ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дрожа, Красавица вновь прижалась губами к выделанной коже сапог.

– Горожане не насытились тобой, не насытились твоей прелестью, – продолжил тем временем Принц. – Думаю, они заслужили испробовать тебя и восхититься твоей красотой полнее.

Красавица прижалась губами к его сапогу, да так и не разогнулась.

– О, не думай, будто я дозволю им владеть тобой по-настоящему. Нет, – задумчиво протянул Принц. – Не стоит лишь упускать возможности вознаградить этих людей за их покорное внимание и вместе с тем проучить тебя. Даже если вины за тобой нет, я могу взыскать с тебя просто потому, что мне того хочется.

Красавица против воли захныкала.

Принц улыбнулся и подозвал к себе дочь Корчмаря. Из страха та не решалась подойти, пока отец не подтолкнул ее.

– Милочка, – нежно обратился к ней Принц. – Есть ли у вас на кухне инструмент навроде деревянной лопаточки, скажем, для того, чтобы доставать пироги из печи?

Солдаты переглянулись, люди снаружи еще плотнее приникли к окнам. Дочь Корчмаря кивнула и метнулась на кухню за плоской деревянной лопаточкой, которая за долгие годы службы стала гладкой и блестящей.

– Отлично, – одобрил ее выбор Принц.

Красавица беспомощно плакала.

Принц быстро велел дочери хозяина присесть на край очага, что высотой был примерно равен стулу, а Красавице – на четвереньках отправляться к ней.

– Милочка, – обратился он к девке. – Эти добрые люди заслуживают небольшого представления. Их жизнь трудна и блекла. Мои люди тоже достойны развлечения, тогда как моя принцесса – наказания.

Красавица расплакалась, стоя на коленях перед девкой, до которой вдруг дошло, чего от нее ждут. Надо сказать, что затея пришлась дочери Корчмаря весьма по душе.

– Ложись ей на колени, Красавица, – скомандовал Принц. – Руки закинь за голову и убери свои роскошные волосы. Живо!

Напуганная резкостью его тона, Красавица спешно повиновалась, и все в корчме увидели ее заплаканное лицо.

– Не опускай голову, милая моя, да, вот так. А теперь, дорогуша, – обратился Принц к девке, что уже замахнулась лопаточкой, – посмотрим, так ли крепка твоя рука, как рука мужчины. Справишься?

Он улыбнулся, заметив восхищенный взгляд девки и ее стремление угодить. Она кивнула и, пробормотав нечто почтительное, по команде Принца с силой опустила лопатку на ягодицы Красавицы. Как ни старалась та лежать смирно и тихо, в конце концов с губ ее сорвались стоны.

Дочь Корчмаря лупцевала Красавицу все сильней и сильней, а Принц получал удовольствие – неожиданно большее, нежели когда сам порол Красавицу. Все потому, что сейчас он видел принцессу со стороны: как колышется ее грудь, как льются слезы. Он видел, как дергает и вертит Красавица попкой, стараясь уйти от очередного звонкого шлепка.

Наконец, когда ягодицы Красавицы стали совсем красные, Принц велел дочери Корчмаря остановиться.

Он видел, как застыли в ожидании солдаты и горожане. Тогда он щелкнул пальцами, велев Красавице идти к нему.

– Так, достаточно, продолжайте ужинать и беседуйте, как ни в чем не бывало, – сказал Принц.

Некоторое время солдаты сидели молча, затем отвернулись, а люди снаружи зашептались, глядя на Красавицу. Та сидела на коленях подле своего господина, опустившись красными саднящими ягодицами на пяточки; длинные густые волосы скрывали пунцовые щеки.

Принц, очень задумчивый и по-прежнему неудовлетворенный, дал Красавице глотнуть вина. Затем подозвал дочь Корчмаря, похвалил девушку, наградил ее золотой монетой и забрал лопаточку.

Пришло время ложиться спать, и Принц, ведя Красавицу перед собой, отвесил ей пару легких и вместе с тем хлестких шлепков – чтобы поторапливалась. Вдвоем они направились в спальню на втором этаже.

– Омой ее, – приказал кому-то Принц, – и смажь ягодицы мазью. Если хочешь, поговори с принцессой. Ей с тобой разговаривать тоже дозволяется. Обращайся с ней с превеликим почтением.

Сказав это, Принц вышел из комнаты.

Красавица не смела обернуться. Затем она услышала, как закрылась дверь. Кто-то поднес тазик с водой и смочил в нем тряпку.

– Это я, дражайшая принцесса, – услышала она голос ровесницы, а точнее дочери Корчмаря.

Зарывшись лицом в подушку, Красавица подумала: «Это невыносимо». Она вдруг всем сердцем возненавидела Принца, но думать об этом не смела – гордость в ней почти умерла.

Девка присела рядом на кровать, и стоило грубой ткани ее фартука коснуться ягодиц Красавицы, как воспаленную кожу вновь ожгло болью.

Казалось, ягодицы разбухли до невероятных размеров и светятся позорным красным светом. Дочь Корчмаря наверняка чувствовала исходящий от них жар. Почему выбор Принца пал на нее? Ведь он и не подозревал, как девка перестаралась в стремлении ему угодить.

Дочь Корчмаря тем временем омыла Красавице плечи и шею, спину и ноги, даже стопы, стараясь только не задевать ягодицы и лоно.

Затем она, отжав тряпочку, легонько прикоснулась к попке Красавицы.

– Вам ужасно больно, моя дражайшая принцесса, – заметила она. – Простите, я не смела ослушаться Принца.

Красавице и правда было больно. На сей раз после порки точно останутся рубцы. Красавица застонала, и хотя к самой девке она испытывала ненависть – какой еще не питала ни к кому в своей короткой жизни, – мытье доставило ей некоторое утешение. Прохладная вода успокаивала зуд.

– Дражайшая принцесса, – сказала девка, бережно омывая ей попку, – вам тяжело, да, но Принц красив, и он всегда добивается своего. Смиритесь. Прошу, поговорите со мной. Вы ведь не презираете меня?

– Не презираю, – тихо и безжизненно ответила Красавица. – За что тебя ненавидеть или презирать?

– Мне пришлось вас выпороть. То еще получилось зрелище. Принцесса, позвольте сказать кое-что, хоть немного смягчить ваш гнев?

Закрыв глаза, Красавица щекой прижалась к подушке. Она не хотела слушать девку, однако в ее голосе отмечала почтение и кротость. Дочь Корчмаря и правда не желала оскорбить и ранить Красавицу, она испытывала к госпоже те же чувства, что и слуги при дворе, пусть она и выросла в глуши, пусть и порола Красавицу на глазах у грубых мужланов и толпы деревенщин. Красавица попыталась вспомнить лицо этой девушки, стоявшей в дверях кухни с отцом и матерью: маленькое круглое личико, обрамленное кудрявыми локонами темных волос, большие глаза, полные страха. Должно быть, в Принце она видела дикого зверя! Того, кто в любой момент может раздеть и высечь ее саму!.. Красавица улыбнулась. Теперь она с теплотой думала о девчушке, что сейчас нежно омывала ей саднящую попку.

– Ну хорошо, – ответила Красавица. – Слушаю тебя.

– Вы такая прекрасная, моя принцесса, такая красивая. Вы были прекрасны, даже когда я вас порола. Многие ли могут оставаться прекрасными, когда их истязают? – Она повторяла и повторяла слово «прекрасная», не в силах подобрать иного. – Вы были столь… изумительны, моя принцесса. Вы просто великолепно справились, оставаясь послушной его высочеству.

Красавица не ответила. Она попыталась вообразить себя на месте девки, с лопаточкой в руке… и тут же испугалась. Дочь Корчмаря видела ее так близко, видела покрасневшую плоть ягодиц, чувствовала, как с каждым ударом тело девушки вздрагивает и извивается у нее на коленях.

Красавица чуть не расплакалась.

Дочь Корчмаря тем временем принялась умащать ей ссадины мазью, первый раз коснувшись попки Красавицы голыми руками.

– О-оой, – простонала Красавица.

– Простите, – извинилась девка. – Я очень, очень осторожно…

– Ничего, продолжай. Вотри мазь как следует, – подбодрила ее Красавица. – На самом деле мне даже приятно. Больно, только когда ты отнимаешь пальцы.

Не скажешь же прямо, что ягодицы пылают от боли и зудят, что ссадины – будто раскаленная галька на коже, которую девушка щиплет.

– Вами все восхищаются, принцесса, – прошептала дочь Корчмаря. – Мы видели вашу красоту, видели вас неприкрытой, словно вам нечего было прятать… хотя вам действительно нечего стыдиться и прятать. Ваша красота способна повергнуть в обморок.

7
{"b":"196321","o":1}