протестовало чувство самосохранения, совесть упрямо подкидывала видения множества трупов, пожираемых вороньем. Да, врач понимал, что войну выбирал не он, но привыкнув спасать людей, как-то трудно резко начать их убивать. Пусть и чужими руками. Так что он рискнет, и пусть все местные Боги и демоны помогут ему в этом. И если высшим силам надо, он согласен заложить собственную душу.

Что ж, спектакль должен быть качественным. Керлиан и Ильнар, озадаченные приказом сотворить из пустоты недостающие легионы Мрака, кто бы сомневался, сразу начали спорить.

– Мой Повелитель, это, – Киру кажется, что Керлиан пытается проглотить слово "глупо", – … бессмысленно. Даже качественную иллюзию легко засечь. Не думаю, что в рядах светлых не окажется ни одного толкового волшебника.

– А как же материальные иллюзии? – отказываться от задумки не хочется мучительно. Все-таки, как вовремя он озаботился хоть чуть-чуть разобраться в устройстве местного колдовства – у его подчиненных стало меньше возможности вешать попаданцу лапшу на уши. Пусть материальные иллюзии сотворить труднее в разы, но и отличить подобное наваждение от реальности почти невозможно – до нее даже можно дотронуться. Только вот убивать такие иллюзии по-прежнему не в состоянии, и, слава Богу.

– И что же вы желаете изобразить, мой повелитель? – сдается Ильнар.

Кир криво ухмыляется: перед его глазами проносятся величественные драконы, черные стяги, уходящие в бесконечность полчища безликих солдат, закованных в доспехи, какие-то насквозь голливудские чудища.

– На столь большой и качественный морок нам просто не хватит сил, господин, – косит разноцветными глазами тощий колдун. Увы, нам, бедным и несчастным, ни на что неспособным.

– Рискнем, – в конце концов, еще немного безумия его новой жизни совсем не повредит. К черту, ко всем демонам, панические мысли о том, что если сегодня все его четыре мага (включая шамана с ученицей) выложатся по полной, то завтра противопоставить вражескому колдовству им будет нечего.

Шаман, как выяснилось позже, творить иллюзии не умеет, а времени на обучение нет. Что ж, законы Мерфи в действии – как обычно все идет не по плану. Заниматься магией пришлось втроем – из доступных в настоящий момент магов остались Ильнар, Керлиан и сам Кирилл.

Нормально колдовать Кир не умел и даже по-настоящему и не стремился, но поработать магическим аккумулятором ему вполне по силам. Отдавать часть магии странно легко, только Тьма на краю сознания недовольно шипит: как это – делиться?! Свое отдавать никому нельзя, надо только брать, брать. Кир заставляет ее замолчать и становится немного спокойнее. Потом он начинает впадать в странный транс, все мысли уходят, и остается звенящая пустота. Опомниться и остановиться удается только тогда, когда из носа и из-под ногтей начинает капать кровь. Он судорожно пытается откашляться, в горле будто застряло что-то, а держаться на ногах удается с трудом. На лицах тянувших из него силы колдунов крупными буквами написана эйфория, а Киру хочется кого-нибудь убить. Или хотя бы лечь и проваляться в тишине несколько часов.

Пространство резко наполняется звоном мечей, шипением драконов, ревом и рычанием. Рассматривая результат, парню не верится, что все – ненастоящее. Судя по ошеломленным лицам окружающих, получилось неплохо. Теперь остается, чтобы и светлые оценили.

– А ночью мы будем разыгрывать сценку из самодеятельности, – хрипло смеется Кирилл, вытирая рукавом бежавшую из носа кровь. Ставки сделаны, господа, ставок больше нет.

Кир готов сто раз благословить свою предусмотрительность, заставившую захватить с собой из сокровищницы цитадели большую часть понравившихся артефактов. И пустяки, что многое не работает. Цирк, который он собирался устроить, обязан быть достоверным, ведь от этого зависит успех всего предприятия. Так, цеп Силы кого-то там… не подходит, зеркало, показывающее зарытые клады… не работает, но, на всякий случай, артефакт откладывается в сторону. Ильнар, используемый Властелином вместо справочника, с недоумением разглядывал разукрашенный кошелек. Дитрих выполнял роль статиста.

Кир ногой отодвинул уже второй раз изученную кучу рухляди и потянулся к сумке. Из сумки с более-менее пригодными магическими безделушками выкатился незнакомый круглый предмет, который "вроде владелец" не замедлил поднять.

– Так, а эта ерунда для чего? – Кир недоуменно повертел прозрачный шар, в глубине которого то и дело мелькали багровые отблески.

– Око Ярости Темного Бога, – благоговейно прошептал колдун. Кирилл закатил глаза – страсть жителей Хельна к названиям повычурнутее не имела предела. Больше всего сфера походила на стеклянный шар-светильник, еще один продукт предприимчивых тружеников-китайцев, только без проводов. Казалось, рассмотри око повнимательнее и обнаружишь неприметную надпись "Made in China".

– Да-да, замечательно, – одобрил наименование Кирилл, – но я спросил совсем другое. Для чего это око предназначено?

– Для ритуалов проклятий, – как будто объясняя нечто само собой разумеющееся, дернул плечом Ильнар.

– А что, без этого шара, – Кир раздраженно повертел в руках смертоносную игрушку, – проклясть уже никак?

– Око многократно усиливает их и увеличивает радиус воздействия. Когда-то вам удалось с его помощью уничтожить Рассветную Империю и заколдовать Владычицу эльфов, – в голосе мага звучит явное восхищение. Впрочем, Кир и не сомневался, что его соратники – сумасшедшие.

– Конечно, существуют и побочные эффекты. В частности, место проведения ритуала тоже оказывается проклятым на несколько лиг вокруг, – маг, не замечая настроения собеседника, продолжал рассуждать о полезности и эффективности мерзкой вещицы.

Кир раздраженно наморщил нос – в очередной раз слушать про свои прошлые "подвиги" настроения не было. С другой стороны…

– Что ж, в крайнем случае, можно попробовать применить, – неуверенно буркнул землянин, с большим интересом рассматривая артефакт. Ильнар внезапно замялся.

– Что опять не так? – отставив сферу, рискнул уточнить Кир.

– Ну, Око Ярости, к несчастью, давно не работает. Нам удалось применить его в последний раз во время вашего прошлого пришествия, да и то…, – осекся приспешник.

Кир уже даже не удивлялся: он привык, что или у него ничего нет, или есть, но не работает. Это какой-то Рок, и даже не поймешь, злой или добрый. С другой стороны, если хорошенько подумать, извлечь пользу можно из всего.

-Так ты говоришь, ритуал последний раз применялся в прошлой войне? – Кирилл отложил шар и задумчиво вытащил оставленное в чернильнице перо. Покрутил в руках, пытаясь поймать ускользающую мысль. Мысль упрямо не ловилась.

-Да, мой повелитель, – вместо примолкнувшего колдуна ответил Дитрих, грустно смотря покрасневшими от недосыпа глазами. Выглядел командующий, прямо скажем, не очень. То ли сказывались бессонные ночи, то ли непривычная трудовая нагрузка…

– А эльфийский командир тоже был на последней войне? – Кир наклонил голову к плечу, откладывая многострадальное перо.

– Разумеется, – Дитрих был так удивлен, что даже забыл вежливое обращение. Впрочем, Кир тоже не сразу заметил, а заметив, не обратил внимания. – Элльен-эф-Ноэль один из лучших полководцев светлых, как-никак. Участвовал во всех крупных кампаниях и мелких заварушках тысячелетия.

– Правда? Что ж, замечательно. Иль, готовься, ночью мы проводим ритуал, – обратился к молчаливому магу парень.

– Н-но, – растерянно проблеял Ильнар, – но это невозможно. У нас нет ни действующих артефактов, ни магии на проведение колдовства такой силы, а вы…

33
{"b":"196230","o":1}