ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну и? – ощущая во рту мерзкий металлический привкус, поинтересовался Кир, покидая спешно организованный лазарет.

Особенно запомнилась маленькая девочка, кашляющая кровью. Бубонная форма перешла во вторично-легочную, мимоходом отметил Кирилл.

Еще бы еще вычислить очаг заболевания – судя по всему, болезнь пришла из центра страны. Кир почувствовал сильную зубную боль: присутствовала большая вероятность, что разбираться придется самому. Пожалуйста, пожалуйста, пусть местные власти будут в курсе.

– Простите, мой господин? – Илларий с наслаждением глотал уличный воздух.

– Я имею в виду, что именно мы будем делать, – начал Темный и осекся, обнаружив удивление спутников. "Мы" в данном случае, как и во всех остальных, мгновенно трансформировалось в "я".

– Нельзя никого не выпускать из Ороны, – распорядился он.

– К моему сожалению, у нас нет такой возможности, – качнул головой Илларий. Кир и сам понимал, что перекрыть зараженную территорию (точно город, несколько деревень, остальные окрестности под вопросом) с существующим количеством подчиненных он при всем желании не сумеет

– Так привлеките местных. Можно, к примеру, выпустить из темницы горе-бургомистра, вряд ли он откажет нам в содействии в этом случае. И договориться с кем-нибудь из наиболее влиятельных магнатов тоже лишним не будет.

Эпидемия в городе началась совсем недавно и шанс не дать ей распространиться дальше был.

Граф помогать отказался – к изумлению Кира по той причине, что просто не поверил, что происходящее – не дело рук самого Темного Властелина. Зато грязные инсинуации градоправителя навели парня на весьма невеселую мысль.

Спешно созванный симпозиум подтвердил, что да, вызвать чуму магически возможно, и это куда проще, чем магически ее же вылечить. Какое все-таки счастье, что Земля выбрала технический путь развития.

Конфискованных у всех оронских лекарей амулетов не хватило даже на тех воинов, которых Кир рискнул оставить в зараженном городе в качестве телохранителей. Остальному контингенту пришлось обходиться другими средствами, кои Кир иначе как жутким мракобесием не именовал. Правда, только про себя. По счастью, в оронском начальнике стражи невесть с чего проснулось благоразумие, и он, проникшись ситуацией, вызвался помогать. Если бы при этом нитрианец не кидал полные ненависти взгляды на Кирилла, то было бы совсем хорошо.

Орона впадала в панику, с огромным трудом удавалось удержать горожан от восстания, но парочку погромов предотвратить все же не удалось. По некоей изначально человеческой привычке беснующиеся громили богатых купцов-иностранцев.

Город был болен, так же как и Кирилл. Простуда немного поднатужилась и дала осложнения, вылившись в острый тонзиллит, то бишь, банальную ангину. Теперь из-за сопутствующего отека гортани он мог говорить только шепотом, а выраженная стойкая лихорадка наводила на нехорошие размышления. Наверное, не стоило выливать шаманское снадобье в кадку с аналогом фикуса, но перебороть внезапно возникшие опасения и заставить себя пить подозрительный настой, не получалось. Кир чувствовал, что впадает в паранойю.

Барон Гнорк, лидер провинциального дворянства, проявлять графскую принципиальность не стал, решительно согласившись на переговоры и даже на кировых условиях. Увы, никакого удовлетворения попаданец не получил – гораздо больше хотелось валяться в кровати, заливаясь тошнотворными зельями, более-менее улучшающими самочувствие. Когда оказалось, что и в случае простуды волшебство бессильно, врач понял, что надо срочно что-то менять – или мир, или отношение к нему. Или, на крайний случай, намекнуть местным о преимуществах земной медицины.

Барон, рыхлый блондин неопределенного возраста, о проблемах целительства не задумывался, куда больше его заботил вопрос власти. Настолько заботил, что Гнорк ни только не поленился приехать на встречу, но и не побоялся прихватить обговоренный минимум охраны (правда, рискнув захватить и мага, насчет наличия которого и речи не шло). Имя барона, к своему большому сожалению, Кир запомнить не смог по причине его размера и неудобоваримости. Жаль, надо будет потом записать.

Встреча происходила на относительно "нейтральной территории", представляющей продуваемую всеми ветрами долину неподалеку от Ороны. Барон держался вполне уверено и, не считая легкого удивления при виде закутанного в три плаща Кирилла, сохранял невозмутимость. Что-то подсказывало землянину, что в представлении Гнорка Темные Властелины выглядят несколько иначе, но ничего поделать не мог. Он и так, сделав уступку уплывающей репутации, натянул угольно черные балахоны, хотя это сильно на внешний вид и не повлияло.

Заверения Кира о его миролюбии и безвыходном положении в ситуации неправомерной агрессии короля Дагмара барон принял благосклонно.

– О, я готов оказать всю имеющуюся помощь в свержений узурпатора, – воодушевленно размахивая руками, поделился намерениями нитрианец.

Кирилл от удивления раскашлялся – о том, что Дагмар – самозванец, ему еще никто не говорил. Судя по круглым глазам Иллария, он также попадал в число неосведомленных.

– Узурпатора? – недоуменно прохрипел гений зла. Реальность упрямо продолжала преподносить сюрпризы.

– Нынешняя династия не имеет прав на престол, – суетливо и мелко рассмеялся барон, – Зигнариды получили трон Нитриана обманом, ведь до сих пор существуют родственники Ларнов. Так, моя прапрабабка была сестрой последнего настоящего короля.

От Гнорка расходились душные и липкие волны лжи со странным оттенком-привкусом полуправды. Сначала Кир не понял, но потом до него дошло, что именно так выглядит ложь, в которую пытается поверить сам обманщик.

Кир, уже более-менее разобравшийся в местных реалиях, подумал, что в таком случае королем выходит герцог Элам, но вносить уточнения не стал. Барон Гнорк ужасно хочет сесть на престол, а ему самому позарез нужны союзники. И, что самое важное, барон от лица всех тех, кто его поддерживает, согласен помочь с черной смертью. И не имеет ни малейшего значения, что как человек Гнорк вызывает изжогу, ведь он дает людей, чтобы создать заслоны на границе карантинной зоны и обещает магов и всяческую поддержку. Кажется, они нашли друг друга.

Гтын

– И кто это пришел с утра пораньше, – проворчал себе под нос учитель, отрывая дверь.

– Светлого неба вам, наставник, – стряхнув капли дождя, откликнулся орк. Криг же, старательно прищурившись, пытался рассмотреть знакомую фигуру. К сожалению, к старости глаза шамана стали все больше его подводить.

– А, это ты, Гтын. Заходи быстрее, как раз новые травы привезли, – обрадовался старик, пропуская гостя в дом. Вырезанная из дерева статуэтка лара, по традиции стоящая у порога, также приветливо улыбнулась.

– Хорошие вести, у нас как раз большинство запасов к концу подошли. В этом году выдалась на редкость промозглая зима? – Гтын сдержанно кивнул.

– Да уж, погода металась между теплом и заморозками, как нерешительная девица между ухажерами. Неудивительно, что было так много больных. Ну, ничего, будем надеяться на лучшее. В конце концов, все должно находиться в равновесии, и тем более, добро и зло, счастье и несчастье, – витиевато выражаясь, Криг наблюдал за старательно стряхивавшим снег с плаща помощником. – Ну, ладно, вешай плащ и проходи. Попьем чаю и начнем травы перебирать.

Чай на степных травах шаман заваривал великолепно, по крайней мере, ничего лучше молодой орк еще не пробовал. Впрочем, он не знал также никого, кто бы также ответственно подходил к такому простому занятию. Заклинатель духов умудрялся превращать обыденное действо в ритуал.

– Все, давай бери чашку, а то замерз, поди, – шаман закончил разливать свежезаваренный чай. В комнате запахло мятой и шиповником. Парень привычно отложил на край связки трав, заполонившие весь стол, и старик осторожно поставил чашки на освободившееся место.

45
{"b":"196230","o":1}