ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Командир?

Люди смотрят с надеждой – удалось? Подтверждающий кивок головы. И радостные крики.

– Всё. тащим своё сюда. Затем уносим ноги. Но сначала – сутки отдыха. Уж извините.

– Да ладно тебе, кэп – всё понимаем. Нужно прийти в себя перед дорогой.

– Я не…

– Всё, парень. Теперь ты – наш капитан. Если смог убедить нас – значит, справишься.

Пожал плечами на такое решение команды. Если так желаете, то пусть будет так. По крайней мере, на этот рейс он согласен. А там – как сложится судьба. Наверняка долгое сидение в одиночестве свернёт кому-нибудь мозги набекрень, и после прибытия на обитаемые миры найдутся желающие сойти на берег навсегда. Это точно…

…Ввёл в навигатор координаты ближайшего обитаемого мира. Тот подумал, подтвердил принятие данных. Поехали! Ровный шум выходящих на режим механизмов, уверенное клокотание теплообменников, чуть ощутимая вибрация прогревающихся двигателей и слабый запах гари от прожигаемых от застарелого мусора энерговодов. Раньше всё это было тщательно спрятано за переборками и панелями. А сейчас – вот оно. Всё на виду… Первый, самый страшный рабочий импульс. Пойдёт? Не пойдёт? Дрогнули поплыли прочь плиты обшивки базы… Облегчённый выдох десятка мужских глоток. Получилось… Вышли из маскировочного полога на минимальной скорости. Макс глубоко вздохнул, потом затаил дыхание, подавая вперёд рукоятки мощности. Дрожь прокатилась по металлопластовой сигаре – космос засветился. Поползли прочь маркеры, постепенно исчезая в пространстве.

– Доклад!

– Двигатели в норме.

– Принял. Энергетики?

– Реакторы греются, но в пределах нормы.

– Принял.

– Трюмные?

– Замечаний нет. Можно убавить мощность регенераторов на два процента.

– Принял. Всем постам – разгонная кривая в норме. Выйдем на сверхсвет через сорок минут, потом прыжок. Если. Естественно, не будет проблем.

Гробовая тишина в ответ, и мысленно выругался в свой адрес – идиот! Не хватало накаркать ещё неприятности! Но обошлось! Как и сообщил вычислитель – набрали разгонную скорость даже чуть раньше, на тридцать две секунды. Помогли два процента сэкономленной мощности, забранные у регенерационных систем. Потом – формирование пузыря, радужные переливы входа в гиперпространство, и – сам прыжок. Всё. Больше делать пока нечего. Вахты у трюмных и механиков. Можно и отдохнуть… Только тут ощутил, насколько устал, и как у него расшатались нервы: руки ходили ходуном. Ничего. Сейчас отдохнёт, отоспится, придёт в себя. Только сначала…Обошёл все посты. Посмотрел на приборы своими глазами. Всё норме. Даже удивительно. И пусть везде грубые, неровные швы и голые стены, торчащие кабеля и трубопроводы – плевать! Они смогли сделать невозможное. И теперь остаётся только ждать… Двенадцать дней пути в гипере, и они вывалятся уже в видимости локаторов дальнего обнаружения свободной станции Нацуя, ближайшей к ним. А оттуда уж как-нибудь, пусть на перекладных, до Порт Леона. Деньги у него есть. За год удалось копить четыре сотни тысяч долларов. Две – выиграл в казино. А две – откладывал с жалованья. Плохо только, что Николас не успел передать ему всё. Ну да как-нибудь… Глаза сомкнулись сразу, едва он коснулся тощей самодельной подушки головой. И – спокойный, глубокий мрак сна…

…Макс не верил своим глазам – то, что ему досталось… Тот покойник, похоже, был очень важным курьером! Настолько важным, что не верилось! На кристаллах была полная карта Проклятых Секторов, со всеми гравитационными течениями, астероидными полями, минными ловушками и автоматическими системами безопасности. Кроме этого – спрятанные глубоко в астероидах и под поверхностью планет автоматические заводы, тайные склады, хранилища, оружие. Конечно, вряд ли могло многое сохраниться за пятьсот лет, прошедших после окончания Восстания, да и имперские войска наверняка неплохо прошерстили завоёванные места. Но наверняка что-нибудь да сохранилось же? Хотя бы крошки, и то, будет отличная добыча! По крайней мере, судя по этим двум значками где-то в вакууме находятся в выдолбленных внутри громадных астероидах, мирно плывущих в космосе, огромные хранилища редких металлов. За которые любая кораблестроительная верфь отвалит немало полновесных имперских монет! А это – заводы автоматы. С полным циклом постройки космических кораблей! Начиная от всевозможных систем, до окончательного схода со стапелей готового корабля. Важность же этих производств в том, что они работают по программе. Если сменить обеспечение компьютеров, то заводы могут построить любой современный корабль! Абсолютно! Механизмам абсолютно всё-равно, что они будут собирать. Если бы только эти заводы ещё были целы… Но вот этот кристалл – самый важный. На нём отмечены секретные базы, созданные на случай поражения новоиспечённого государства, и военные институты, расположенные вообще за пределами известных миров. Но чтобы туда добраться нужен хороший корабль, а не та развалина, на которой они сейчас кое-как добираются до станции. Жаль, времени мало. Всего двенадцать дней. Просмотрено же всего лишь десяток кристаллов из сотни. Кто знает, что находится на остальных? Какие сокровища или наоборот, потери? Вздохнул… И что это за длинная панель в чехле? Для чего? Всего лишь короткий набор букв на забытом всеми славянском алфавите, не складывающимся ни в одно известное ему слово, да несколько цифр. Неизвестны ни параметры энергетики, необходимые для запуска устройства, ни то, для чего он служило. Куча разъёмов за фальшивой крышкой сзади, неведомой ныне конфигурации, и всё. Вот же…

– Внимание, неизвестный корабль, требуем ваш идентификационный код! Иначе откроем огонь на поражение!

Макс сорвался с койки, как ужаленный. С размаху хлопнул по коммуникатору ладонью, заорал:

– МэйДэй! МэйДэй! Просим помощи! Терпим бедствие! Официальных кодов не имеем! Просим принять нас на борт и оказать помощь! Говорит временный капитан Максим Ольсен! МэйДэй! МэйДэй!

В динамике хмыкнуло. Причём очень явственно. Потом голос повторил:

– Максим Ольсен? Лейтенант имперского флота?

– Бывший лейтенант… Алекс, ты?!

Там, в десятке парсеков, за толстой бронёй патрульного штурмовика, рассмеялись:

– Я не верю своим ушам – Макс, это ты?!

– Я! Я! Как же я рад тебя слышать!

– Взаимно! Ладно. Скоро увидимся! Какими путями ты оказался на этом корыте?

Парень облегчённо вздохнул – кажется, им опять повезло: нарвались на бывшего однокашника. Алекс фон Лемберг сидел с ним за одним столом на общеобразовательных предметах, и они крепко подружились за время учёбы.

– Долгая история, друг. Помоги мне лучше добраться до обжитых мест.

В динамике озадаченно хмыкнули:

– Без проблем. Мы как раз возвращаемся. Сейчас тебя подцепим…

Имперский пограничный штурмовик был красив своей отточенной функциональностью штатного убийцы, и когда вывернулся из багровых сполохов гипертумана, кое-кто из экипажа Ольсена испуганно завопил, но Макс успокоил всех одной фразой:

– Это друзья. Считайте, что мы уже дома… Глава 8. – Значит, вот как вышло? Макс вздохнул, молча кивнув и сделав затем очередной глоток из стакана. Алекс немного помолчал, потом вдруг решительно хлопнул ладонью по стойке бара. – Слушай сюда. С деньгами у тебя как? – Да не сказать, чтобы хорошо, но и не очень плохо. – Ерунда. Добраться отсюда до Порт Леона – минимум десять тысяч с носа. Вас сколько? – Включая меня – одиннадцать. Сам знаешь. – Минус сто десять тысяч. Дальше что? – Не знаю. Есть идеи, конечно, но для их воплощения нужен корабль, а не тот старый хлам, который встретил, патрулируя окрестные сектора. – Это ты зря. Мои инженеры, от нечего делать, сам знаешь, мы тут с тоски умираем… Короче, облазили его от носа до кормы. Кажется, нет уголка, в который ребята не сунули свои длинные носы. И вынесли вердикт – за малым исключением у тебя получился неожиданно толковый кораблик. – Ага. Только вот реакторы не соответствуют по мощности движкам, и мы живём внутри на голодной норме. – Всё поправимо. Алекс улыбнулся, отхлебнув разом треть стакана виски и поморщившись, откусил добрый кусок сыра. – У меня на складе пылится кое-какая неучтённая мелочь. Взяли недавно караван контрабандистов, ну и… Словом, заначка имеется, на чёрный день. Да орлы мои скучают… Снова глотнул, поморщился, сплюнул на пол. – Короче – я тебе поставлю 'Маркус – шесть А'. А взамен заберу твоё барахло. Как? – Но… – С остальным тоже поможем. Плиты обшивки у меня найдутся. Системы – тоже. Данные загружу самые свежайшие, и поверь, не у всех капитанов найдутся такие данные. Макс нахмурился: – С чего бы это вдруг ты стал таким добрым? – Почему это добрым? Как раз в сто десять тысяч тебе это и обойдётся. Я тебе делаю нормальный корабль, а ты мне бабки. – Шестой Маркус стоит полтора миллиона. – Ну а я его отдаю тебе за полтинник. Остальное – работа и прочие системы и материалы. Пахать будут киберы. Под присмотром моих орлов, естественно. Ребята у меня неплохие. С пониманием. Так что будут вкалывать на совесть. И про твою историю мы слышали. Грязное дело. Так что помочь человеку-собрату по профессии, несправедливо обиженному теми, кто сидит там… Офицер показал пальцем в потолок. …-святое дело для каждого честного военного. К тому же, между нами, девочками, Макс, впереди тяжёлые времена, поверь. Флот сокращают, зато растут полицейские силы. Два месяца назад, пока ты сидел на своей свалке, полыхнули Южные сектора. Чёрные братья решили, что им всё позволено, и вырезали всех, кто отличался от них цветом кожи на двух планетах. Поднялось много шума, но… Тихо пришли. Тихо ушли. Теперь там мёртвая… Алекс выделил это слово. –…тишина. Настолько мёртвая, что даже хоронить некому. – Ого! С чего бы это вдруг император на такое решился. Фон Лемберг ухмыльнулся: – А он и не решался. Мало того, я не уверен, что он вообще знает о таком. У командира моей бывшей флотилии там была семья… Последовал понимающий кивок собеседника. – Словом, я тебе ничего не говорил, а ты не слышал. Можешь поселить своих орлов в нашей гостинице. А команду на начало работ я дам немедленно… Поднёс наручный коммуникатор ко рту, быстро произнёс несколько кодовых фраз, на что Макс удивлённо поднял брови, но ничего не сказал, дождавшись, пока тот закончит дело. – И как это понимать? Алекс едва заметно улыбнулся: – Всё путём. Просто, может я помог тебе, а ты когда-нибудь ответишь тем же мне… …И вот Ольсен стоял в ангаре, где велись работы над его многострадальным корабликом-мутантом. Вспышки сварки, гул молекулярных миксеров, диффузионные синтезаторы, изготавливающие изоляционную пену, идущую на термоизоляцию корпуса, мерно пыхтели, а шланги, уходящие внутрь, ощутимо подрагивали. – Сэр? К нему подскочил старшина в рабочей робе с нашивками специалиста-энергетика. Парень вздохнул: – Вообще-то, это мой корабль. – О! Так вы тот самый Макс Ольсен? Проходите, сэр! Не желаете чего-нибудь выпить? Чай, кофе, какао? Или покрепче? – Чаю, если можно. – Без проблем, сэр… Они расположились за небольшим пластиковым столиком в уголке ангара. Макс прихлёбывал ароматный напиток, слушая словоохотливого старшину: – Думаю, сэр три – максимум, четыре дня, и вы сможете отправляться, куда душе угодно. Вообще я вами восхищаюсь, сэр Склепать из старья такой толковый кораблик, сэр… – Выбора у нас не было. Вот и клеили то, что оказалось под рукой. И перестань меня 'сэркать', парень. Я в отставке. Военный стал серьёзным: – Потому я и обращаюсь к вам, сэр потому что прекрасно знаю, что с вами произошло. И уважаю. Ольсену стало неловко. Он вздохнул, потом махнул рукой, спросил: – Я могу взглянуть, что там твориться? Показал рукой на корабль, но старшина отрицательно мотнул головой: – К сожалению, нет, сэр. Только не сегодня. Вы же видите… Указал на синтезаторы. Макс понимающе кивнул – при работе этих машин температура внутри была несколько сот градусов. Это делалось специально, чтобы обеспечить сушку и отвердение изоляции. – Завтра, сэр. Пройдёте. Посмотрите. Пощупаете. – Хорошо. Уговорил, старшина… …Закрывшись в номере гостиницы, Макс погрузился в расшифровку привезённых с собой кристаллов, всё больше убеждаясь, что ему в руки попал настоящий клад, и одновременно планируя предстоящий рейд за сокровищами ушедших времён. К его удивлению, никто из проведших с ним полгода на свалке людей не ушёл. Все дружно решили остаться с Максом, особенно, когда узнали о помощи армейцев, и в настоящий момент люди отдыхали. Ну, если можно так назвать поиск новых членов экипажа. Дело предстояло очень рискованное, и если десятке парень мог отныне доверять всецело и безраздельно, то вот тем, кто придёт впервые на борт – пока неизвестно. Но деваться некуда – как они вообще смогли добраться до этого места с третью положенного по штату экипажа, самим непонятно. Можно сказать, что пришли на нервах и собственном здоровье. Да и… Сглотнул, вспомнив старого капитана. Пожертвовал собой, спасая остальных. Настоящий боец. Мужчина с большой буквы. И – одиночка. Как все утверждали в один голос, ни семьи, ни близких у старика не было. Он был настоящим фанатиком пространства, а у таких людей семьи бывают крайне редко… Глубоко вздохнул, набирая побольше воздуха, потом утопил кнопку вызова. Гудок через две тысячи парсеков должен был разбудить и мёртвого. Если только… Абонент на месте. Кто знает, сколько сейчас времени на станции? Один длинный сигнал. Второй. Третий. Четвёртый оборвался на половине. Вспыхнул голоэкран, и в нём появилось всколоченное девичье лицо с явными признаками алкогольной интоксикации. – И какого дьявола тебе не спиться?! И вдруг осеклось, увидев, кто вышел на связь: – Макс?! Ты – живой?!! – Живой. А что? – Но… Это точно ты? Не призрак? – Ага. Прямая связь из потустороннего мира. Буркнул парень, потом широко улыбнулся: – Привет, Хильда! Как я по тебе соскучился! – Скотина' Мы тут с Агнессой тебя уже успели десять раз помянуть! А ты – молчишь, спрятался? Ну я пожалуюсь Николасу… – Прости, Хильда. Старик мёртв. И почти вся команда тоже. Нас сдали. Её красноватые от выпитого накануне глаза прищурились. – Подробней. – Кулькинский. Подсунул маячок наведения. Больше пояснять ничего не требовалось. Девушка тяжело вздохнула: – Здесь он не появлялся. – Встретишь – заплатишь? – Обязательно. Она кивнула. Потом спохватилась: – Когда к нам? – Пока не знаю. Тут много дел. Когда выберусь – не могу сказать. Думаю, месяца через два-три. – Может, чем помочь? Деньгами, скажем? Парень отрицающе махнул рукой: – Спасибо, милая, но пока не надо. Если у тебя есть связи среди торговцев антиквариатом, то может понадобится. Когда я вернусь. – Клад? Вместо ответа Макс показал её в камеру кристалл. – Угу. – Сделаем. Прилетай. – Обязательно. Послал ей воздушный поцелуй, и вдруг девушка покраснела, потом буркнула: – Сначала вернись, а там посмотрим. И отключила связь. Макс облегчённо вздохнул – как же он опасался этого разговора…Ладно. Хорошо, что всё обошлось. Завтра, точнее, сегодня, они уходят в первый рейс, от которого зависит их дальнейшее будущее. Спасибо Алексу и его ребятам – теперь его фрегат работает лучше нового корабля. Да и то – корпус делали ещё в то время, когда в строительстве кораблей знали толк и не жалели настоящих материалов, а не нынешних эрзац-заменителей. Двигатели почти без износа – остаточный ресурс у каждого под девяносто процентов. Реактор вообще нулевой. Без выработки. Кому то очень понадобился такой вот, и причём – вне официальных каналов… Трюмы полны. Установлено хоть и устаревшее, но вполне работоспособное вооружение, а крюйт-камеры забиты под завязку. Есть и кое-какое другое снаряжение: геологические разведывательные дроиды, нейтритный сканер для просвечивания горных пород, механобуры, пустотный транспорт и специальные роботы. Так что к археологической экспедиции корабль снаряжён, насколько это возможно при тех скудных средствах, что имелись у него. На карточке осталось всего десять баксов после оплаты работ, снаряжения и аванса команде. Если они ничего не найдут, в смысле, ценного, то можно продавать корабль, выплачивать жалованье людям и пускать себе луч в висок… Но не будем о грустном. Он уверен, что их рейд будет удачным. И не только окупит все затраты, но и принесёт прибыль… …– Стыковочный узел приведён в действие. Макс и сам это понял по лёгкому толчку корпуса, когда захват лапы зафиксировался в специальной проушине корпуса корабля. Его немного трясло от адреналина – ведь уже год он не был в Порт Леоне! Полгода на свалке, потом почти полугодовой рейс по найденной карте. И, как он не волновался и не переживал – удачно! Причём, можно сказать, очень и очень удачный рейд для новоиспечённого 'археолога'. Конечно, если власти узнают – стенка и расстрельный взвод, а скорее всего, хорошо намыленная петля ему гарантированы. Шарить в Проклятых Секторах! Нарушение пятисотлетнего эдикта американских императоров, который никто, никогда не осмеливался нарушить! Точнее, наверняка пытались, и не раз. Они не раз натыкались на изуродованные останки смельчаков в своём рейде. Крейсера, фрегаты, такие же как у них и более старые. Даже дальний линкор разведки, весь изрешечённый автоматическими системами обороны одной очень дальней планетки. Собственно говоря, этот полувыпотрошенный труп корабля их и спас – не рассчитали своих сил. Жадность преодолела разум и осторожность, и на обратный путь им банально не хватало топлива. Но кое-что они нашли в чудом уцелевших танках разбитого корабля. Правда, кое-кто поседел от увиденного, но они смогли вернуться. С полными трюмами. И добыча была сказочной, особенно, по нынешним временам. Слитки редких металлов, золото, драгоценные камни, уникальные кристаллы… Любая корпорация, занимающаяся постройкой кораблей отвалила, не задумываясь, огромные деньги за то, что находилось в трюме 'Призрака'. Уже подходя к Порт Леону Макс вышел на 'Глобал Энерджайтис', большую фирму, поставляющую китам производства сырьё, скупаемое у старателей, и договорился о встрече. Найденные на складах погибших миров слитки были переплавлены в бортовых конвертерах, не зря Макс обеспокоился закупкой горнорудного и добывающего оборудования. Кристаллы – а что, кристаллы? Они не обработаны, и добываются именно в таком виде. Другое дело, что ещё осталось в тех местах… А осталось многое. Очень и очень многое! Все ожидания не только оправдались, но и оказались даже превзойдены. Некоторые базы, помеченные как хранилища смутных времён, оказались нетронутыми, а коды доступа обнаружились среди найденной год назад информации. И там… Те самые автоматические заводы, о которых до нынешних времён дошли лишь легенды, но даже они не смогли передать возможностей этих заводов. Само обогащающиеся рудники, уходящие в мантии планет. Огромные, просто колоссальной, невообразимой мощности вычислительные центры… А ещё – мёртвые до последнего живого существа планеты с остатками величественных сооружений. Огромные кладбища. Разрушенные и стёртые с лица земли гигантские города. Иногда, когда люди высаживались на поверхность таких мёртвых миров, им становилось не по себе, казалось, что в воздухе до сих пор царил тот ужас, тот кошмар, который творился сотни лет назад… Выяснилось и ещё кое-что – бесспорное превосходство древних технологий над нынешними. Как ни странно это было видеть. Вообще об Эпохе Большого Восстания в учениках практически ничего не говорилось, кроме упоминания об том факте. Но ясно было одно – Американской Империи победа над восставшими далась огромной, неимоверной ценой, отбросив цивилизацию в развитии. Выяснилось и ещё кое что: Америке помогали те сами Имамат и Анклав, на их мёртвые корабли Ольсен натыкался точно так же, как и на останки американского флота. Почему же тогда теперь в учебниках пишут, что они были на стороне восставших? Он собственными глазами видел на разбитом крейсере под флагом Азиатского Анклава мертвецов в старинной имперской форме. И – не пленных, а операторов систем, специалистов… Впрочем, история – самая продажная из всех наук. И переписывается при каждом императоре заново… Их встречали. Представитель 'Глобала' уже торчал за пластиком рубки управления доком, приветственно размахивая руками… – Коста, сдашь ему груз… Макс указал на прыгающего в нетерпении толстяка за прозрачным пластиком. Попадакис, ставший теперь суперкарго борта, кивнул. – А я займусь прочим. – Что с экипажем? – Всех на берег. Я забронирую 'Золотой Пляж' для ребят. Почтительный кивок. Макс заставил уважать себя этих ребят… – Получу деньги – сразу раскидаю их по карточкам. Не думаю, что это займёт много времени. И пусть помнят, где мы были, и чем грозит болтливый язык каждому. – Разумеется. Все дураки остались там… Большой палец указал за спину. Оба ухмыльнулись – вскрытие древних захоронок было связано с огромным риском. Пусть добыча всё и окупила. – Вот и славно. Фирмачи будут перетряхивать 'Призрак' не меньше двух недель. Так что хватит времени отдохнуть и развеяться всем, надеюсь? – Хватит, кэп. – Замечательно. Двигатели – стоп! – Есть стоп! Вибрация затихла, беззвучно в вакууме сомкнулись створки шлюза, после того, как мощные манипуляторы втянули перегруженный корабль внутрь дока. Вскоре послышались первые звуки – шипение мощных насосов, нагнетающих внутрь герметичного отсека немаленьких размеров атмосферу… – Реакторы – в режим остановки. – Есть, кэп! Индикаторы на панели поползли к нолям, дрогнули, откатываясь на исходные позиции стрелки приборов. Сбоев не видно. Вся панель, за очень редким исключением горит зелёным. Есть пар жёлтых меток, но это ерунда. Главное – алых показателей поломок нет вообще. Хотя они намотали почти три миллиона парсеков. Техника, но главное их работа, не подвела, несмотря на пробег и жуткие условия работы и испытания, выпавшие на её долю… Сделка прошла удачно. Во всяком случае, счёт Макса пополнился парой миллионов долларов. А пройди он дальше, в глубь империи, то можно было бы получить и больше процентов на пятнадцать. Зато возникал риск оказаться раскрытым. А здесь, на окраинах, народ давно отучился задавать лишние вопросы. Груз есть? Есть. Соответствует заявленному? Разумеется. Деньги на бочку, разгрузились – разбежались. Народ отдыхает, пьёт и веселится. А откуда, что и как – никого не волнует. Может, это вообще пиратская добыча. Повезло, вот и наварились ребята. Ну, подумаешь, отправили на небеса, точнее, выкинули из шлюза без скафандров несколько душ? Не пойман, как говориться, не вор. С военных складов ничего не пропало? А это самое главное. В общем, новоиспечённый капитан остался доволен сотрудничеством с 'Глобал Энерджайтис', а фирмачи – с 'Призраком'. Переведя оговорённые и обещанные суммы экипажу, Макс уединился в своём номере, на снятом для подчинённых этаже лучшей гостиницы Порт Леона. Честно говоря, если бы не желание повидать девчонок, то он бы и не подумал возвращаться именно сюда. Отделения большого 'ГЭ' были раскиданы по всем окраинам. Менялись лишь представители. Но вот почему то не шло у него из головы смущение Хильды… – Привет, радость моя! Макс радостно поднялся со своего места и, чуть наклонившись, легонько чмокнул девушку в щёчку, положив её руку на плечо, затем отстранился и выдвинув удобное кресло пригласил к столику. Хильда от неожиданности покраснела, но справилась с собой – она явно не ожидала такой реакции от парня. Ну, просто поздороваться, руки пожать друг другу… А тут – столь явная демонстрация неравнодушия с его стороны… Тем не менее, она села на предложенное место и положила руки на колени, скрытые вечерним платьем, взятым напрокат в салоне. Максим с удовольствием посмотрел на блондинку: крупноватые, против нынешней моды на рахитичных плоских анемичек, формы. Роскошная причёска, явно сделанная в дорогом салоне, шикарное, хотя и не очень хорошо сидящее на ней, платье, оголяющее сильные плечи и верхнюю часть груди. Зато нет ни единого украшения кроме единственного простого медальона на тонкой цепочке. Макияж? Воистину, делал мастер своего дела, он практически незаметен… Надо взять на заметку – Хильда выглядит просто потрясающе… Его наблюдения прервало лёгкое покашливание – рядом со столиком застыл вышколенный официант: – Простите, что будете заказывать? Максим спохватился, затем отбарабанил давно заготовленный в ожидании девушки заказ и, дождавшись, когда тот исчезнет, вновь склонился к блондинке: – Знаешь, ужасно рад тебя видеть… – Я слышала, у тебя были проблемы? Он отстранился и опёрся спиной на высокую спинку, чуть усмехнулся краешком губ: – Уже нет. Я их решил. Напряжение с её стороны почти сразу растаяло, и она впервые улыбнулась: – Рада. Честное слово, очень рада. Её кулаки под скатертью сжались, но парень этого не видел, и спокойно ответил: – Знаешь, там где я был, связь с империей отсутствует начисто. А потом было как то не до этого. Времени не оставалось ни капли. – Даже секунды не было просто послать вызов?! Я бы горы свернула, чтобы тебя найти!!! Ответом была довольная улыбка на все тридцать два зуба: – Знаешь, ты ведёшь себя как ревнивая жена… – Что? Делавшая в этот момент глоток воды из высокого бокала девушка даже поперхнулась и закашлялась. Наконец успокоилась, аккуратно, чтобы не размазать тушь на глазах, промокнула салфеткой выступившие слёзы, потом поставила бокал обратно и… молниеносно перегнувшись через весь столик, влепила своим крепким кулачком в челюсть Максима: – Всяким шуткам есть предел! Тот опешил, сообразив, что обидел Хильду не на шутку: – Прости, прости! Это был неудачный юмор. – Ладно. Она вновь успокоилась, снова сделала глоток воды, поставила бокал на место, чуть наклонилась к нему: – Рассказывай. – Чего? Он удивился, поскольку собирался завести обычный разговор о погоде, культуре, моде, словом, нести чепуху, которую всегда говорят девушкам. – Что произошло, где 'Три звёздочки', чем теперь собираешься заняться… Максим вздохнул – он то просто собирался расслабиться в хорошей компании… – Эсминца больше нет. Как и почти всей команды. Кто уцелел – теперь работают на меня, признав своим капитаном. – Как… Нет?! – Так… Крыса подсунула маяк наведения, и нас расстреляли, словно шарик в тире… Потом… Словом, выбралось нас одиннадцать человек. Остальные – на небесах. Он вскинул перед собой обе ладони, шутливо замахал им перед собой, потом вновь наклонился к девушке: – Но вообще то я не хочу грузить тебя страшными историями. – Дурак ты, и уши у тебя холодные! Она покраснела, и Максим невольно залюбовался ей – такой он Хильду ещё не видел… – Ладно, уши холодные, а остальное – горячее! – Хочешь, чтобы я проверила? Оба замолчали и покраснели. Как раз в эту паузу появился официант, неся поднос с заказом: – Прошу вас… Ловко сгрузил тарелки, поправил приборы, удалился, пообещав появиться, когда понадобиться… Некоторое время оба молчали, насыщаясь, затем, когда первый голод был утолён, девушка вновь спросила: – Значит, ты теперь командир? А что за корабль? – Слепили из старья рейдер. – И как? – Рейс выдержал. Макс отрезал кусочек ароматного сочного ростбифа и отправил его в рот. Меланхолично прожевал, пристально посмотрел на неё: – Нет желания присоединиться? Хильда вздохнула: – И как ты это видишь? Знаешь, судя по твоему виду сейчас, ты, парень, готов не раздумывая разложить меня на кровати и… Ну, словом ты понял. Самое интересное, что я это знаю. И, если быть до конца честной, совсем, даже очень и очень не против этого. Более того, Макс, могу сказать, что я до сих пор не могу понять, чего ты тянешь… Стоп! Она упёрлась ему в грудь рукой, поскольку поощрённый таким откровенным заявлением бывший лейтенант потянулся к ней, благо ужин проходил в отдельном кабинете, и кроме них двоих никого больше не было. Так что стесняться чужих глаз не пришлось бы… – Остынь пока. Всё будет позже, так что – не переживай. Вздохнула. – А теперь представь, что я буду под твоим началом, как подчинённый…. Что скажут остальные, когда увидят, что ты спишь со мной? Такое ведь не скроешь! Где будет твой и мой авторитеты? Чего я смогу достичь? Все будут перешёптываться, что я добилась всего миньетной протекцией, не взирая на мои умения… Так что, прости. Переспать с тобой, когда ты, так сказать, на берегу – всегда пожалуйста. А вот стать членом твоей команды – уволь. И в свой черёд легонько коснулась его щеки губами… Глава 9. …Они расстались утром, когда на часах было почти семь. И всю ночь не сомкнули глаз, не до того как то было. Всё же Макс остался джентльменом – проводил девушку до самых дверей её дома, решительно отказался зайти в гости на стопочку кофе, что выглядело забавно после ночи, полной самого разнузданного секса, и только вернувшись в гостиницу, завалился спать. Впрочем, подрыхнуть всласть ему не удалось – в дверь деликатно постучали, и вспоминая всех святых парень вылез из ещё пахнувшей Хильдой постели и прошлёпал открывать нежданному гостю. Раздражение мгновенно исчезло, когда он увидел, кто стоит на пороге. Его собственный старший офицер с кристаллом памяти в руках. На мгновение бывшему лейтенанту стало стыдно – он то развлекался, и надо сказать, неплохо. А вот подчинённые вкалывали на совесть. Впрочем, через мгновение эмоции ушли, и, предложив Конраду чашку кофе, он поспешил в душ. После водных процедур голове стало намного легче, а тело ощущало давно забытую лёгкость, которая бывает у нормально ориентированных мужчин после окончания долгого воздержания. Сделав пару глотков горячего ароматного напитка и окончательно прочистив мозги, сунул кристалл в компьютер и начал изучать список. Тот… Внушал. К удивлению Макса, желающих попасть на его корабль было с избытком. Не то что пятьсот, при желании парень мог бы легко навербовать и вчетверо, впятеро больше. Только вот… Ткнул пальцем в список: – Слушай, Кон, ты знаешь этого Вилли Бриза? – Нет. Откуда? – А я вот знаю. Выгнан с позором из флота за педофилию. Ещё одно знакомое имя – Спе Сив Цев. Выходец из Поднебесной. Учились когда то вместе. Запятнал себя тем, что любит распускать слухи, ничем и никем неподтверждённые. Главное – кинуть дерьмом. Повезёт, так чего то прилипнет… Так что, ребята, бросайте заниматься количеством, и перейдите на качество. Пока берите лишь тех, кого знаете лично, и за кого готовы поручиться. А то такими темпами вы самого Йескеля Ворхама к нам в экипаж возьмёте… Понятно? – Есть, командир! Но… – Спешить не будем. В первую очередь укомплектуем ходовые вахты и артиллеристов. А с десантом решим потом. Так что нам пока нужно шестьдесят человек. Но это должны быть те, на кого можно положиться. И учтите, я лично побеседую с каждым из кандидатов. – Есть, командир! Старший офицер вскочил с места и отдал честь,. – Сядь, Конрад. Мы не на военном флоте, чтобы тянуться. Теперь смотри сюда. Макс коснулся сектора компьютера и в воздухе повис чертёж. – Хочу немного модернизировать наш кораблик. Рейс он выдержал с блеском, ничего не скажу. Но сам видишь, маловат. Да и оружие слабое. – И?.. – Врезать пару стандартных секций. Добавить ещё один реактор, либо купить мощнее. Двигатели пока оставим. Ресурс половинный, нам на ходку хватит. Добавить торпед, установить спарку под брюхо. Что скажешь? – Корпус может не выдержать дополнительные секции. – Согласен. Но… Бывший лейтенант многозначительно поднял большой палец: – Мы не будем ставить ширпотреб. Старпом оторвал взгляд от объёмного макета, висящего в воздухе. – Свалка, кэп? – Угадал. Допуск ты знаешь. Я договорюсь насчёт буксира. Смотаешься с ними, вытащишь оттуда ещё один корпус. Вот этот. Ткнул пальцем в точку на мгновенно сменившейся схеме. – Один из тех, которые мы хотели использовать. Корма там не очень. Но середина и нос очень даже… – Может, раз там, прихватить ещё чего-нибудь? Макс подумал, отрицательно помотал головой из стороны в сторону. – Нет. Жадность губит. – Хорошо. Когда отправляться? – Договориться насчёт аренды – дело пяти секунд. Экипаж тоже нанимать? Или возьмёшь наших ребят? Конрад беззаботно махнул рукой: – Поговорю с народом. Думаю, желающие найдутся. – Тогда я звоню в доки, насчёт буксира. Старпом молча кивнул. – Составишь компанию? Парень кивнул на накрытый раньше стол. – Нет, спасибо, кэп. Надо ещё с людьми переговорить. – Жаль. Привык на корабле есть с народом. Старший помощник поднялся из-за стола. Кивнул на прощание и вышел. Макс с сожалением взглянул ему вслед и набрал номер на коммуникаторе: – Алло, это 'СвинтиСкрути Компани'? – Йеп, сэр! Младший партнёр Таск Свинтискрути слушает. У вас к нам дело? – Я бы хотел нанять буксир на одну ходку. С надёжной командой… …Покончив с разговором Максим положил трубку и, наконец, принялся за еду. После окончания трапезы вызвал официанта, тот убрал посуду, и Максим улёгся на кровать, забросив руки за голову. Идти куда-либо ему не хотелось. Ночь с Хильдой… Он удовлетворённо улыбнулся… Ладно. Удовольствия жизни оставим на потом. Какие у нас планы? Итак, приступим… Прежде всего, сделать ремонт кораблю, перебрать ходовую, заменить расходники. Это пока ребята мотаются за недостающим материалом. Далее… Переговорить с Хильдой насчёт серьёзных людей, имеющих выходы на тех, кто торгует древностями. Насколько я слышал, там народ суровый и жёсткий. Не любят слишком любопытных, а так же болтливых. Это понятно почему. Заказать в центральных мирах подборку информации о Смутной Эпохе, времени Восстания. Можно сделать вполне официально. Через информаторий. Что ещё? Остаётся текучка – снаряжение, провиант, энергетика, топливо. О! Пошарить по торговым точкам, узнать цены на сырьё, на новое оборудование, оружие и вообще, что творилось в мире за время его годового отсутствия… …Дни летели один за другим. Днём Макс занимался тем, что запланировал в первый день – рылся в базах данных, в биржевых сводках, собирал информацию о новейших разработках. Вечером – встречи с Хильдой и не менее бурные ночи, наполненные обоюдным удовольствием. С Агнессой, к сожалению, встретиться не получилось. Та убыла в какую то командировку по своим церковно-разведывательным делам. И когда она вновь появится в Порт Леоне никто не знал, а Представительство Церкви набрало в рот воды и на запросы не отвечало. Узнав о том, что её друг интересовался монашкой, к величайшему удивлению Макса его подруга не выказала ни малейшего неудовольствия, пояснив это тем, что абсолютно не ревнива. Единственное, что стало напрягать, так то, что от Конрада не было никаких вестей, хотя, по прикидкам Ольсена тот уже должен был вернуться. Мистер Таск Свинтискрути тоже ничего не знал, и так же начинал волноваться. Хотя пообещал выяснить причину задержки по своим каналам, но пока стояла тишина. Может, в это время старпом находился в гиперпространстве, где связь с обычным пространством-временем невозможна. Мог выйти из строя передатчик. Да мало ли причин? Хотя какое то смутное сомнение парня всё же грызло – выходец из Европейской Директории отличался завидной педантичностью, иногда доходящей до занудства, и любыми бы способами нашёл возможность известить командира, если что-нибудь пошло бы не так. А тут – уже неделя опоздания, и тишина… Звякнул сигнал вызова. Парень торопливо включил коммуникатор, едва не охнул, увидев в светящейся сфере того, кого ожидал меньше всего: – Алекс?! Какими судьбами? Офицер вздохнул: – Плохими, Макс. – Что случилось? – Конрад Шмидт – твой человек? – Да. А что такое? Фон Лемберг отвернулся в сторону, глухо произнёс: – Прости. Мы опоздали. Ворхам. …Больше ничего пояснять не требовалось. Всё стало ясно. А Алекс между тем продолжил: – Наткнулись случайно. Болтался в пространстве. На запросы не отвечал. Сигнала бедствия не было. Пришвартовались, а там… Словом, всех. Прости. – Ты то причём? – Я же отвечаю за сектор… – Они военные базы громят. А ты с одним штурмовиком… – Но… – У меня нет к тебе никаких претензий, Алекс. Не психуй. Я разберусь сам… Отключил связь, не прощаясь. Выключил освещение в номере. Снаружи мельтешили огни голореклам, суетливо носились по хаотичным с виду маршрутам факелы транспортных капсул. Вот, значит, как. Уже в третий раз уже пираты вмешиваются в его судьбу. Первый раз – сломали карьеру и лишили будущего. Второй раз, когда погиб Николас Три Звёздочки, спасая остатки экипажа. И вот сейчас – третий. Когда, казалось бы, всё начало налаживаться… В двери позвонили. Потом донёсся знакомый голос Попадакиса: – Кэп! Не поднимаясь с дивана, открыл замок. Гигант перешагнул порог, замер, вглядываясь в темноту. – Кэп? – Я здесь. Только что сообщили – Николас погиб. Пираты… – Твари!!! Горе суперкарго было неподдельным – Конрад приходился ему шурином, и теперь после немца осталась вдова и двое мальчишек трёх и четырёх лет… – Кэп! Надо что-то делать! Они вообще оборзели!!! – Согласен. Эти твари перешли дорогу не только тебе. Завтра собирай ребят у меня. Всех, кто остался. – Экипаж? – Нет. Нашу… Десятку… Коста кивнул. Поднялся. Потом спохватился: – Хотел сказать, что мы всё закончили, что можно… – Пусть собирают корабль окончательно. Больше ничего делать не будем. – Сделаю, кэп. На какое время назначит встречу? – Шестнадцать по стандартному. Грек кивнул, закрыл за собой дверь. Макс словно встряхнулся – визит суперкарго заставил его выйти из того ступора, в который привело известие о гибели старпома. Подошёл к столу, включил компьютер, куда скидывал всю информацию, собранную за время отдыха, затем начал монтировать схему, отвлекаясь лишь на то, чтобы выпить чашку кофе, либо сходить в туалет. Время летело мгновенно, и когда в двери вновь позвонили, он недовольно оторвался от голоэкрана, потом. Бросив взгляд на часы, торопливо свернул чертёж, отпер двери. В проёме стояла улыбающаяся Хильда: – Привет! А вот и я. Потянулась к нему, мазнула по щеке мягкими губами, отстранилась, и всмотревшись в неподвижное лицо тоже мгновенно переменилась: – Что случилось? – Мой старший помощник погиб. Пираты. – Боже мой… Какое несчастье… …Вроде бы и наёмный убийца, и в то же время у девушки было чуткое и отзывчивое сердце. В эту ночь между ними ничего не было. Просто оба просидели на диване, прижавшись друг к другу, и рассказывали о своём прошлом. Откровенно. Без утайки. Макс поразился, через какую грязь прошла Хельга, но нашла в себе силы не потерять остатки человечности… …– Может, всё-таки примешь моё предложение?.. После короткой паузы она вновь отрицательно качнула головой с растрёпанными волосами: – Нет. В экипаж я не пойду. Но я переберусь на Ишимацу. Ты же решил теперь там устроить свою базу? – Да. Если базироваться на ней, то экономится много времени. Не надо будет пересекать почти всю империю. Хельга смущённо улыбнулась: – Я закончу свои дела и переберусь туда. Сниму нам квартиру, чтобы тебе было куда возвращаться… Макс счастливо зажмурился на мгновение – лучшего он не мог даже себе представить! Пусть пока будет так, как хочет она. Но со временем… Может, всё же ему удастся её уговорить?.. – Мы улетаем завтра вечером. А когда ждать тебя? – Через неделю я выберусь из Порт Леона. Уже окончательно. – Я буду ждать… …Все десять человек, уцелевших со старого эсминца 'Три Звёздочки' собрались в комнате капитана. Известие о смерти Конрада потрясло всех. Да, он был зануда. Но зато Шмидт был и верным другом, и надёжным товарищем, которому можно было доверить спину в бою, а главное – это был ИХ зануда. И вот, его убили пираты… Посовещавшись, решили убираться из Порт Леона. Это злачное место надоело всем от чёртиков. Отлёт не затягивали. Буквально сразу после совещания пошли в док, благо корабль был уже на ходу, расплатились за аренду места, и стартовали. Все были одиноки. Единственное, Коста Попадакис отправил домой, своей овдовевшей сестре, деньги, единодушно выделенные его друзьями из корабельной кассы. Но это заняло немного времени. Так что уже через два часа после старта корабль, разогнавшись, вошёл в гиперпространство, и погрузился в багровый мрак… …Едва корабль вывалился из гипера, как отчаянно взвыл радар дальнего обнаружения, а потом поступил приказ от пограничного патруля немедленно лечь в дрейф и принять досмотровую команду. Удивлённый, Макс велел не сопротивляться и выполнить все требования военных. Если бы он знал, чем всё закончиться, то не раздумывая бы ушёл опять в гиперпространство, невзирая на все их требования. Но… Брал их не фон Лемберг, и потому, уже отхаркиваясь кровью в камере военной комендатуры, он отвечал на вопросы следователя военной контрразведки. Обвинение было страшным – Максу приписывали пособничество пиратам. Оказывается, буквально через десять минут после того, как его корабль ушёл в прыжок, на Порт Леон напали пираты… Живых на станции не осталось. Вырезали всех, до последнего человека. Людей подвергали нечеловеческим пыткам и издевательствам, а под конец просто разгерметизировали отсеки, и те, кто умудрился спрятаться, тоже погибли. А навёл на станцию пиратов, оказывается, Макс, и уже не в первый раз… Ему припомнили и то, что он единственный уцелел три года назад при налёте Ворхама на военную базу. И то, что он жил под чужим именем. Ну и заодно кучу всяческих других обвинений. Хуже всего было то, что Ольсен знал точно – его Хельга тоже была убита… Парень словно погас. Ему не хотелось жить. Сидел молча на металлоновом полу, уставившись потухшими глазами в стену. Когда приходил следователь – отвечал на вопросы. Почти не ел. Но, несмотря на все издевательства и пытки так ничего и не подписал. Никаких показаний. Наконец, так называемое 'расследование' подошло к концу. Торжествующий следователь злорадно объявил, что приговор Максиму Ольсену вынесен военным трибуналом, завизирован гражданским прокурором, и завтра его выбросят из шлюза. Бывший лейтенант облегчённо вздохнул – наконец то эта бодяга закончилась, и наступит благословенный конец… …Ночью дверь камеры смертников распахнулась. Внутрь скользнули двое, Макс не успел их рассмотреть, как ему на голову набросили мешок и куда-то потащили. Он едва передвигал ноги, но не обращая внимания на вялые попытки сопротивления, неизвестные тащили его всё дальше и дальше. Вскоре похитители остановились, стащили пластик, и смертник прищурился от тусклой лампочки, освещающей какой-то технологический отсек. Осмотрелся, а потом вдруг расплакался, словно маленький, раскачиваясь на месте. Алекс фон Лемберг обнял друга. Прижал его к себе. – Всё, Макс. Успокойся. – Они… Они… – Жаль, что ты сломался… Внезапно Ольсен рывком высвободился из его рук, его глаза загорелись диким пламенем: – Ну уж нет… Ты прав, я раскис. Но это в прошлом. Теперь пришла пора платить долги. Спасибо тебе, Алекс, что вытащил меня оттуда… Кстати, где мои ребята и корабль? Фон Лемберг внимательно взглянул ему в глаза, потом ответил: – Они на гарнизонной гауптвахте. А твой фрегат на стоянке нашего патруля. – Надо вытаскивать парней. Ты – как? Офицер махнул рукой. – А что ещё остаётся? Если тебя поймают – то потащат и меня. Как, возьмёшь в экипаж меня и моих людей? – Без вопросов. Только ничему не удивляйся. На сердце Алекса отлегло – его друг оживал на глазах. – Оружие? Он протянул руку, в которую вложили лёгкий бластер. Затем взглянул на друга: – Веди. Фон Лемберг кивнул, и три тени выскользнули из кубрика. – Куда сейчас? – Надо забрать остальных моих. – Сколько вас? – Ещё пятеро. Макс кивнул. Он действительно начинал приходить в норму. На глазах уходило то оцепенение, которое свалилось на него после страшных вестей. Внутри разгорался холодный огонь ненависти к тем, по чьей вине на него и близких ему людей сыпется столько несчастий и смертей… Часовой рухнул без чувств, получив парализующую иглу в шею. Прибор моргнул, отключая систему безопасности комендатуры. Короткий импульс, и энерговоды, обеспечивающие питание учреждения испарились. Автоматически открылись все замки внутри, и одетые в штурмовые скафандры фигуры скользнули внутрь. Имперцев подвела самоуверенность и беспечность. Кто посмеет напасть на государственное учреждение в глубине самой Америки? Хотя, казалось бы, после налёта и тотального уничтожения станции Порт Леон войскам надлежало быть в боевой готовности. Но… Да и кого им бояться? Ишимацу охраняли пограничники, правда, не стоько патрулирующие окраину, сколько следящие за тем, чтоб никто не смел проникать в Проклятые Сектора. А те, зная, что смельчаки, отправившиеся в запретные места, никогда не возвращаются, считали это место синекурой, и потому вели себя соответственно, совершенно забив на службу 'большой и толстый' болт. И вдруг – нападение! Среди военных вспыхнула паника. Неисправность питания не дала вовремя оповестить дежурные группы. А пока там суетились, пытаясь выяснить, что происходит, небольшой фрегат, немного нестандартного вида, выскользнул из арестантского дока и начал разгон… Когда же, спустя целый час, наконец, управление кое-как восстановилось, было уже поздно – 'Призрак' набрал уже почти всю необходимую скорость для перехода в гиперпространство. И искать его в нём было бесполезно – ни один из известных приборов обнаружения не работал в багрово-алой мути… …Максим приложил к руке аптечку и злобно зашипел – иглы, выползшие из хитромудрого агрегата вызвали острую боль по истерзанному телу. Правда, через мгновение стало легче, но всё-равно уколы ещё долго отдавались по нервам. Алекс, вошедший в рубку, подошёл к его креслу: – Знаешь, как то… Ночью не приглядывался, а сейчас на тебя смотреть страшно. Однако… – Ерунда. Ольсен шевельнулся в кресле пилота, устраиваясь поудобнее и вновь зашипел от боли. – Пара недель, и я буду опять в норме. Друг пожал плечами, усаживаясь на второе место. – Куда теперь? Макс скрипнул зубами, потом глухо ответил: – Мстить. То, что меня подставили, не вызывает сомнений, надеюсь? – Ни малейших. – Значит, пришла пора платить по счетам. Алекс пошевелился, заинтересованно взглянув на собеседника: – И? – Нужен корабль. Соответствующий этому занятию. – Хм… Где же такой взять? И какие бабки нужны, чтобы купить, нанять команду, и вооружить? – Голова нужна, Алекс. Мы будем чапать по гиперу около месяца. Так что тебе и карты в руки. Пальцы беглеца легли на панель, что-то едва слышно щёлкнуло, и на колени Макса упал памятный кристалл. Он протянул его другу: – Вот. Держи. Просмотри, как выдастся время. Внеси изменения, если сочтёшь нужным. Только не забудь обосновать. Рука сгребла сверкающий камешек, потом фон Лемберг словно очнулся: – А куда мы, собственно говоря, направляемся? У тебя есть лежка? – Есть, разумеется. – Нас там не найдут? – Гарантирую. И неожиданно ухмыльнулся: – Вы же тоже не суётесь в Проклятые Сектора?.. …Двери прибывшего с линкора челнока бесшумно открылись, и военный комендант станции Ишимацу похолодел – в проёме люка появилась стройная фигурка в алой форме. Молодая девушка спокойно спустилась по трапу, приблизилась к офицеру, отдала честь и представилась: – Прокуратор Американской империи Агнесса Борг. Вы – командующий гарнизоном? – Так точно, мэм… Она обернулась к кораблю и ленивым голосом произнесла: – Взять его. Неизвестно откуда появившиеся тяжёлые пехотинцы мгновенно скрутили руки майора за спиной, а прокураторша спокойно двинулась дальше, словно мимо неодушевлённого предмета. Ещё десяток солдат в полном снаряжении проследовал за ней – ни дать, ни взять, словно утята за своей мамашей… Расследование было коротким, но очень тщательным – солдат, несущих охрану комендатуры и допустивших побег – расстреляли. Комендант был повешен. Дознавателя, который вёл дело Ольсена, засунули в кислотную бочку. Смерть последнего была долгой и мучительной. После завершения разбирательства девушка, оставшись одна в кабинете покойного майора, подключилась к Сети через хитроумное устройство. Когда появилось изображение абонента, вскочила и отдала честь, потом снова уселась в кресло: – Итак? – Глухо. Никаких зацепок. Но то, что ублюдку помогли сбежать – не вызывает ни малейших сомнений. – Кто? – Алекс фон Лемберг и его люди. – Остальные? Она махнула рукой: – Разобралась. Чисто. – Есть зацепки, куда делся Ольсен? – Ни малейших. Собеседник помолчал, потом ледяным тоном произнёс: – Я недоволен. Этот никчёмный беглый предатель видел меня. – И что? Операцию прикрытия проводит шесть имперских спецслужб. – Это плохо. Лучше бы одна. Было б больше гарантий на успех. А ваши шесть – упустили опасного свидетеля, знающего слишком много. – Но мы же не можем афишировать… – Мне нужна его голова, сестра Агнесса. – Я направляла нашу ручную собачку Ворхама на его уничтожение. Но этот педик был слишком занят со своим любовником МайлсомВи на очередном вокзалконе и опоздал. – Мне плевать. Найдите кого-нибудь другого, но чтобы Ольсен был мёртв. Агнесса вновь вскочила и склонилась в поклоне: – Будет исполнено, ваша светлость…

18
{"b":"196322","o":1}