ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хм… А ты точно другой человек! Прежнего Джима Саммервиля приходилось заставляться убирать свою каюту только кулаками. А тут…

Стоящий на пороге средних лет невысокий, но кряжистый мужчина развёл руками в знак одобрения:

– Может, мне тоже попасть под взрыв? Хоть мозги на место станут.

– Вы…

– Ах да. Капитан мне говорил, но я сомневался. Боцман я. Будем знакомы. Серж Ганнер.

– Джимми…

Но тот махнул рукой. Действительно, зачем переигрывать то?

– Кэп сказал помочь тебе разобраться со всем. Есть вопросы?

– Полно, боцман. Прежде всего, раз я тут новый, так сказать, Саммервиль, то давай считать, что я ничего не помню… Руки сами что-то делают, а что – даже не понимаю. На полном автомате.

Сергей вздохнул:

– Эх, если бы не закон… Ладно. Пошли. Устрою тебе экскурсию, Меченый.

– Меченый?

Максим удивился, а тот усмехнулся:

– С твоей новой головой тебя по-другому и не назовёшь. Сколько будешь народ пугать таким видом?

Парень махнул рукой:

– Кто его знает. Обычно она отваливается сама, когда всё заживает.

Кивок головы и короткий приглашающий жест.

– Пошли.

На ходу раскатывая рукава, бывший лейтенант шагнул вслед за проводником через высокий комингс каюты…

Глава 3.

– Здорово, Квадрат! Ты кого это к нам притащил?

Первое, что услышал Максим, когда парочка переступила порог столовой. Боцман хитро развёл руками и прищурился:

– Угадай с трёх раз?

– Да скажешь тоже… Кэп обещал, что сегодня Джимми вернётся. А вместо него какую-то образину притащили…

Высокий русоволосый парень за столиком, где сидела большая группа народа, рассмеялся в голос. Макс хотел было нахмуриться, и дать резкий ответ, но, к его удивлению, шутника тут же заткнуло несколько кулаков:

– У человека горе, а ты ржёшь! А если тебя так?

И более серьёзный, какой-то авторитетный голос, при звуке которого все сразу притихли. Чуть хрипловатый:

– Кто это, Квадрат?

– Да это и есть Джимми.

Боцман на этот раз не улыбался.

– Джимми?! Мать моя женщина… Не повезло тебе, парень…

Квадрат вновь раскрыл рот:

– Это ещё ерунда. У него память начисто отшибло. Ничего не помнит. Ни нас, ни корабль. Никого. Кэп сказал его под твою руку перевести. В дело пойдёт абордажником. А у меня он палубным числиться будет, пока мозги на место не станут.

– И сколько ждать?

…Максим наконец рассмотрел обладателя голоса, пользующегося, судя по всему, немалым авторитетом в команде. Громадный мужчина лет сорока, с настолько рельефными мышцами, что, казалось, комбинезон сейчас лопнет. Боцман пожал плечами.

– А фиг его знает. Увидим.

Повернулся к парню:

– Это командир абордажной группы. Николас фон Гросс. Бывший десантник из Объединённой Европы.

Максиму почему то сразу захотелось вытянуться по стойке 'смирно' и отдать бывшему военному честь. Уж больно ледяные были у того глаза. Такие принадлежали лишь двум категориям людей, которых он встречал раньше: профессиональным военным, прошедшим не одну кампанию, либо – столь же профессиональным киллерам. Слава Богу, сдержался, не изменил настороженной позы…

– Действительно, не повезло.

Протянул гигант. Потом взглянул на парня:

– А ты что скажешь сам, Джим?

Макс пожал плечами:

– Без понятия. Боцман знает – руки дело делают. А что, почему, как – голова не соображает.

– И то – хлеб. Ладно. Будем надеяться, что матросом ты ненадолго…

И отвернулся, потеряв к нему всякий интерес…

…Как и предполагал Максим, корабль был не новый. Ему насчитывалось двадцать один год. А учитывая, что 'Монах' только выходит из капитального ремонта, да ещё после модернизации, идти на нём в бой было можно, не опасаясь, что в самый критический момент что-то откажет. Так что, можно сказать, что парню повезло и с кораблём, и с людьми. Против опасений, его никто не стал задирать или издеваться, за исключением того случая в столовой. Наоборот, многие сочувствовали. Механики пообещали заново обучить его своим обязанностям. Так что жить было можно. Конечно, некоторая расхлябанность чувствовалась, всё же корабль не принадлежал к военному флоту. Но бывший лейтенант понимал, что перед ним – профессионалы высочайшего класса, и поэтому капитан допускает такие незначительные вольности. В бою – дело другое. Но это и так все понимают, а 'на берегу', как говорится, можно и расслабиться… Максим и увидел свои новые обязанности. Ему досталась под надзор батарейная палуба. Не артиллерийская, а именно – батарейная. Где находились механизмы системы регенерации и рециркуляции воды. В том числе и злополучная компаунд-система. То есть, он начинал на капере с низшей должности, трюмного машиниста. Но тут уж выбирать не приходилось. Раз решился – значит, соответствуй, как говорится. Поэтому парень предпочёл не просто проваляться на кровати отпущенные ему капитаном сутки отдыха, а вошёл в городскую информационную сеть и вытащил оттуда целую кучу технической литературы, штудируя её, словно сопливый курсант на первом курсе. Уснул уже под утро. И, к огромному его удивлению, никто не стал будить его, пока Максим не проснулся сам… Долго рассматривал себя в зеркало, ужасаясь собственному виду. Синтедерма влажно блестела, и кое-где на ней выступили капельки гноя, которые искусственная кожа отсасывала из-под себя. Впрочем, заражения поэтому, как раз, можно было не опасаться. Просто омыть её водой, потом смазать вазелином, чтобы не пересыхала и продолжала функционировать. Покончив с процедурами, отыскал Квадрата и выпросил у него новый комбинезон. Затем позавтракал в полной тишине, окружившей его. И уже после этого направился на своё новое рабочее место… К его удивлению, дел там оказалось немного. Видимо, на верфи провели все необходимые профилактические работы в процессе ремонта. Так что, пара регулировок, да проверка фильтров не заняли много времени, буквально через пару часов он уже освободился. Вытащил из кармана наставление по гиперреактивным двигателям 'АРМ-2000' и погрузился в чтение. На службе он мало сталкивался с этими моторами, так что требовалось освежить знания. За этим занятием его и застал Квадрат, решивший проверить, как тот исполняет новые обязанности. Осмотрев отсек и сняв показания приборов, боцман восхищённо цокнул языком, затем одобрительно хлопнул парня по плечу:

– Молодец! Точно сказал, башка пустая, а руки работают. Ещё лучше стали, даже…

Макс грустно улыбнулся про себя – знал бы ты… И даже обрадовался, что синтедерма неподвижна и не передаёт эмоций, боцман протянул руку к оставленной на столике голокнижке:

– Что читаем?

И, рассмотрев название, присвистнул:

– Молодец, не сдаёшься! Короче, капитан попросил меня понаблюдать за тобой, пока мы чапаем до Порта Леона. Если всё будет нормально – переведёт тебя обратно в механики.

– Спасибо…

С трудом удержался, вовремя сообразив не выкрикнуть привычное: 'Рад стараться'. Как полагалось на Флоте его Императорского Величества, Уильяма Двадцать Девятого, из династии Клинтонов, правивших Великой Американской Империей уже почти шестьсот лет…

6
{"b":"196322","o":1}