ЛитМир - Электронная Библиотека

— Musso musano? Musso musano?

Она тут же узнала его и сразу успокоилась. Это был Эль-Демонио. Сейчас он не показался ей таким уж старым. Просто кожа его была сожжена солнцем, а губы покрыты какими-то волдырями.

— Le bes, le bes, — ответила она. — У меня все хорошо.

Услышав эти слова, африканец широко распахнул глаза. Его derraha теперь спускалась вниз, обвивая ноги, словно ночная сорочка.

— Испанка? — спросил он с сильным арабским акцентом.

— Да, испанка.

— Я иметь много друзей. Много друзей испанцев.

Глядя на него, Монтсе думала, что человек этот совсем не опасен. Если бы не странное выражение его глаз, сейчас она бы не сомневалась, что он сохранил какие-то остатки разума. Африканец бормотал что-то на местном наречии. Казалось, он читает стихотворение. Монтсе прервала его монолог, спросив, как его зовут.

— Не помню. Я забываю много. Испанки очень красивые.

Монтсе улыбнулась. Она боялась, что обидит мужчину, если повернется к нему спиной и уйдет. Неожиданно он начал неловко возиться, копошась в одежде. Монтсе решила, что этот ненормальный хочет выставить напоказ свою наготу, и почувствовала себя неловко. Но она ошиблась. Он просто искал что-то у себя в кармане и, найдя это, приблизился к женщине. Африканец протянул ей камешек на раскрытой ладони. Она взяла его и, стоя совсем близко, поняла, что у несчастного не хватает одной руки почти до локтя — из одежды высунулась уродливая культя. Она с трудом отвела взгляд и посмотрела на то, что он дал ей. В руках у нее был очень красивый камешек — кусок песчаника, по прихоти ветра и времени превратившийся в застывшее подобие прекрасной розы. Она и раньше видела такие — их здесь называли «розами пустыни».

— Для испанки, — сказал человек.

— Shu-cran, — поблагодарила Монтсе. — Он очень красивый.

— Испанки красивые.

Взгляд африканца блуждал. Монтсе поняла, что он не смотрит на нее и сознание его сейчас находится очень далеко отсюда. Вдруг она почувствовала себя неуверенно, сжала «розу пустыни» двумя руками.

— Он очень красивый, — еще раз повторила она, на этот раз уже несколько натянуто.

Африканец повернулся и молча пошел прочь. Сейчас она могла хорошенько рассмотреть его. Все-таки возраст этого человека определить было невозможно. Она постаралась представить себе, как должно быть трудно психически ненормальному выживать в таких жутких условиях. Из головы ее никак не шел образ спрятанной под одеждой культи. Монтсе задумчиво посмотрела на подарок, который оставил ей незнакомец, и медленно продолжила свой путь к школе.

И тут, словно бы она все еще находилась во власти сна, издалека послышались те же звуки, что так растревожили ее там, в палатке. Но сейчас она слышала мотив очень ясно. Испанка огляделась, но рядом никого не было. Несмотря на жару, она почувствовала, как все ее тело охватывает дрожь. Эта старая мелодия, которую обрывками доносил слабый ветер, перенесла ее на много лет назад, в чудесную августовскую ночь. Она словно наяву видела заполненную людьми площадь, музыкантов, играющих на железном помосте, и неотрывно глядящие на нее глубокие темные глаза. Самые прекрасные глаза на всем белом свете.

57
{"b":"196278","o":1}